Почему Успенский позеленел

«Тульский молодой коммунар», г. Тула, Тульская область

Памятников в Туле много, иногда даже кажется, что чересчур. Какие-то из них мы искренне любим, а на какие-то просто даже внимания не обращаем. Не знаем, как вы, дорогие читатели, а мы в редакции заметили, что многие из городских скульптур страдают не только от извечных своих врагов и символов мира — голубей, но и от «зелени», практически везде сменившей благородный бронзовый отлив.

Фото: Александр Колесник

Одни выглядят лучше, другие хуже, но в целом позеленели все. Не опасно ли это для памятников?

Этот вопрос мы задали скульптору Марине Логуновой, автору «Городового», расположенного возле кремля, и «Тульского чаепития» в Заречье. Она ответила:

— Окисление металла — нормальный процесс. Это оксидная пленка, которая выступает как защита для памятника: там, где такая реакция произошла, другие разрушительные процессы протекать уже не будут.

Интересно, что зелень на памятниках еще древние римляне воспринимали как нечто само собой разумеющееся. Появлялась новая статуя из бронзы, а изображали ее уже зеленой. В конце концов, именно такой она и станет через несколько месяцев.

Казалось бы, можно и успокоиться. Однако римляне не знали выхлопных газов и не посыпали свои знаменитые дороги реагентами. От агрессивной городской среды на памятниках может появиться «дикая» патина, которая разрушает металл. По поводу этого явления бьют тревогу ученые и реставраторы Санкт-Петербурга: город большой, воздух грязный, а старинных скульптур много.

По словам Марины Логуновой, у нас в Туле следов агрессивной патины пока не заметно. То есть по крайней мере за сохранность памятников мы можем не переживать: видимо, наши воздух и вода еще не такие загрязненные. Хотя на образование «благородной» патины они всё же влияют.

— Больше и быстрее всего естественная зелень появляется в тех местах, где высоки запыленность и загазованность, где близко дороги, где зимой посыпают реагенты, — говорит скульптор. — Поэтому на главных магистралях памятники сплошь стоят зелёные. Их, может, и чистят, только патина быстро появляется снова, скульптуры продолжают зеленеть.

По словам Марины Логуновой, играет роль и то, есть у скульптуры постамент или нет.

— Городовой, например, стоит прямо на тротуаре, без постамента. Казалось бы, он вдалеке от больших дорог. Но на него попадает больше снега, дождя, реагентов. Поэтому он и зеленеет быстрее других.

Таким образом, обильно зеленеющие бронзовые люди и животные — напоминания людям живым о том, в какой грязной среде они обитают.

Но отойдем от экологической темы — сегодня мы не об этом.

Мы уже уяснили, что критического в зелени на памятниках ничего нет. Ну а как же эстетика? Интересно, что в разных странах на вопрос, чистить или не чистить, отвечают по-разному. Например, когда патина довольно сильно изменила облик парижского памятника Оноре де Бальзаку, созданного величайшим скульптором XIX века Огюстом Роденом, французы очищать зелень не стали — следы времени, дескать, дороже, чем замысел автора. А вот в Индии с древнейших индуистских скульптур патину бестрепетно смывают.

А что же тульские памятники?

Они стоят на балансе разных структур и организаций. Например, памятники контр-адмиралу Всеволоду Рудневу, конструктору Сергею Мосину, героическим защитникам Тулы в 1941 году («Три штыка») находятся в федеральной собственности; памятник студентам и сотрудникам Тульского политехнического института, погибшим в годы Великой Отечественной войны, — в ведомстве ТулГУ.

Большинство же памятников и скульптур относится к городской казне. Таких в городе не так уж и мало — 132. Ухаживать за ними должны управления по территориальным округам, где находятся памятники. Возможно, и ухаживают, вот только результата не видно.

Разительный контраст с ними составляют те монументы, за которыми присматривают ведомства и предприятия.

Зайдите, например, в Кремлевский сквер и посмотрите на памятник сотрудникам органов госбезопасности и партизанам — он настолько гладко «вылизан», что кажется, будто сделан и не из металла вовсе, а из полированного камня.

А Пётр I возле Императорского Тульского оружейного завода? Вы когда-нибудь видели, чтобы голову императора испортили птицы или позеленел молот, который он держит в руках? Вот именно.

О вкусах, конечно, не спорят. Но если поставить чистенького Петра Алексеевича Романова рядом с абсолютно зеленым Глебом Ивановичем Успенским (памятник автору «Нравов Растеряевой улицы» стоит на улице Советской, напротив цирка), то ответ на вопрос, какой из них больше радует глаз, будет очевидным.

Татьяна Моторина

0 лайков