Выставка «Илья Репин в Мамонтовском (Абрамцевском) художественном кружке»

Среди экспонатов выставки произведений И.Е. Репина в эркере Усадебного дома — портрет Жюля Таньона, гувернёра детей Мамонтовых, который, не являясь художником, был полноправным членом Мамонтовского (Абрамцевского) кружка.

К.А. Коровин рассказывал такую историю: «Однажды летом я приехал в Абрамцево с М.А. Врубелем. За большим чайным столом на террасе дома было много народу… Илья Ефимович, сидя за столом, рисовал в большой альбом карандашом позирующую ему Елизавету Григорьевну Мамонтову… Куда делся Михаил Александрович?! Он, должно быть, у мосье Таньона. Таньон — француз, был ранее гувернёром у Мамонтова, а потом гостил у Саввы Ивановича. Это был большого роста старик, с густыми светлыми волосами. Всегда добрый, одинаковый, он был другом дома и молодёжи. Мы его все обожали. Таньон любил Россию. Но когда говорили о Франции, глаза старика загорались.

Где же Врубель? Я поднялся по лестнице, вошёл в комнату Таньона и увидел Врубеля и Таньона за работой: с засученными рукавами тупым ножом Таньон открывал устрицы, а Врубель бережно и аккуратно укладывал их на блюдо. Стол с белоснежной скатертью, тарелки, вина, Шабли во льду. За столом сидел Павел Тучков, разрезал лимоны, пил вино.

Но что же это? Это не устрицы! Это из реки наши раковины, слизняки.

— Неужели вы будете это есть?! — спросил я.

Они не обратили на мой вопрос и на меня никакого внимания. Они оба так серьёзно, деловито сели за стол, положили на колени салфетки, налили вина, выжали лимоны в раковины, посыпая перцем, глотали этих улиток, запивая Шабли.

«Что же это такое? — подумал я. — Это ж невозможно!»

— Русский муль, больше перец — хорош, — сказал Таньон, посмотрев на меня.

— Ты этого никогда не поймёшь, — обратился ко мне Врубель. — Нет в вас этого. Вы все там — Репин, Серов и ты — просто каша. Да, нет утончённости…

«Замечательные люди», — подумал я и ушёл. Спускаясь по лестнице, я услышал голос Саввы Ивановича: «Где вы пропали, где Михаил Александрович?» Посмотрев в весёлые глаза Мамонтова, я рассмеялся:

— Миша и Таньон там. Устрицы.

— Милый Таньон, он ест эти раковины и видит себя в дивном своём Париже. Я попробовал. Невозможно — пахнет болотом».

Посетить выставку «Илья Репин в Мамонтовском (Абрамцевском) художественном кружке» можно в составе экскурсии по Главному усадебному дому до 25 декабря 2019 года.