Рождественская история

«Социальная газета», г. Самара, Самарская область

В день светлого праздника предлагаем вам прочитать вместе с детьми добрую историю от журналиста и писательницы Марины Гончаренко.

Фото: www.socgaz.ru

Димка шел в кромешной тьме и ревел от страха. Вообще-то он был не таким уж и маленьким – весной стукнет десять лет, но случилась беда, и на его плечи легла огромная ответственность, а он не выдержал ее тяжести...

Поздним вечером, в канун праздника Рождества Христова, когда мама ушла на всенощную службу, неожиданно заболел его маленький братишка Коля. Он лежал, обхватив ручонками живот, плакал и жаловался на сильную боль. Димка растерялся: он присел рядом с Колей, гладил его по голове и успокаивал. «Ничего, ничего, ты подожди, все пройдет, скоро придет мама и даст тебе лекарство», – бормотал он, сам не понимая, что говорит. А лобик малыша становился все горячее. Нужно было вызвать «скорую», а единственный мобильный в семье был только у мамы. Тогда Димка побежал за помощью к соседям. Он звонил, барабанил в дверь, но в ответ – полная тишина. Видно, уехали кужа-то на праздники. А из их квартиры донесся Николкин плач: «Ди-имка! Не уходи-и!» Димка схватился за голову и кинулся назад, к братишке.

Что же оставалось ему делать? Ждать, пока вернется мама, но ведь тогда может стать уже поздно, вдруг помощь Коле нужна немедленно? Вот тут-то Димка и не выдержал. Отвернулся от братишки и беззвучно, чтобы не пугать маленького, заревел. Подошел к окну и, глядя на расплывающиеся в черном небе звезды, прошептал: «Где-то там и рождественская звезда... А мама ничего не знает... Она молится, радуется, да и все радуются – праздник ведь. Что делать-то, Господи?»

И тут Димку осенило: совсем недалеко от них, в офицерском поселке, живет врач, детский хирург Татьяна Ивановна. Она лечила самого Димку, когда он был маленьким. У ее мужа есть машина, и он обязательно привезет Татьяну Ивановну.

— Коля, слушай меня внимательно, — сказал он брату, сделав строгое лицо, как у мамы, когда она говорила сыновьям важные вещи. — Будешь меня ждать. Я мигом сбегаю за врачом. Без врача никак не обойтись! Ничего не бойся и жди!

Путь в поселок лежал через лесопарк, который пользовался недоброй славой, особенно ночью. Димка подошел к чернеющему лесу и остановился в нерешительности – ох как страшно ночью-то идти через него, хоть и пустынная главная аллея освещена фонарями... Но мысль о больном братишке придала ему храбрости, даже какой-то отчаянной храбрости. «Господи, – прошептал он, глядя на звезды, – помоги мне... И Кольку сохрани, – он запнулся, – от беды...»

Заходя в лес, он заметил собачонку, жавшуюся к фонарному столбу. Печально и кротко глянула она на мальчика, и тот остановился. «Ах ты, бедняга...» Он пошарил в карманах и вздохнул: «У меня с собой даже и хлеба-то нет». Пес подошел и ткнулся мальчику в колени. «Ну-ну, не проси, мне нечего тебе дать, – с грубоватой лаской остановил его мальчик. – Прости меня, мне надо идти». И, не оглядываясь, зашагал в лес.

Вдруг сбоку от себя он что-то заметил, обернулся – собака бежала за ним. «Уходи, уходи», – замахал на нее Димка. Она метнулась в сторону, а он бросился вперед. И тут из темноты прямо перед ним выросла человеческая фигура, а за ней – вторая, третья... «Ты куда спешишь, малец? Стой!» – приказал первый. «Все. Пропал», – подкатило ужасом к Димкиному горлу. Но из-за кустов выскочила собака, загородила собой мальчика и негромко зарычала. Тощая, жалкая дворняга со слабой примесью овчарки, она стояла рядом с Димкой на трех ногах, поджимая заднюю, больную, к впалому животу – и страшный человек отступил в темноту, пробормотав только: «А, это твоя собака...» Димка ринулся вперед, и никто ему не помешал, за ним, чуть отстав, скакала хромая собака...

Через полчаса он уже звонил в дверь знакомого дома, а еще через несколько минут садился в машину вместе с наскоро собравшейся Татьяной Ивановной. Будто тень, мелькнула перед ним собака, но машина поехала, и Димка тут же забыл о ней.

Помощь подоспела вовремя. Татьяна Ивановна сделала Коле укол и не отходила от его кровати до утра... Медленно, с трудом малыш выздоравливал. Мама сидела с ним, а Димке приходилось бегать по магазинам и аптекам.

Дня через три он совершенно случайно наткнулся на ту хромую собаку, которая провожала его через лес. Димка бы ее, наверное, не заметил, да и, сказать по правде, он позабыл о ней. Собака сама кинулась ему под ноги, завизжала, завиляла хвостом. Мальчик посмотрел на ее умную морду, темные, торчком, уши, поджатую заднюю ногу и – узнал. «А, это ты!» – обрадовался он и погладил ее. «Умница, спасибо тебе. Ты мне очень помогла», – повторял Димка. Вытащил из сумки батон, отломил половину и сунул собаке. Пока та ела, помахивая хвостом, Димка огляделся и вздрогнул. Он стоял на том самом месте, где встретил эту собаку в первый раз. «Будто ты меня здесь ждала!» – засмеялся он, ласково поглаживая собачью голову. И задумчиво добавил: «Только взять тебя к себе не смогу – мама не разрешит». И, поднявшись, грустно сказал: «Не ходи со мной, нельзя...» Он пошел не оглядываясь к дому, но все-таки чувствовал, досадуя на себя и на нее, что собака бежит следом. Димка нырнул в подъезд и захлопнул покрепче за собой дверь.

А спустя некоторое время все в квартире услышали, как в коридоре скулит собака. «Безобразие, надо ее прогнать», – сердилась мама, а у Димки дрогнуло сердце: «Неужели это она, моя собака?» Он потихоньку выглянул в коридор и увидел: та самая собака терпеливо сидела у их двери. «Мама!» – воскликнул он и рассказал ей о той удивительной рождественской ночи, когда бродячая собака охраняла его в лесу и провожала до дома врача.

«Ну давай заберем ее к себе домой!» – взмолился Димка. «Нет, – устало покачала головой мать. – Я понимаю тебя, Димочка, и пес тот, наверное, очень хороший, и жалко мне его, но разрешить взять собаку я не могу, у нас и без того квартира тесная, да и собаке в ней не место. Вот если бы мы в частном доме жили, тогда другое дело».

Но собака не ушла и осталась жить в подъезде. Каждый раз, когда Димка выходил из квартиры, она с визгом встречала его, прыгала на плечи и лизала в лицо. Отвадить ее не было никакой возможности, да, честно говоря, Димка и не пытался. Маме тоже пришлось примириться с этой упрямой собачьей верностью, но взять ее в дом она категорически отказывалась. Самое удивительное, что соседи по этажу вскоре перестали ругать и прогонять собаку. Наоборот, они к ней привыкли и стали кормить. Она оказалась прекрасным сторожем и охраняла все квартиры на их этаже. Но своим хозяином она считала одного Димку и провожала его повсюду.

Так прошли зима и весна, а к лету Димкина семья должна была переехать. Тяжелее всего Димке было расставаться со своей Найдой – так он назвал верную собаку. «Не выгонят ли ее без меня? Как она, бедная, будет жить? – думал он, тихо плача по ночам. – Она-то меня вон как выручила и все мне прощала, а я ее бросаю и ничем-ничем не могу ей помочь...»

Утром умница Найда в последний раз провожала Димку. Она очень изменилась – больная нога совершенно зажила, бока округлились и шерсть сделалась гладкой, блестящей, а взгляд остался прежним – внимательным, добрым и грустным. «Помоги, Господи, – прошептал Димка. – Я не могу взять Найду к себе, а бросать ее нечестно». «Ничего, – потрепала Димку по голове мама. – Не горюй. Не пропадет твоя собака, ее соседи в обиду не дадут».

Когда Димка через неделю приехал к старому дому и вошел в подъезд, он не нашел Найды. «Убежала, – испугался мальчик. – Или выгнали...» Он искал ее по всему подъезду и вокруг дома, во дворе, звал – и все без толку. На площадку вышла соседка бабушка Катя: «Кто тут шумит? А, это ты, Димка. Да не пугайся, Кирилл Матвеевич из девятой квартиры увез ее к себе в деревню дом сторожить. Говорит: «Редкого ума собака, мне такой сторож и нужен».

Димка от радости уже и не слышал, что еще говорила ему баба Катя, хлопоча и угощая его чаем. «Слава Богу! – думал он. – Не погибла Найда и хозяина себе нашла». И только где-то глубоко-глубоко сохранилась в Димкином сердце печаль о верной Найде, которая так и не стала его собакой...

1 лайк