Брендовые вещи из усманской глубинки

«Липецкая газета», г. Липецк, Липецкая область

Благодаря соцконтракту Анна Кальян из небольшого усманского села Беляево смогла создать два собственных бренда. Под одним она выпускает одежду, под другим — интерьерные игрушки и аксессуары

Есть люди, которые рождаются художниками, а я швея, — говорит о себе Анна Николаевна. — Я всю жизнь шила, с раннего детства. Выкройки сами рождались в голове. Мне даже никаких специальных журналов не надо было.

Любовь с детства

Между тем никакое увлечение не смогло бы развиться, не будь на то условий. И у Анны Кальян, к счастью, они были. Хорошо шила ее мама. А, следовательно, дома всегда были лоскутки, иголки, нитки и прочее.

— Сейчас это называется Family-look, когда родители и дети одеты в одной гамме и в одном стиле, — рассказывает Анна Николаевна. — Мы так одевались, когда я была еще ребенком. Нас — меня с сестрой и маму — всегда можно было выделить в толпе.

Сесть за настоящую машинку нашей героине позволили, когда ей было шесть лет. С этого момента и началась большая любовь к шитью. И до сих пор рукоделие иначе как «любимое дело» Анна Кальян не называет.

Без шаблонов

Хотя на протяжении почти всей жизни — а именно до получения соцконтракта в прошлом году — это всегда было второстепенным занятием, которым Анна Кальян занималась в свободное от основной работы время.

— По образованию я технолог верхней одежды. То есть профессию все-таки получила такую, к какой душа лежала, — уточняет Анна Николаевна.

Но на швейной фабрике наша собеседница работала лишь однажды в молодости и совсем недолго — в цеху по пошиву зонтиков на военном предприятии. Возможно потому, что не хотелось в этом занятии загонять себя в рамки и шаблоны.

Анна Николаевна всегда находилась в поиске новых решений. То изготавливала верхнюю одежду, то переключалась на создание креативных расшитых воротников и бантов. Потом бралась за производство сумок из экокожи и текстиля. Все это находило отклик и одобрение местных модниц, которые снова и снова обращались к мастеру.

— Есть швеи, которые делают только то, что им говорит заказчик. Я же со своими клиентками работаю по-другому: мы вместе придумываем модели. Они высказывают свои пожелания, я предлагаю решения. И меня, и их устраивает такой подход и то, что в итоге получается, — делится Анна Николаевна.

Есть цех — есть и работа

О поддержке от государства в размере 250 тысяч рублей на открытие своего дела Анна Кальян узнала от сына, который еще раньше воспользовался соцконт­рактом для приобретения строительного инструмента.

Получение денег по соцконтракту Анна Кальян называет «инъекцией», позволившей ей обновить и закупить все необходимое, о чем мечталось многие годы, но было непозволительной роскошью.

— Это очень внушительная сумма, — говорит Анна Николаевна. — Я смогла приобрести швейные машинки: промышленную прямострочную, распошивальную, современный оверлок, а еще сделать ремонт, закупить мебель — стеллажи и стойку для готовых изделий, манекен, ткани.

Получив таким образом полноценную оборудованную мастерскую в своем доме, Анна Николаевна решила по-честному всю себя отдать работе. Утро она посвящает домашним заботам, а потом весь день до позднего вечера трудится в мастерской.

— Мне в этом году 55, совсем недавно женщины, дожив до таких лет, выходили на пенсию, — рассуждает Анна Кальян. — Но сейчас это вполне трудоспособный возраст. Вот и я не собираюсь расслабляться.

Фирменный стиль

Анна Кальян по-прежнему берет заказы на индивидуальный пошив одежды. Но особый интерес для нее представляет современная спортивная форма, которую сейчас в принципе носят не только на тренировки, но и в повседневной жизни. Для этого модельного ряда и была приобретена распошивальная машинка, позволяющая делать удобные швы на трикотажной ткани — совсем как на магазинных вещах.

— Раньше у меня была только подпись мастера, а с получением соцконтракта я решила создать свой лейбл, — говорит Анна Николаевна. — Всю одежду я выпускаю с логотипом Holy stream (святой поток — англ.).

У нашей героини есть и второй бренд — «Моя линия». Это интерьерные игрушки — куклы, плюшевые медведи — и всевозможные аксессуары ручной работы в стиле винтаж и бохо, которые она реализует через сувенирную лавку в замке Ольденбургских в Рамони.

— В Рамони живет моя дочь Татьяна, которая, можно сказать, является моим менеджером по продвижению, — рассказывает Анна Кальян. — Она размещает в соцсетях фото с изделиями — причем не только моими, свои она тоже рекламирует в Интернете. Сейчас, находясь во втором декретном отпуске, дочь увлеклась созданием украшений из камней. А теперь еще, глядя на меня, думает заключить соцконтракт на развитие швейного дела. Меня радует, что и у дочери появился интерес к этому занятию.

Идеальное место

В фантазиях у мамы с дочерью — создание своего брендового магазина. Но это из далеко идущих планов. Пока даже с дислокацией они не определялись. В любом случае, где бы они ни решили продолжать свой бизнес, покидать родное Беляево с населением менее сотни человек Анна Кальян не намерена. Очень любит она это место, хотя прожила здесь только 22 года из своих 55. До 33 наша героиня жила с родителями в Молдавии. Но сюда, на усманскую землю, наведывалась каждое лето к бабушке с дедушкой.

— Кто-то любит море, кто-то горы, а я лес, — делится Анна Николаевна. — Это село всегда было для меня чем-то особенным — родным, теплым местом, куда всегда хотелось приехать и очень не хотелось каждый раз уезжать. Я счастлива, что живу здесь. Мне не нужен город. Здесь мое место.

Елена Панкрушина

0 лайков