Самолет вьетнамского генсека охраняли вологодские солдаты

«Красный Север», г. Вологда, Вологодская область

Интересный экспонат хранится в музее вьетнамского города Дананг: на обычной ученической линейке — надписи на двух языках, а между ними — небольшое, но узнаваемое изображение лося, когда-то главного фрагмента вологодского герба советской эпохи. Расскажем, откуда наш лось взялся во Вьетнаме.

Подарок братскому народу

Завесу над историей появления этого предмета за тысячи километров от родной земли помогает приоткрыть заметка в «Красном Севере» за январь 1980 года. Газета сообщала: «Четыреста тысяч ученических пластмассовых угольников, сто тысяч лекал и триста тысяч линеек — таков подарок Вологодского завода пластмассовых изделий вьетнамским школьникам. На каждом изделии на русском и вьетнамском — надпись: «Дар советского народа братскому Вьетнаму».

Предшествовавшие этому событию 70-е годы — героическая, но одновременно и трагическая страница в истории южно-азиатского государства. Во Вьетнаме — гражданская война. Северная, просоветская часть страны сражается с южной, за которую открыто воюют американцы. Несколько лет подряд американские самолеты «утюжат» северовьетнамские города и выжигают напалмом джунгли, через которые проходят партизанские тропы.

В апреле 1975-го войска севера входят в столицу юга — Сайгон (Хошимин). Вьетнам наконец-то становится единым, но значительная часть страны лежит в руинах. Неспокойно на вьетнамо-китайской границе, а в джунглях скрываются не пожелавшие сдаваться бывшие офицеры южан. В этой непростой обстановке Советский Союз помогает чем может: стройматериалами, череповецким металлом, сокольскими тетрадями и вологодскими линейками. А еще — воинами-интернационалистами. Был в их числе и наш земляк Виктор Кудряшов.

— В 1983 году я проходил срочную службу в Горьковской области в полку артиллерийской разведки. Где-то с весны нас стали тщательно проверять «особисты» на предмет наличия судимых родственников, потом прошли медицинское освидетельствование, привились от холеры, — вспоминает Виктор. — В июне переодели в «гражданку» и привезли на пересыльный пункт в Москву. Летели гражданским рейсом «Аэрофлота» из Шереметьево: сначала — до Бомбея, а уже оттуда — в столицу Вьетнама Ханой, точнее, в аэропорт расположенного поблизости городка Нойбай. Причем вместе со мной во Вьетнаме оказалось еще несколько вологодских ребят: Николай Васильков из Бабаева, Сергей Овчинников из Тотьмы, Валерий Жаренков из Череповца.

Деликатесная селедка

Попавших во Вьетнам вологжан прикомандировали к особой роте Московского военного округа и распределили по «точкам» вдоль границы. Наши специалисты обеспечивали связь приграничных частей с Ханоем. Виктор Кудряшов, получивший водительские права, стал выездным: мог перемешаться за пределами части, видел, как живет постепенно возрождающийся после войны Вьетнам.

Довелось ему побывать и в Центральном музее вооруженных сил ВНР в Ханое. Говорит, что был впечатлен трофейной техникой и обломками сбитых американских самолетов, но особенно — воссозданными подземными ходами. Длинную сеть узких малозаметных тоннелей прорыли в джунглях партизаны юга, когда-то годами укрывавшиеся в подземных лабиринтах и наносившие оттуда свои стремительные удары.

В тему

 

Помимо лесоматериалов, металла, тетрадей, линеек и лекал, в 70-е и 80-е годы Вологодчина направляла во Вьетнам и другую свою продукцию, порой специфического свойства.

 

В «красносеверской» подшивке за 1979 год есть упоминание о четырех музыкальных инструментах, изготовленных Вологодской фабрикой баянов для Дома офицеров в Ханое.

 

Не понаслышке знали во Вьетнаме и о продукции Вологодской фабрики игрушек. В число самых популярных экспортных товаров для вьетнамской ребятни входили деревянные кубики, пластмассовые медведи и такие же пластмассовые петухи.

А однажды Виктора с сослуживцами отправили на спецзадание — охранять приземлившийся под Ханоем гражданский самолет Ил-62. На нем на лечение в СССР должен был отправиться тогдашний первый секретарь компартии Вьетнама товарищ Ле Зуан.

— Из Москвы огромный самолет пригнали пустым, были только экипаж и стюардессы, — рассказывает Виктор Александрович. — Девчонки спускаются по трапу, нас, солдат увидели, заулыбались. Потом настоящим черным хлебом и селедкой угостили — их вкус я до сих пор помню. Ну а через трое суток привезли Ле Зуана. Свита, человек десять, его под руки на самолет вела. Но в Советском Союзе вьетнамского лидера действительно подлечили. Шесть лет потом еще прожил.

Сам Виктор провел во Вьетнаме год. Вернувшись в Вологду, окончил гидротехнический факультет тогда еще политехнического института. Работал на разных должностях: был директором вологодского «Водоканала», трудился в одном из областных департаментов.

В настоящее время — ведущий инженер Вологодской областной картинной галереи, занят реконструкцией одного из исторических зданий на улице Мира.

Говорит, что с открытием туристических маршрутов во Вьетнам он мечтал вновь побывать в этой стране, но пока так и не сложилось. Зато иногда видит эту южно-азиатскую страну во сне и бережно хранит когда-то выданное во Вьетнаме водительское удостоверение.

Владимир Романов

0 лайков