С любовью к панике

Василий Балдицын, шеф-редактор газеты «Ставропольская правда» (г. Ставрополь, Ставропольский край), член Экспертного совета по региональным печатным СМИ при Минкомсвязи России, учредитель АРС-ПРЕСС

После того, как президент Путин в своей «короновирусной» речи объявил о двух новых налогах, банки засекли паническую реакцию населения. Налог на доход, выводимый в оффшоры (удивительно, почему он появился только сейчас!) тут ни при чем. Население наше и оффшоры – это вещи несовместные. А вот обложить проценты по вкладам населению не понравилось, и оно, если верить банкирам, кинулось деньги снимать.

А в чем, собственно суть проблемы?

Первое. Владельцев вкладов свыше миллиона рублей у нас то ли 46, то ли 55 процентов от числа вкладчиков, есть разные методики подсчета. А пресловутый один процент – это вообще от числа всех, даже самых крохотных счетов российских граждан, а их более полумиллиарда. Вкладов свыше миллиона рублей по информации агентства по страхованию в стране 5,9 миллиона. Так что, не так уж мы и бедны.

Второе. Это понятно, очевидно и банально, но визг стоит несусветный. Налогообложению подлежат только начисленные на вклад проценты. То есть, начисляет вам банк пять процентов в год, а с учётом налога вы получите не пять, а 4,35 процента. На грабеж похоже не очень. Если бы свою ставку так понизил банк, мы бы и не заметили.

Третье. Налог будут взимать с 2021 года. Платить его придётся в 2022 году. Откуда нынешняя паника?

И четвёртое. Как только что уточнил министр финансов, налог будет платиться с процентов (начислений) на вклад за вычетом пресловутого миллиона. За начисления на первый миллион по-прежнему ничего платить не придётся. То есть, фискальная мера направлена не на скопивших на старость пятнадцать тысяч долларов бедняков, а на владельцев многомиллионных «инвестиций». Это пока всё.

Говорю пока, потому что население традиционно ждет еще какого-нибудь подвоха. Но пока этого ничто не предвещает.