Тайга Нозаки: «Берегите свою культуру и самобытность»

«Советская Адыгея», г. Майкоп, Республика Адыгея

Фото из архива Тайги Нозаки.

Живет в Токио молодой человек Тайга Нозаки. Ему 10 марта исполнится 20 лет. Слушает музыку, любит танцевать. Два года назад на просторах интернета Тайга увидел адыгский танец с кинжалами. Для него это было похоже на боевое искусство. Стоя перед зеркалом, он начал копировать то, что увидел на экране. Получилось, понравилось. С тех пор японский парень уже не мыслил себя без кавказских танцев…

Наше интервью с Тайга Нозаки появилось благодаря Кае Хисаока, которая в течение двух месяцев стажировалась в Институте искусств Адыгейского государственного университета. Кае довольно хорошо владеет русским языком. Она связалась через инстаграм с молодым человеком, перевела ему наши вопросы, а после — его ответы.

— Тайга, расскажи о себе, пожалуйста.

— Я единственный сын в семье. Окончил обычный технический вуз.

— Когда ты впервые увидел кавказские танцы?

— Это было около двух с половиной лет назад.

— Каковы твои первые впечатления о кавказских танцах?

— Они мне сразу очень понравились. Были похожи на боевые искусства, балет и акробатику одновременно.

— Какой первый кавказский танец ты разучил?

— Первое, чему я научился, был танец с саблей.

— Ты разучиваешь танцы перед зеркалом?

— Если есть зеркало, я занимаюсь перед ним. Я много импровизирую, не стараясь полностью скопировать танец.

— Кому первому ты показал свой кавказский танец?

— Я часто прогуливал занятия, чтобы потанцевать, поэтому, вероятно, я показывал свои танцы молодым людям из моего университета.

— Как относится к твоим увлечениям мама?

— Моя мама считает меня немного ненормальным, но сейчас она не беспокоится. Сейчас я могу этим зарабатывать на жизнь, и потому она меня поддерживает.

— Ты различаешь черкесский танец и дагестанский или грузинский?

— Я самостоятельно обучаюсь чеченскому, дагестанскому (аварскому/даргинскому), адыгскому (кабардинскому/убыхскому), азербайджанскому, грузинскому и осетинскому танцам. Думаю, что могу их различать. Грузинские танцы не являются лезгинкой по определению.

— В чем, на твой взгляд, эти различия?

— Мне нравятся и танцы стран Черноморского побережья (включая республики Северного Кавказа), и танцы Каспийского побережья. Мне кажется, что танцы на Кавказе отличаются не только с востока на запад, но и с севера на юг. Танцы горцев более мощные, энергичные, воинственные, а танцы городских жителей и купцов (Шалахо, грузинские Рачули, Кинтаури и т.д.) более живые, веселые, комичные, очаровательные. Мне нравится элегантная атмосфера аристократических танцев («Исламей» в Адыгее, «Картули» в Грузии).

— Ты был в Дагестане?

— Я все еще нахожусь в Токио, но мне не терпится поскорее уехать туда. Однажды я получил письмо-приглашение из Дагестана и сразу же принял положительное решение. Я с нетерпением жду своей поездки в Дагестан!

— У тебя появились там друзья?

— Я еще не был в Дагестане, но у меня там уже есть некоторое количество друзей. Я также с нетерпением жду встречи с ними, общаюсь с местными танцорами через интернет.

— Твоим согражданам интересна кавказская культура?

— К сожалению, многие японцы не знают ничего о Кавказе. Однако некоторых он привлекает. Возможно, мы станем первым поколением, которое будет распространять кавказскую культуру в Японии.

Здесь меня окружают люди, занимающиеся в грузинском танцевальном ансамбле (из театральной компании «Сики»). И японцы тоже ходят в тот ансамбль. В Японии есть люди, которые изучают танцы народов мира.

— Да, я знаю. После бурных событий в Грузии почти миллион грузин уехали из страны и расселились по всему миру. И там, где они поселились, инициативные переселенцы стали организовывать вокальные и танцевальные ансамбли. Однажды мне удалось побывать в Тбилиси на конгрессе по изучению полифонии. Туда съехались более тысячи человек, которые исполняли грузинские песни. То были ансамбли из Австралии, Ирландии, Дании и других стран. В каждом ансамбле руководителем был грузин, а хористы — жители этих стран.

— В моем случае любовь к Кавказу возникла благодаря моему любопытству. Я стал смотреть видео, потом стал изучать танцевальные традиции и обычаи народов Кавказа. Мне нравятся местные обычаи, интернет-мемы и кавказская музыка. С тех пор, как я полюбил Кавказ, я слушаю кавказскую музыку постоянно — когда еду в поезде, на отдыхе или на работе. Я регулярно собираю своих друзей, чтобы танцевать для них лезгинку.

Мои любимые исполнители — Астемир Апанасов, Ислам Итляшев, Макка Сагайпова, Мгзавреби. Моими любимыми танцорами являются Гебек Мирзаханов, Аскер Энеев, Рамиль Касанов, Джапар Нартаев, Бачана Чантурия, Давид Чанишвили.

— Для тебя кавказские танцы — это экзотика?

— Я не чувствую ничего экзотического. Это немного трудно выразить словами. Я люблю традиционную кавказскую культуру интуитивно.

— Что ты будешь делать в Японии со своими знаниями?

— У меня аутизм, из-за которого мне очень трудно иметь обычную работу (например, в компании). Однажды мне пришлось уйти с работы из-за физических и психических ограничений, но с тех пор я зарабатываю на жизнь тем, что люблю. Я танцую и работаю моделью.

— Хотел бы ты приехать в Адыгею?

— Однажды я обязательно приеду в Адыгею.

— Какими ты представляешь адыгов через танцы?

— Я не могу описать это точно, но когда я танцую адыгские танцы, я чувствую себя аристократом. Я стараюсь создать элегантную атмосферу. Именно такими я представляю себе адыгов — сдержанными, величавыми, элегантными. Но когда я танцую танец с саблей, я чувствую себя воином, сильным и бесстрашным.

— Кроме Аслана Хаджаева, ты знаешь еще кого-нибудь из адыгов?

— Через интернет я познакомился с сыном Аслана Хаджаева и многими другими местными жителями. Я также знаю Аслана Тлебзу. Дружу с братом Ислама Итляшева Хасаном (из КЧР). У меня есть заочные друзья в Государственном ансамбле танца Кабардино-Балкарии. Я также общаюсь с кабардинкой, которая живет в Японии. Она работает лингвистом-психологом и регулярно дает мне как аутисту много советов.

— Что бы ты хотел сказать адыгской молодежи?

— Мой друг, адыгский танцор, сказал мне, что его родной адыгский язык находится под угрозой исчезновения. Глобализация косвенно способствует разрушению традиционных культур. Это происходит и в Японии, и в других странах. Я не говорю, что глобализация — это плохо, но я думаю, что мы и вы должны снова взглянуть на наши традиционные ценности. Я люблю японскую традиционную культуру. Но число людей, следующих и сохраняющих эти традиции, уменьшается.

Я смог узнать о кавказских традициях в интернете. На Кавказе уже есть люди, которые знают, как распространять их в реалиях современной жизни. В Японии людей, которые это делают, не так много. Но за тысячи километров от Кавказа все же есть японцы, которые действительно изучают традиционную кавказскую культуру.

Да, глобализация содействует разрушению традиционных культур, но мы также можем использовать глобализацию для распространения культуры и традиционных ценностей. Я считаю, что традиционная культура должна больше пропагандироваться в мире. Тем самым мы сможем продвигать ее не только среди жителей Кавказа и диаспоры по всему миру, но и среди более широкой аудитории, что поможет ее сохранять и приумножать.

Конечно, есть люди, которые испытывают дискомфорт по поводу того, что иностранцы изучают традиционные культуры других регионов. Но я считаю, что культура должна быть открыта для всех. Пожалуйста, берегите свою культуру и самобытность!

Алла Соколова

0 лайков