Искусство называть

«Советская Адыгея», г. Майкоп, Республика Адыгея

Фото: adygi.ru

Сегодня Кадыр с раннего утра вышел из дома и направился к аульской реке. Родные знали, что у него сложился свой ритуал — уйти к реке, посидеть на берегу, наблюдая за спокойным ее течением тогда, когда ему предстояло принять важное решение. В ритме реки он видел неизменность и стабильность, мудрость природы, и это давало ему силы. Кадыру предстояло сделать важный выбор: у его соседа и старого друга родился первый внук, и сосед отдал право выбора имени ему, Кадыру. Как назвать мальчика, чтобы имя давало ему силы, было благозвучным, сочеталось с именем его отца? Дать имя ребенку — это практически определить его судьбу…

Обычай

В Древней Греции существовал своеобразный обычай — запрещалось произносить имена жрецов и высших сановников. Старые имена жрецов вырезались на бронзовых или свинцовых дощечках, которые затем топили в море. «Одного такого обычая было достаточно, чтобы история стала невозможной, — остроумно писал об этом известный эволюционист XIX века Джеймс Фрезер в своей «Золотой ветви». — Как можно написать историю без имен?»

Профессионалы говорят об ономастической картине мира, о том, что личные имена воспроизводят древнюю языковую картину мира, формируют коллективную ментальность, что по ним можно восстановить ключевые зоны знания того или иного народа.

Тема личного имени и его выбора — сегодня одна из самых популярных. Философия имени, его значение и функции, в том числе и сакральные, табу на определенные имена — об этом сегодня много говорят и пишут. Профессионалы говорят об ономастической картине мира, о том, что личные имена воспроизводят древнюю языковую картину мира, формируют коллективную ментальность, что по ним можно восстановить ключевые зоны знания того или иного народа. В современной художественной литературе тема личного имени интересно осмыслена у Милорада Павича в его романе «Хазарский словарь», где герой в каждом новом сне проживал новую жизнь с новым именем.

Известный советский этнограф Ярослава Смирнова в 1983 году писала: «...в старину у северокавказских народов наречение имени было обрядом и мужским и женским. Порядок выбора имени имел множество локальных и иных вариантов: имя мог дать не только один из родителей, родственников или соседей, уважаемых стариков, повитуха, мулла или священник, но и человек, на которого пал жребий, первый вошедший в дом и т.д.

Общая тенденция состояла в том, что имя давали, как правило, как бы незаинтересованные лица, а позднее — кто-нибудь из родителей, но выбирая одно из предложенных другими имен. Человек, давший или предложивший выбранное имя, становится одним из названных родственников семейства. Это закреплялось обменом подарками. Если имя давал мулла, то читалась молитва, если христианский священник — совершался обряд крещения. Имена давались как национальные, так и мусульманские (у осетин — христиан) и православные. В последнем случае наряду с официальным христианским именем давалось и неофициальное национальное имя».

Значение имени

Почти у всех народов Северного Кавказа были приняты домашние ласкательные имена. Давались и имена-обереги, «обманные имена», которые должны были отвратить от ребенка злые силы. В одной семье не принято было носить одинаковые имена.

О значении имени говорят многочисленные пословицы. Недостойный поступок словно лишает человека имени; когда образ жизни человека не соответствует семантике его имени, о нем у черкесов говорили: «Имя бьет и снимает голову».

У черкесов были распространены табу на имена покойников, родственников, людей с несчастливой судьбой. На Восточном Кавказе ситуация была другой; в воспоминаниях А.Омарова о Дагестане читаем о споре между родителями; отец хотел дать имя в честь своего деда, для сохранения имени рода, а мать хотела дать младенцу имя убитого своего брата, «потому что вдова брата просила об этом ее неотвязчиво». Сюжет, принципиально невозможный в адыгской среде.

Целая группа имен на Северном Кавказе была связана с понятиями силы, богатства, внутреннего достоинства людей высокого социального статуса — Султан, Мурза, Хан, Бек, Ханум.

Через имя ребенку также присваивались одобряемые в культуре качества: например, для мальчика — это качества, характерные для воина. Имена Аскер (воин), Касполет (непобедимый булат), Аслан/Арслан (лев), Каплан (тигр) и другие вписываются в символическое поле «мужественности».

Особый пласт имен был связан с исламом — самые популярные из них Магомед (имя пророка), Расул (Посланник), Гази (Воитель за веру), Али, Абакар, Абдулла, Гаджи, Омар, Рамазан. Некоторые имена имели аналоги в Библии — Нух (Ной), Муса (Моисей), Ибрагим (Авраам), Сулейман (Соломон).

В случае, если ребенок рос слабым и болезненным, старики или эфенди советовали дать ему новое имя, это радикальное средство якобы сбивало с толку шайтанов, охотившихся за душой ребенка. В черкесских семьях, где рождались только девочки, старшие могли дать очередной дочери имя, означающее, например, «Ждущая брата» — Шыготыжь.

Стоит вспомнить, что в 1940-е на Кавказе рождалось немало Кимов (от «Коммунистический интернационал молодежи») и Роз (в честь Розы Люксембург), что связано с романтикой советского прошлого, были даже Чапаи, Щорсы и Будены. К счастью, Оюшминальды (сокращение от «Отто Юльевич Шмидт на льдине») не прижились.

В СССР некоторые имена некавказского происхождения были так освоены кавказской традицией, что перестали восприниматься как чужие. Вячеславы и Эдуарды, Светланы, Людмилы, Марины, Анны, Луизы, Тамары, Зои, родившиеся в 1950—1960-1970-е годы, никогда не воспринимались как люди с экзотическими именами. В конце 1980-х под влиянием мексиканских сериалов появляются Изауры, Марианны, Роситы… Интересно, что в 1997 году, после смерти принцессы Дианы и Доди аль-Файеда, в Адыгее в течение 4 месяцев появилось 33 Дианы и 34 Ислама. Хотя недоразумения типа Фердинанда Аскеровича и Дженифер Муратовны тоже встречались в 1990-х.

У адыгов в конце 1980-х — начале 1990-х наступил период возвращения к именам героев нартского эпоса, тогда имена Адыиф, Сатаней, Ашамаз, Нарт стали очень популярны. На смену этому периоду пришла тенденция «декавкасизации» личных имен, когда было важно, чтобы девочкам и мальчикам дали благозвучные имена, звучащие «по-восточному». Самым популярным мужским именем арабского происхождения, вошедшим в именник в 2000-е годы, являлось имя Амир.

В 1980-е у адыгов были популярны мужские имена — Аслан, Анзор, Азамат, Адам, Руслан, Тимур; женские — Фатима, Белла, Дана, Саида, Жанна, Анжела, Адиюх, Сатаней. В 1990-е мальчиков называли чаще всего Ислам, Алим, Мурат, Рустам, Арсен, а девочек — Мадина, Расита, Залина, Радима, Марьяна, Венера, Оксана, Диана. В 2000-е среди мужских имен были популярны Амир, Тамерлан, Кантемир, Дамир, Иналь, Астемыр, Эльдар, Имран, а среди женских — Милана, Даната, София, Амалия, Дарина, Аделина, Амина, Самира, Даяна, Ляна, Алима, Элина.

В Кабардино-Балкарии среди мальчиков сегодня популярны имена Дамир, Идар, Алан, Тамерлан и Алихан. А среди девочек Ясмина, Дисана, Алина, Лалина. В моде мужские имена, которые ассоциируются со славным прошлым, — Сулейман, Мухамед, Амирхан, Джэрий, Казбек, Амирбек, Кубатий, Кантемир, Астемир, Кадир, Касбот, Залимхан.

В Дагестане, Чечне, Ингушетии мальчиков чаще всего называют кораническими именами, среди которых наиболее частотное имя пророка Мухаммада, а также именами первых праведных халифов — сподвижников пророка Мухаммада, Умара и Османа. В Дагестане в одной семье родные братья могут назвать своих сыновей в честь отца. Иногда имя дается по названию месяца, в котором родился ребенок.

Самые популярные мужские имена на Восточном Кавказе в 1990-е — Альберт, Руслан, Беслан, Шамиль, Ахмед, женские — Мадина, Асет, Милана, Марианна, Лиза, Зина, Малика, Патимат. В 2000-е все рекорды били такие мужские имена, как Мухаммад, Абдулах, Абдурахман, Расул, для девочек выбирали имена Сафия, Аиша, Алия, Раяна, Марьям.

Бэлла Б. из Дагестана рассказала, что сейчас, в 2020-е годы, «детей называют именами старших родственников, стараются дать им благозвучные мусульманские имена. Девочек в моем окружении называли: Фатима, Амина, Сафия, Хадиджа, Айша, Сумая, Самира, Ясмина, Сальма, Марьям. Они соответствуют общему тренду. Среди мальчиков: Магомед, Мухаммад, Ислам, Ахмед, Амир, Адам. Мальчикам также сегодня могут дать и какое-нибудь редкое, экзотическое для нас мусульманское имя».

У адыгов сегодня в целом сохраняется традиция, по которой имя первому ребенку в семье дает старший мужчина в роду. Если на момент рождения детей деда по линии отца и матери уже нет в живых, то вопрос решают старшие женщины (бабушки). «Если посмотреть на моих двоюродных братьев и сестер, то абсолютно всех детей назвали бабушка и дедушка. Не родители», — рассказала Фатима О. из Майкопа. «Я не дал имя ни одному из своих детей. Их назвали мой отец, тетя, племянница», — поделился Шамсудин Н. из Краснодара.

Новые тенденции

Можно проследить и новшества. Если выбор имени для первого внука — исключительно дело старших, то с появлением младших детей право выбора имени для ребенка демократизируется — имя выбирают коллективно ближайшие родственники или это право предоставляется самим родителям. Известный в Кабардино-Балкарии врач рассказал мне, что когда встал вопрос выбора имени для его первого внука, он пригласил всех членов семьи на семейный совет, и каждый предложил свой вариант имени для малыша. На основании этих вариантов составили список рейтинговых имен и проголосовали.

Имянаречение у современных адыгов нередко становится личным делом родителей ребенка. Конечно же, молодые родители соблюдают этикет и прислушиваются к мнению старших, обычно к бабушке и дедушке по отцу. Все чаще старшие выбирают имена из тех, которые предлагают им родители новорожденного. Замира П. из Майкопа рассказала, что назвала свою дочь сама. «Еще будучи подростком я решила, что хочу дочь, которую назову Камилла. Историю имени не изучала. Мне просто нравилось это имя и люди, которые его носят. Спросила у мужа и свекрови, не против ли они. Они были не против».

Сохраняется, но размывается табу на имя для ребенка, повторяющее имя его деда. «Именами умерших, кто бы они ни были, хоть родственники, хоть святые, у нас не принято называть: и старшие, и мы относимся к этому одно­значно — у каждого должно быть свое имя», — рассказал Казбек Н. из КБР. Только один человек из опрошенных мною в Адыгее поделился тем, что в его семье есть дети, названные в честь дедушек. Черкешенка, вышедшая замуж за косовского адыга, рассказала: «Мой свекор лично еще при жизни дал свое имя одному из своих внуков. Но это скорее исключение, я больше не знаю случаев среди косовских черкесов, чтобы дед давал свое имя внуку. Чаще бытует традиция наследовать имена прадедов, прапрадедов и т.д.».

Родители учитывают созвучие имени ребенка его отчеству и фамилии, хотят, чтобы имя было благозвучным. Один из респондентов рассказал, что для него как отца было важно, «чтобы имя ребенка нравилось его матери, ведь она будет больше всего в это имя вкладывать всю свою энергию..., любовь, ласку... чтобы оно не имело у матери даже тени негативных ассоциаций». Популярно из имен родителей сконструировать имя для ребенка: например Талима: Тамара+Алим. Или всех мальчиков назвать именами на одну букву.

Старинные адыгские имена — Хьатыу, КъокIас, Гощнагъу, Дэхэос, Дэхэнагъу, Гощэунай, Мыдэй, Шыгъотыжь, Тыгъэнгуащ — практически вышли из употребления. А вот такие имена, как Пщымаф, Шумаф, Гучипс, наоборот, встречаются.

0 лайков