Вологжанин покорил Антарктиду | ВИДЕО

«Красный Север», г. Вологда, Вологодская область

«Я романтик, не люблю сидеть на месте, а люблю открывать новые страны и континенты», — признается инженер-механик из Вологды Павел Васильев. В свои 36 лет он уже объездил полмира, причем зачастую — работая вахтовым методом. Коми, Адыгея, Ханты-Мансийск...  А недавно решил испытать себя и в Антарктиде — получилось.

Шестой континент не принимает

— Однажды в Интернете я прочитал объявление: «Работа для настоящих мужчин: требуются сезонные трактористы и монтажники в Антарк­тиду», — вспоминает вологжанин. «Когда еще я увижу шестой континент?!» — подумал я и без раздумий отправил свое резюме. Это было в сентябре 2019 года, но я опоздал: люди были уже набраны. А год спустя, когда об этом почти забылось, мне позвонили из Арктического и антарктического НИИ: мол, вы еще хотите на вахту? Конечно, ответил я. И все закрутилось.

Права тракториста-машиниста, опыт работы, загранпаспорт, крепкое здоровье — по всем требованиям Павел Васильев подошел. Ему осталось выправить мореходную книжку, пройти медкомиссию и выучиться на водителя ратрака — тягача на широких гусеницах, который обычно ровняет склоны на горнолыжных курортах. Занятия проходили в Питере, там собрались будущие вахтовики (150 человек) со всей страны — от Калининграда до Владивостока.

В конце сентября, успешно сдав экзамены, они погрузились на ледокол и вместе с сухогрузом, который вез технику, топливо и продукты, отправились в путь. Но тогда, в первый раз, «купол планеты» гостей не принял.

— Где-то в районе Анголы наш сухогруз сломался: у него отвалилась лопасть винта. Поломку устранить не удалось — экспедицию свернули, — вспоминает Павел. — В Кейптаунском порту ледокол высадил ученых из института Арктики и Антарктики, а мы тронулись в обратный путь.

В общей сложности дорога заняла три с половиной месяца: многие мои коллеги расстроились, что потеряли доход (в плавании платили меньше). Ну а я был доволен: мы прошли почти весь земной шар — от Северного полярного круга до Южного. Скучно не было: я любовался пейзажами (в основном это были вода и небо, реже — айсберги) и прочитал множество электронных книг: я их накачал перед поездкой. Была библиотека и на судне.

Таблетки от горной болезни

В августе 2021 года история началась заново: опять медкомиссия, сборы, погрузка... И в сентябре ледокол с сухогрузом снова отправились в долгий поход. В районе Южного полярного круга они встретились еще с двумя судами — сухогрузом и танкером с топливом (те шли из Владивостока) — и вместе целый месяц пробивались сквозь льды к побережью Антарктиды. Ледокол проводил суда по одному, другие тем временем дрейфовали.

— Там, в бескрайних льдах, мы часто встречали пингвинов — то одиночек, то стаи по 30 — 50 особей. Непуганые важные птицы с любопытством нас разглядывали и даже общались. Крикнешь им: «Привет!» — они ответят скрипучими голосами.

Через два с половиной месяца пути путешественники пристали к безлюдному материку. Еще две недели ушло на разгрузку судов, а дальше началась работа: возить контейнеры на внутриконтинентальную научную станцию «Восток» — а это 1 400 километров от берега. Гигантские сани, куда вмещалось до 120 тонн груза, тянули два ратрака. В среднем колонна (шесть — восемь машин) преодолевала в сутки от 70 до 140 километров. В целом до станции по бескрайним снегам добирались дней за 10 — 12.

— В декабре в Антарктиде — лето: полярный день, всегда светло. И относительно тепло: до плюс 5 — 10 градусов. Но это на берегу. Мы же поднимались на «Восток», расположенный на высоте 3 500 метров. Там было уже до минус 50 — дышать приходилось через маску или варежку, чтобы не обжечь бронхи. Плюс разреженный воздух: уже с 2 500 метров замучила одышка, а многих прихватила горная болезнь. Кому-то даже понадобились капельницы и кислородные маски, а я обошелся таблетками, — вспоминает вологжанин.

Кстати

 

• Зимой на российских антарктических станциях работают исключительно мужчины — женщин не берут (прямого запрета нет, но так повелось с советских времен). Хотя эксперименты были: в 1990-х годах начальник мог оформить жену поваром и увезти с собой на ледовый континент. Но там выяснялось, что дама не в силах самостоятельно принести на камбуз мешок муки или сахара весом 50-60 кило, разделать полтуши коровы или свиньи. На помощь приходили другие сотрудники станции (гидрологи, гляциологи) в ущерб своим должностным обязанностям и эксперимент свернули.

 

• А вот на станциях США и ряда других стран женщины работают, но им контрактом запрещено принимать какую-либо помощь от коллег-мужчин.

 

• Антарктические погодные условия являются большим стрессом для человеческого организма. Плюс тоска по дому, замкнутое пространство и небольшой коллектив — этот образ жизни подходит в основном интровертам. Среди полярников много одиноких или разведенных людей, которые любят выжигать, строить модели самолетов и кораблей или гравировать что-нибудь на рисовом зерне, пишет kg-rostov.ru.

 

• При этом зарплаты гигантскими не назвать: в 2022 году они составляют от 60 до 150 тысяч рублей в месяц. Среди бонусов — полярная прибавка (10 процентов), бесплатный проезд, экипировка, питание и проживание, значится на emigrant.expert.

На ночь караван не останавливался: пока один водитель рулил, другой спал в вагончике, который тоже тащили на санях. Там, в бытовках, было все необходимое для жизни: микроволновка, мультиварка, биотуалет. Замороженные продукты (вплоть до хлеба и котлет) были запасены, а вот воду вахтовики добывали сами: пилили снежные пласты и топили их в снеготаялке — большом баке с нагревателем.

— Сначала все было интересно: снег и небо, космические пейзажи, снежные заструги (гребни), гало (явление типа северного сияния). И полное отсутствие жизни: в Антарктиде свой климат, там нет даже бактерий. Ну а потом, когда как романтик я свое любопытство утолил, осталась только рутина — рулить ратраком, — рассказывает Павел.

Новый год с «сюрпризом»

На станции, куда первый караван прибыл аккурат 31 декабря, вахтовиков встретили душевно. Невозмутимые бородатые полярники в унтах накормили гостей с дороги, устроили им экскурсию, рассказали о своей работе.

— Снаружи мы увидели лишь старые тракторы и несколько древних вагончиков: вся станция, основанная в 1957 году, скрыта под снегом, а толща льда под ней достигает четырех километров. Там есть жилые помещения, гараж, склад, баня, дизель-генератор, но все старое, изношенное, требующее замены. Мы завезли полярникам новые модули, технику, запчасти — после реконструкции «Восток» изменится кардинально, — рассказывает Павел. — Кстати, на ледовом континенте наши земляки уже «отметились»: на верстовом столбе есть табличка «До Вологды 15 990 км» (это напрямую).

Сейчас на станции, по словам Павла, зимует порядка 10 ученых (летом живет до 15): российские, канадские, южнокорейские. Вместе с «походниками» они и отметили Новый, 2022 год: пригубили шампанского, а потом ходили по вагончикам — братались, обнимались, поздравляли друг друга. В обратный путь двинулись 1 января. К счастью, груза уже не было, поэтому часть тракторов везли на санях, а свободные от рулежки водители могли отдыхать.

За два с половиной месяца в Антарктиде вахтовики успели сделать на станцию по две-три ходки и 1 марта отправились в обратный путь. Он был короче: 10 суток на корабле до Кейптауна, потом самолетом в Москву через Стамбул. Уже 21 марта Павел был дома, в Вологде. За полгода экспедиции он похудел на пять кило. А в остальном, говорит, все нормально: все живы-здоровы, обошлось без ЧП.

— Антарктика — это круто, немногие могут там побывать, — гордится вологжанин. — Сейчас круиз на пять ночей начинается от полутора миллионов рублей (плюс авиаперелет, страховка, визы), а я белый материк увидел бесплатно. Еще и заработал, хотя на этот счет было бы выгоднее завербоваться в Якутию или на Новую Землю. Больше всего в Антарктиде мне не хватало свежих фруктов и зеленых деревьев, травы: я устал от белого цвета.

А станция «Восток» меня просто поразила: это самое изолированное место Вселенной! Даже с МКС можно улететь, а с «Востока» зимой никак не выбраться. И в таких суровых условиях там живут и трудятся ученые, принося пользу миру.

Сейчас инженер-тракторист приходит в себя: отъедается фруктами, отсыпается в теплой постели. И думает: где бы ему поработать в следующий раз? Говорит, что в Антарктиду больше не хочется. Но это пока — зарекаться не стоит.

Ольга Бурчевская

0 лайков