Хронограф: где челнинцы доставали дефицитные товары в 80-е

«Челнинские известия», г. Набережные Челны, Республика Татарста

«Челнинские известия» продолжают публиковать воспоминания о жизни города в 80-90-е годы. На этот раз речь пойдет о торговле, точнее, о ее специфической стороне – дефиците товаров

В магазин «Березка» могли попасть не все

Валютный магазин с романтическим названием «Березка» в 1-м комплексе Нового города был голубой мечтой простых челнинцев. Он считался символом изобилия, и его посещали, в основном, иностранные специалисты, приехавшие на заводы КАМАЗа, и местная элита – начальство. Главным пропуском к прилавкам была наличная валюта. А еще ее аналог – специальные чеки Внешпосылторга.

Челнинка Светлана Абросимова часто заглядывала в «Березку» к подруге, работавшей там продавцом. Торговый зал напоминал универмаг – даже в период тотального дефицита там было все, что душа пожелает. Да еще без очередей и хамства продавцов. Там девушки выглядели как из журнала мод и держались за выгодное место. Для того, чтобы не дразнить прохожих, витрины «Березки» были задрапированы.

Продавали видеомагнитофоны, двухкассетники, фото- теле- и радиоаппаратуру. На вешалках ждали своего часа югославские дубленки, кожаные куртки, финские мужские костюмы. Популярностью пользовались нижнее женское белье, французские духи и косметика. Отдельно на полке стояла модная обувь: мужские ботинки, женские туфли, сапожки, кроссовки. Джинсы брали без примерок в надежде потом ушить.

Иностранцев эти товары не интересовали. Они чаще приобретали продукты, сигареты, вино-водочные изделия, соки, сладости, дефицитные советские книги. Любили брать на сувениры русскую водку, икру, матрешки, предметы народных промыслов.

«Мало кто знал, что товары для «Березки» администрация приобретала оптом на сезонных распродажах за рубежом, а реализовывался он по полной цене и, естественно, поштучно, – пояснила тонкости Светлана Абросимова. – Самый ходовой товар на чеки – это японский видеомагнитофон: его перепродавали втридорога южанам – торговцам фруктов. Признаюсь, что подруга квартиру приобрела благодаря своему месту работы».

Система расчетов в «Березке» породила в 80-х годах черный рынок купли-продажи чеков: их предлагали по три-пять рублей за штуку.

У челнинца Дмитрия Суконцева до сих пор сохранился подарок отца из «Березки» на 18-летие – японский видеомагнитофон за 1000 чеков. И он до сих пор работает.

Ди-джей дискотек Интерклуба Виктор Санто рассказал, что в элитном магазине не было модных записей – пластинок, и ему помогали друзья – иностранные специалисты, они привозили записи в подарок.

«У других владельцев коллекций (таких в Челнах было пятеро) я переписывал записи бесплатно, поскольку сообщал им при встрече на дискотеках контакты людей, у кого можно было купить пластинки по цене от 50 до 200 рублей. Знал итальянца, которому удавалось провозить через границу большие партии», – говорит Санто.

Что купил писатель Стивен Коэн?

«Весной 1989 года по приглашению политклуба имени Бухарина в город приехал известный ученый – историк Стивен Коэн. Для нас это стало событием, – делится воспоминаниями бывший комсомольский лидер Фарид Башаров. – Показав гостю разные достопримечательности, мы прогулялись по бульвару Энтузиастов и заглянули в магазин «Березка». Я там был впервые, и у меня глаза разбежались: подобного изобилия никогда не видел. Стивен купил баночку пива».

Магазин «Березка» просуществовал до перестройки, потом была объявлена «война с привилегиями». В это время отменили табу на куплю-продажу валюты, после чего валютные магазины потеряли смысл. На площадях «Березки» после ремонта открылся ювелирный салон «Топаз». В настоящее время по этому адресу находятся продуктовый магазин и кафе быстрого питания.

Камазовские магазины и чеки

В 90-х челнинцам завидовали жители других городов и даже Москвы: благодаря ЗАО «Аргамак-КАМАЗ», созданному как управление рабочего снабжения автогиганта, появились спецмагазины, где товары продавали за чеки. К примеру, главный располагался в 50-м комплексе, еще один – в поселке ЗЯБ.

В период дефицита в стране на КАМАЗе ввели свою валюту – камазовские чеки. Сначала их раздали заводчанам, а потом и работникам бюджетной сферы. Имея на руках листок с расчерченными квадратиками и цифрами – всего на 300 рублей, можно было идти в спецмагазины. В обмен на большегрузы в Челны привозили самый разный товар, как импортный (к примеру, из Китая) так и отечественный. На «ура» шли модные пуховики, собачьи полушубки и длинные черные кожаные плащи в стиле детектива Эркюля Пуаро. В квартиры покупали блестящие сирийские шторы, уголки мягкой мебели, бытовую технику – пылесосы, стиральные машины, кофемолки и кофеварки. Модницы не жалели денег на духи и косметику. На удивление, хорошо разбирали книги: Марины Влади «Прерванный полет вдвоем», Александра Солженицына «Архипелаг Гулаг», Александра Дюма «Граф Монте-Кристо».

Имея среди работников камазовских магазинов знакомых, импортные товары можно было заполучить и без талонов.

Своя история у челнинца Рамиля Надыршина, который в те годы работал «вышибалой» в баре. У официанток и барменов были живые деньги, к ним тайком приходили продавцы с большими сумками, набитыми товарами из спецмагазинов. Так, можно было за цену выше обычной купить джинсы, кроссовки, духи, жевательную резинку, элитный алкоголь, кофейные и чайные сервизы. Рамиль выбрал себе меховую куртку за 1200 рублей – дорого, зато носил долго.
В настоящее время бывший камазовский магазин «Аргамак» в 50 комплексе является обычным торговым центром.

Ляля Гайфутдинова

0 лайков