Из Одессы на Сахалин | ВИДЕО

«Советский Сахалин», г. Южно-Сахалинск, Сахалинская область

Русские песни конца XIX – начала ХХ веков с упоминанием о Сахалине единичны. Они сохранились только потому, что упоминались в литературе и журналистике.

Ефим Гиляров (Эльберт). Начало ХХ века. Источник фото: sovsakh.ru

Так, благодаря репортажам Власа Дорошевича бытующая среди каторжан песня стала популярна по всей России:

Прощай, Одесса,
Славный карантин, 
Меня посылают
На остров Сахалин…

Строчки о прощании с Одессой вошли в «Повесть о жизни. Время больших испытаний» Константина Паустовского (1958 год). Однако в этой книге две строки песни имеют восклицательные знаки. А ещё в первой строчке появляется слово «моя» по отношению к портовому городу, а третья строчка и вовсе звучит иначе: «нас завтра угоняют» вместо «меня посылают». Индивидуальное в другом варианте этой песни подменяется коллективным: не «меня», но «нас». И сама песня у Паустовского звучит под музыку.

В 1987 году фрагмент текста с упоминанием об Одессе и Сахалине цитируется в романе «Каторга» Валентина Пикуля. У советского писателя «славный карантин» становится «весёлым», появляется и указание на время отправки каторжан по морю – «завтра». Это же четверостишие приводится и в опубликованном в 1990 году романе «Ступай и не греши». По замыслу Пикуля, «какой-то молодой ухарь в мятой бескозырке набекрень» поёт эти строчки перед Ольгой Палем. Два романа Пикуля посвящены Сахалину, и использование в них известных песенных строчек оправданно.

Между тем это цитируемое писателями четверостишие – часть большой песни, известной как «Погиб я, мальчишка». В этой истории – привычный для тюремной песенной культуры сюжет: молодой человек, совершивший три убийства родных ему людей, закован в цепи и сожалеет о пропадающих в неволе годах. Примечательны финальные куплеты этой довольно объёмной песни:

Две пары портянок и пара котов,
Кандалы надеты – я в Сибирь готов.
Погиб я, мальчишка,
Погиб навсегда,
А год за годами
Проходят лета. 
Чёрное море,
белый пароход –
Мы полетим на Дальний Восток…
Прощай, город Одесса,
одесский карантин!
Завтра отправляют нас на Сахалин…

В этом фрагменте сразу четыре топонима – нечастый пример для подобных песен: «Сибирь», «Дальний Восток», «Сахалин» и «Одесса» (и даже слово «одесский»). То есть в песне воспроизводится морской маршрут второй половины XIX века для приговорённых к каторге людей – из Одессы на Сахалин.

В начале ХХ столетия эта песня исполнялась оперным певцом Ефимом Гиляровым (Эльбертом). И в его версии она  имеет ещё один вариант.

Примечательно, что название этой песни как воровской «Погиб я, мальчишка» упоминается Александром Куприным в повести «Гамбринус» (1907). Четыре строчки текста приводятся в рассказе «Тальма» (1903) Александра Амфитеатрова. Повествователь этой истории слышит строчки песни «в одном нижегородском ярмарочном притоне» и ассоциирует их с образом полковника Александра Тальма. Другие строки этой песни цитирует герой Амфитеатрова в написанном в 1928 году романе «Лиляша». Начальные строчки этой песни напевает дворник Яков в пьесе Леонида Андреева «Не убий» (1913).

По убеждению Власа Дорошевича, стихи о прощании с Одессой были созданы сахалинской действительностью. Сегодня старинная каторжанская песня, в которой в едином пространстве упомянуты Одесса и Сахалин далёкого прошлого, известна очень немногим. Послушайте её в исполнении оперного певца Ефима Гилярова. Запись 1912 года.

Елена Белобережская

0 лайков