«Чтобы спасти ребенка, надо было быстро уехать»: жители Донбасса об эвакуации в Россию | ФОТОРЕПОРТАЖ

«Наше время», г. Ростов-на-Дону, Ростовская область

Жители Донбасса продолжают покидать свои дома. Кто налегке, кто с огромными сумками, люди показываются на пропускных пунктах. Погрануправление ФСБ сообщает, что уже более 30 тысяч женщин, детей и пенсионеров пересекли границу. Большинство — с потухшим взглядом и выражением безнадеги. Наши корреспонденты выяснили обстоятельства побега от пуль.

18 февраля никто из местных не ожидал эвакуации. Слухи о ней ходили несколько месяцев, потому и всерьез уже перестали воспринимать объявление дня Х.

— Кто хотел, тот уже давно уехал, — говорят люди, столпившиеся около пропускного пункта в Успенке. Они не хотели. Однако сейчас здесь...

Практически у каждого на руках маленький ребенок. Девушка из Макеевки держит семимесячного сына — укутала его во все, что было, и теперь нервно озирается вокруг. Где помощь?

Выбраться из ДНР и ЛНР можно было двумя способами — организованно на донбассовском автобусе или своим ходом. Немало людей посчитало, что второй способ быстрее и безопаснее. Потому женщин, детей и пенсионеров мужчины привозили на машинах до пропускного пункта и возвращались обратно — одни руководствовались патриотическими настроениями, другие — запретом на выезд (мужчин от 18 до 55 лет не выпускают из республик).

— Муж нас отвез. Сам там решил остаться. Отец, брат, кум — все там. Нас вот только вывезли. По городу канонада. Страшно. Собрались за десять минут. Что брали с собой – даже не знаю. Что видели, то и брали. Чтобы спасти ребенка, надо было быстро уехать, — говорит жительница ДНР Кристина, на руках у нее малышка Владислава.

В 2014 году она вместе с сыном и братом выезжала к родственникам в Брянскую область. Сейчас все произошло слишком неожиданно, везти некому… Да и дочка слишком маленькая для долгой дороги.

Рядом стоит женщина с огромными пакетами. В последний раз она была в Ростовской области в 2013 году и по хорошему поводу.

— Все с собой взяла. Боюсь голой остаться, и купить не на что будет. Как-то тревожно по утру было. Стала вот так по одной вещи складывать. Вы вот представьте: 600 метров — стоят боевые машины. Я их вижу, слышу каждый день. Прошлую войну всю выдержала, сейчас уже не могу, — плачет жительница поселка Ясного Анна.

Не выдержала и Валентина Михайловна из Енакиева. Она давно уже ждала сигнала к эвакуации… Даже заплатила три тысяч (практически все, что было), чтобы знакомый довез ее до границы. В 2014 году ее супруг отказался бросать дом. Валентина Михайловна — мужа. Вместе сидели в подвалах. Однако недавно мужчина умер, старушка осталась одна…

— Если бы убило сразу и быстро, то ладно. А то придавит, и будешь там трое суток лежать. Этого-то я и боюсь, — говорит Валентина Михайловна.

Еще больше местные жители боятся мародеров. Родители Насти решили поэтому не эвакуироваться, вывезли только бабушку и ребенка. Сами будут оберегать хозяйство — «в прошлый раз нацики все разворовали».

На железнодорожной станции сидят мужчина и старушка. Одинаково потупили взгляд в пол и опустили кончики губ. Изредка они что-то друг другу говорят, с какой-то большой заботой наклоняют друг к другу голову. Кажется, мать и сын. На деле оказываются даже незнакомы друг другу… Сегодня на дневном рейсе они единственные, кто поедет в обратном направлении — в ДНР.

Галине Николаевне 76 лет, и всю жизнь она прожила в Авмросиевке. Больше полугода она гостила у дочери в Московской области — у той умер муж, нужно было помогать. И вот сейчас, когда соседи, наоборот, уезжают — она возвращается… Говорит, что переживает за дом.

В 2014 году она вызвалась помогать почтальону разносить пенсии. Бегали от дома к дому под летающими вертолетами, прислушивались к каждому выстрелу. Деньги людям доносили…

Попутчик пытается старушку образумить — мол, останьтесь здесь, в безопасности. Но та уже все решила:

— У меня есть свой дом и своя родина. Нигде в другом месте меня не ждут. В первую войну я уезжала, нас привезли в дом престарелых в Твери. Так его постояльцы, не стесняясь, при нас говорили: «Понаехала эта Украина, нас теперь хуже корят». Было очень больно.

У мужчины в глазах стоят слезы. Он еще больше потерян, чем те молодые мамы на пропускном пункте. Едет воевать…

Первый раз пришлось взять оружие в руки в 2014 году.

— Я 27 июля никогда не забуду. Иду домой с шахты «Комсомолец Донбасса», а навстречу мне крики «Танки!». Тогда и дали первый автомат. Только и засыпал в карманы пули потом, — рассказывает Евгений.

Пока он был «на работе» в его квартиру попали осколки снаряда — выбило окна, повредило стены, насквозь продырявило холодильник.

— Стекла вставили, следы замазали. Восстановили все потихоньку. Разве что с холодильником пришлось расстаться, — пытается шутить Евгений. Видно, сколько сил стоит ему улыбнуться.

Перевести хоть немного дух жителям ДНР и ЛНР удается в пунктах временного размещения. Но, конечно, и там люди по большей части серьезны — не выпускают из рук телефон, ловят каждую весточку из дома.

Подробнее о том, как сейчас живут беженцы на территории Ростовской области, расскажет наш журналист Людмила Мельникова. Весь сегодняшний день она провела в местах размещения эвакуированных людей.

Илона Палей

0 лайков