Трофейный верблюд средневековья

«Тульский молодой коммунар», г. Тула, Тульская область

Стеклянный павильон в центре Тульского кремля стал уже привычной частью архитектурного ансамбля. Даже зимой, когда свободный проход к археологическому окну закрыт, на организованные экскурсии неизменно приходят жители и гости города. Между тем, из 20 тысяч найденных при раскопках в центре древней крепости артефактов исследованы ещё не все. И находки продолжают преподносить сюрпризы.

Эту огромную и кропотливую работу проводят специалисты института археологии РАН под руководством Аси Энговатовой. Именно они открыли тулякам «окно в историю», показали, как могли выглядеть столетия назад наши предки, помогают узнать и понять что-то о жизни горожан прежних веков.

– Археологи сделали нам много замечательных подарков за время изысканий и не только внесли неоценимый вклад в нашу музейную коллекцию, но и существенно расширили наши представления о том, что собой представляли Тула и кремль как центр города, – отметила на пресс-конференции для журналистов руководитель музея «Тульский кремль» Елена Зыкова. – Конечно, раскопки обогатили наши знания и о первом каменном сооружении на территории кремля – Успенском храме XVII века.

Исследователи до конца не сходятся во мнении, в какой период этот храм был возведен в сердце Тулы. По одной версии, его построили в середине столетия, по другой – ближе к концу, в 1680-е годы, период так называемого двоецарствия, когда на российский престол были возведены малолетние Иван V и Пётр I, а власть фактически находилась в руках регентши царевны Софьи.

– Материальные находки дают нам почву под ногами, – говорит Елена Герольдовна. – Так, они помогли нам представить, как выглядело это удивительное сооружение XVII века: в центре мощной крепости, застроенной деревянными постройками, возвышалась прекрасная белая, блистающая зеленой черепичной крышей церковь. Только подумайте, как она должна была радовать глаз человека.

Сегодня посетители кремля могут увидеть воссозданный уменьшенный в 120 раз макет храма на том месте, где он находился. А представить его истинный размер помогает открытая археологами и музеефицированная часть фундамента.

Но, убеждена Елена Зыкова, археология – это не просто история, вооруженная лопатой. Это действительно царица исторических наук. Ведь, как говорил советский историк и археолог Артемий Арциховский, каждое историческое явление оставляет след – может быть, не в письменном источнике, но обязательно – в земле. И задача археолога его найти, чтобы узнать и понять не только прошедшие события, но и повседневность предшествующих поколений.

Последнее, кстати, представляет особенный интерес. В учебниках истории об этом немного. Со школы мы знаем имена правителей, даты воинских походов и народных восстаний, завоевание новых территорий или распады государств... Но жизнь людей во все времена определяется не только и не столько этими вехами. Она состоит из ежедневного быта, из устройства домохозяйств, из культуры питания, из ценностей, верований и мифов, формирующих сознание человека и его образ жизни.

Обо всем этом нам может рассказать культурный слой – так учёные называют слои земли на местах поселений, содержащие следы деятельности человека. В археологическом окне на Соборной площади Тульского кремля Елена Герольдовна обращает наше внимание на временную шкалу – исследователи «докопались» до XVI века. Строительные материалы, изразцы, монеты, предметы вооружения, быта, христианского культа – всё это тысячи разрозненных фрагментов мозаики, которые постепенно складываются в общую картину. Конечно, это скрупулёзная работа, которая при всей детальности имеет и немало допущений: всё-таки раскоп сделан в центре древнего города, где неоднократно проводились строительные работы и им далеко не всегда, как в наши дни, предшествовали археологические исследования. Что в итоге? Культурные слои смешивались, поясняет руководитель музея, и хотя учёные сейчас могут распознать такие участки, «чистой» картины времени увидеть в них уже не получается.

Одними из самых интересных и важных стали антропологические находки, позволившие воссоздать облик наших пращуров, а также остеологический материал – около 3700 фрагментов костей животных. Исследованием последних сейчас заняты специалисты Института археологии, которым и принадлежит весьма любопытное открытие...

– Кости сейчас на 75 процентов изучены специалистами. Состав понятен – в основном это хорошо знакомые нам домашние животные – коровы, свиньи, овцы, – рассказывает Е. Г. Зыкова. – Среди них парочка охотничьих трофеев – кости волка, благородного оленя. То есть мы можем предположить, что охотой наши предки, конечно, занимались, но дичь не доминировала в их рационе. И в этой массе была найдена кость верблюда.

Кость верблюда – находка своеобразная, поясняет руководитель музея. В лесной зоне средней полосы они встречаются совсем не часто – до тульских раскопок учёные встречали останки этих животных под Воронежем, в Рязани и в Москве, на этом список пока исчерпан.

Что касается кремлевской находки, состояние фрагмента кости оказалось довольно плохим. Специалисты установили, что это часть задней конечности взрослой крупной особи. И это все данные – ни определить вид верблюда, ни сообщить что-либо ещё о животном по единичному фрагменту не представляется возможным.

Надо сказать, эта находка для тульских музейщиков потрясением не стала. В тот исторический период наша территория находилась на границе Московского княжества, Тула была городом военным. С юга крымские кочевники нападали на эти земли регулярно, несколько раз угроза нависала и над кремлем. Один из таких значимых эпизодов зафиксирован в письменных источниках XVI века – осада Тулы крымским ханом Девлет-Гиреем в 1552 году.

– Когда хан узнаёт, что к городу подходят московские полки, он спешно отступает – «...с великим посрамом, и побросав весь свой пушечный наряд..., оставив свои стенобитные орудия, и лодки, и шатры, и верблюдов», – рассказывает Елена Зыкова. – Очевидно, верблюды могли использоваться как вьючные животные и как тягловая сила для тяжелых орудий. Об этом же упоминает и летопись начала царствования Ивана Грозного. Так что наш верблюд вполне мог быть военным трофеем.

Впрочем, у исследователей есть и другая версия: вблизи Тулы пролегал крупный торговый путь с югом, и вполне может быть, что верблюд попал в наш город с мирным караваном.

Одно можно сказать с большой долей уверенности – животное едва ли могло стать подарком, к примеру, местному воеводе.

– Сегодня нам сложно представить мировоззрение жителей того времени, и многие смыслы утрачены, но такой подарок в средние века был бы, скорее, проявлением неуважения. Само животное на Руси, конечно, знали – его изображение встречается в источниках, сводах, даже на одной из древних фресок. Но если на Востоке его считали красивым и благородным, то у нас – нелепым и гневливым, что в понимании славян было не лучшей характеристикой. Более того, подарок такого рода мог содержать прямо негативный подтекст. Известна история о том, как в 1465 году псковичи, оказав великому князю Московскому Ивану III услугу, решили заручиться его поддержкой в делах духовных и отправили посла с просьбой о разрешении поставить своего владыку. Иван III дипломатично ответил, что подумает и посоветуется с митрополитом, но посла вернул с верблюдом. Псковичи обиделись, но поняли, что таких разговоров с великим князем заводить не надо. То есть это был значимый жест для людей того времени.

После окончания исследования найденные в кремле остеологические артефакты вернутся в Тулу и в том числе займут место в музейной экспозиции, чтобы открыть жителям и гостям города ещё одну страницу истории.

– Любой музей ценен прежде всего достоверными предметами, – говорит генеральный директор Тульского музейного объединения Роман Гаврилин. – А что может быть для кремля достовернее предметов, найденных здесь, на этой территории. Конечно, мы надеемся, что будут и новые изыскания. Археология развивается, и, безусловно, в будущем наши представления о жизни Тулы в разные эпохи обогатятся.

Посетить археологическое окно с экскурсией можно ежедневно в 12.00.

Елена Колобаева

0 лайков