Город Горького

«Нижегородская правда», г. Нижний Новгород, Нижегородская область

Новые заводы, мост и имя: чем жил Нижний Новгород в начале 30‑х годов

Мы продолжаем путешествие во времени, которое начали в честь юбилея «Нижегородской правды». Уже промелькнули 1920‑е годы. На горизонте – следующее десятилетие. В разгаре первая пятилетка. Время больших строек, планов, надежд. «Нижегородская коммуна» – в центре событий. Правда, именоваться нижегородской ей остаётся недолго.

Навели мосты

«Вопрос о строительстве моста через Оку разрешён», – с таким заголовком вышла «Нижегородская коммуна» 30 апреля 1930 года, пояснив, что «проект под девизом «Езда по верху» утверждён в Совнаркоме СССР». Это было историческое решение, долгожданное для нижегородцев. Тем более что о будущем мосте сообщалось: «по красоте и стильности» он не будет уступать «лучшим мостам такого типа в Западной Европе и в Америке». Впоследствии он получил название Канавинский.

Проект в верхах утвердили с указанием: мост должен быть построен и пущен к 7 ноября 1931 года. Но уже через месяц газета публикует призыв сдать переправу раньше.

Закладка состоялась 5 июня. Газета описывала: «к 17 часам ярмарочная набережная Оки была переполнена», «пароходики и лодки не успевали перевозить всех желающих попасть на Гребнёвские пески к месту закладки первого кессона».

Речи, флаги, вмурованный в цемент акт о начале строительства. «5 июня 1930 – 1 мая 1931 года. Уложиться в этот срок во что бы то ни стало», – подчёркивала газета.

Трудности, однако, начались сразу. Для строительства на берегу Оки решили расселить и снести 34 дома, но время шло, картина не менялась, дело встало. «Что же будет? – возмущалась газета. – Лучшие месяцы – май, июнь прошли, начнутся полевые работы. Неизбежны заминки в рабочей силе. Потом пойдут осенние дожди и заморозки». Между тем «Стальтрест» не давал гарантий в срок сделать стальные конструкции для моста: всем надо, по всей стране стройки, слишком много заказов…

Мост сдали 1 мая 1933 года. Это было названо «крупнейшей победой края».

В то же время возводилась переправа через Волгу. В мае 1935‑го «Горьковская коммуна» рассказала, что с 11 числа товарные поезда пошли сквозным путём с Котельнича на Горький через вновь выстроенный волжский мост. Сообщалось, что пассажирское движение откроется в первой половине июня.

Мосту сначала присвоили имя Николая Пахомова, возглавлявшего Нижегородский, а затем Горьковский крайисполком, но в 1938‑м он был репрессирован, и мост стал просто Окским.

Построили заводы

2 мая 1930 года состоялось грандиозное событие: закладка Нижегородского автозавода. Газета описывала то солнечное утро: «Поезда, пароходы, десятки автомобилей, грузовики, ялики, моторные лодки, колонны велосипедистов, сотни рабочих отправились с песнями, с оркестрами по суше и по воде в Монастырку».

А 1 января 1932‑го «Нижегородская коммуна» вышла с огромным заголовком «Пуск автозавода – победа генеральной линии партии».

Первая машина сошла с конвейера 29 января. В декабре 1932‑го газета рассказала о выпуске первых легковых автомобилей. А 15 апреля 1935 года – о подготовке к выпуску 100‑тысячного автомобиля. Ему решили дать имя наркома Серго Орджоникидзе. Автозаводцы пообещали: на выпуск 100 тысяч машин ушло 40 месяцев, а следующие 100 тысяч сделают за 16 – 17 месяцев.

Одновременно с автогигантом строились другие заводы. 12 июня 1930 года газета рассказала, что в прошлом году на Моховых горах началось строительство завода силикатного кирпича: здание готово, монтируют оборудование. Предприятие рассчитано на 10 миллионов штук кирпича в год, и пойдёт он в основном на возведение стекольного завода. Этот «мощный механизированный гигант» заложили на Моховых горах 5 июня 1930‑го. Днём раньше прошла закладка станкостроительного завода. Также шло возведение завода «Новое Сормово» (будущий машиностроительный завод), авиационного завода (не без трудностей – в июне 1930‑го газета, отмечая, что строительство могло начаться ещё 15 апреля, взывала: «Долго ли будет тянуться эта безобразнейшая волокита? К работам не приступлено за неимением проектов, они только поступают»). Эти и другие предприятия были призваны вывести вперёд всю страну. Со сроками торопили.

«Нижегородская коммуна» официально взяла на себя шефство над возведением автозавода и моста через Оку, из номера в номер рассказывая о строительстве, требуя, критикуя, привлекая внимание к проблемам.

Переименовали город

В сентябре 1932 года в стране широко отмечалось 40‑летие литературной и общественно-политической деятельности Максима Горького. «Нижегородская коммуна» публикует постановление краевого исполкома от 23 сентября: присвоить имя пролетарского писателя стекольному заводу, радиостанции, педагогическому институту, учредить по две стипендии имени Максима Горького, по 150 рублей, в педагогическом и сельскохозяйственном институтах, установить две ежегодные краевые премии, не меньше 1000 рублей, на лучшее произведение местных писателей. В цехах, колхозах, библиотеках, школах – повсеместно идут мероприятия в честь юбилея, устраиваются выставки, кинопоказы, спектакли.

А 26 сентября газета рассказывает о главном юбилейном торжестве в Нижнем Новгороде. После приветствий первых лиц и докладов на трибуну вышел рабочий из Сормова Овсянников и предложил: «переименовать Нижний в город Горького».

«Громко грянула буря аплодисментов представителей доживающего свои последние дни «Нижнего», – рассказала газета. Предложение было объявлено «единодушным решением рабочих и работниц фабрик и заводов Нижнего Новгорода».

8 октября 1932 года газета сообщила: «Президиум ЦИК СССР утвердил постановление Нижегородского крайисполкома о переименовании г. Н. Новгорода в г. Горький и Нижегородского края в Горьковский край».

Слова «Нижний», «нижегородский» ещё остаются на страницах издания, но 10 октября как «Нижегородская коммуна» оно вышло в последний раз. Следующие четыре номера газета называется просто «Коммуна», а 16 октября 1932‑го появляется обновлённый логотип – «Горьковская коммуна». С этого номера город называется только Горьким.

Юлия Полякова

0 лайков