Хрущёвская оттепель или слякоть?

«Красноярский рабочий», г. Красноярск, Красноярский край

Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв.

Прочитал недавно опубликованные в краевой печати заметки доктора социологических наук А. М. Логвинова «Хрущёв Н. С. - управление Советским Союзом (1953—1964 гг.)» и не смог избавиться от чувства обиды. За то светлое и радостное время, которое пришлось на пору моей юности и которое не просто очернили, а буквально смешали с грязью.

Далёкое - близкое

Так получилось, что пора моего становления как личности пришлась на период хрущёвского правления. В 1954 году после окончания в Челябинске четвёртого класса вместе с семьёй отправился в Казахстан, куда партия направила моего отчима поднимать целину. В деревне Семёновке он заведовал ремонтными мастерскими МТС, а мама преподавала в школе.

К тому времени Семёновка разрослась и негласно делилась на четыре части - русско-украинскую, казахскую, поволжских немцев и чеченцев. В школе вообще был полный интернационал - к отмеченным национальностям добавлялись и татары, и молдаване, и узбеки...

Тем не менее жили дружно. За четыре года нашей целинной эпопеи не припомню не только каких-либо серьёзных эксцессов, но даже мелкой ссоры на межнациональной почве. С немецким сверстником Отто в летнюю пору на тракторных косилках стригли густую траву бескрайних степей, с казахом Келебаем состязались в секции бокса, с чеченцем Султаном и его братом ходил на лыжах кататься с гор близлежащего ленточного бора...

Встают перед глазами глинобитные мазанки чеченской улицы. На завалинках важно восседают седобородые аксакалы, а мимо них лихо проносятся на мотоциклах юные джигиты. Подрастая, они становились за штурвалы комбайнов, садились за руль автомашин. И разве кто-то в ту пору мог предположить, что пройдут годы, и эти чеченские мальчишки возьмут в руки автоматы и гранатомёты...

Девятый и десятый классы я оканчивал в Челябинске. Помню, как наш 9 "Б" класс школы N 10, не сговариваясь, сбежал с последних уроков в кинотеатр документальных фильмов, где шёл показ ленты «Там, где цветёт сакура». Трудно передать словами охватившее нас чувство восхищения от увиденного. Нам открылась ранее неведомая страна Япония, где каждая пядь доступной для проживания земли пропущена через человеческие руки и тем не менее сохранила свою чарующую красоту.

В те дни ранее непроницаемый «железный занавес» вдруг стал прозрачным, и мы узрели не только язвы и гниль чужеземного бытия, но и всё многообразие жизни на планете Земля. Мы стали раскованнее, смелее. И спокойно травили анекдоты про нашего «кукурузника», не опасаясь трагических последствий.

Затем пошли годы учёбы в Томском университете. И наступил необычно тёплый солнечный апрельский день 1961 года, когда вдруг мигом опустели студенческие аудитории, и тысячная колонна физиков и лириков заполонила улицу Ленина, а затем двинулась к центру города, к трибунам, с которых в возбуждённую толпу летело: «Первый человек в космосе! Наш, советский! Наш Юрий Гагарин!»

Я не хочу впадать в крайность и описывать всё происходившее в пору хрущёвского правления только розовыми красками. Ведь были и летние дни 1963 года, когда Томск накрыли пыльные бури, прилетевшие с площадей безмерно распаханной целины. Да и других немалых просчётов хватало. Но мы были убеждены, что допущенные ошибки - явление временное и поправимое.

И факт остаётся фактом - это было время великих свершений.

Странный подкаблучник

Как правило, автор публикации, прежде чем сделать вывод, выстраивает ряд убедительных доводов, анализирует изложенные факты, но в данном случае доктор социологических наук с первых же строк пространных заметок отталкивается от умозаключения, к которому его привёл «известный историк Е. Спицын». А именно: "Период правления Н. С. Хрущёва принято называть «оттепелью», на самом деле этот период, скорее, — «хрущёвская слякоть».

Решил выяснить, что это за новый Карамзин или Ключевский появился на Руси, Интернет выдал сразу три заголовка трудов историка Спицына и условия приобретения дорогущих фолиантов. Была среди них и книга «Хрущёвская слякоть», выпущенная в 2020 году.

Конечно, можно «звездить» в соцсетях и строчить многотомные издания, только следует ли опираться на измышлизмы? К сожалению, не единожды убеждался в том, что многие авторы не гнушаются ничем, чтобы только привлечь внимание читателя, заловить подписчика на свои творения. Уже сколько ныне здравствующих знаменитых артистов было погребено ради меркантильных интересов.

В главе заметок «Амнистия 1955 года» утверждается, что амнистия была задумана и свершена Хрущёвым во благо главным образом бандеровцев и украинских коллаборантов. Но почему только их? В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 года, подписанного К. Е. Ворошиловым, сказано:

«Учитывая прекращение состояния войны между Советским Союзом и Германией и руководствуясь принципом гуманности», Президиум высшего государственного органа страны «посчитал возможным применить амнистию в отношении тех советских граждан, которые в период Великой Отечественной войны... по малодушию или несознательности оказались вовлечёнными в сотрудничество с оккупантами...»

Тем не менее пункт 4 указа гласил: «Не применять амнистию к карателям, осуждённым за убийство и истязание советских граждан». И с какой бы стати главе государства искать поддержки у бандеровцев, которые, по утверждению автора заметок, после смерти Сталина набрали силу и верховодили в лагерях ГУЛАГа.

Во-первых, Никита Сергеевич всю войну провёл на переднем крае сражений. Имел боевые награды и, по свидетельству очевидцев, не кланялся пулям. Что же касается верховодства бандеровцев в норильских лагерях, о чём упоминает Логвинов, то это довольно спорный аргумент.

В книге бывшего заключённого Дудинского лагеря Николая Алексеевича Одинцова «Таймыр студёный» сказано, что в послевоенное время в лагере верховодил один из прибалтийских лесных братьев. Он и его шайка насиловали и убивали женщин, тщательно заметая следы. И продолжалось это бесчинство до тех пор, пока сами заключённые не отправили на тот свет главаря и его подручных.

Несколько слов об авторе книги. Одинцов был арестован, когда учился в десятом классе и выпустил антисталинскую листовку, обвиняя его в уничтожении ленинской гвардии. Юноша чудом выжил в омских лагерях, откуда этапом был отправлен в Дудинку, где отбывал остальное время заключения. После освобождения окончил школу рабочей молодёжи, затем вуз и в течение нескольких десятилетий возглавлял лесозавод Дудинского морского порта. Орденоносец, Почётный гражданин города Дудинки.

Но вернусь к указу об амнистии. Совершенно очевидно, что он был вызван не чьим-то единоличным решением, а стремлением всего советского народа перейти к мирной жизни. Тогда отправились в свои покинутые жилища репрессированные народы. Был посмертно реабилитирован мой дед Семён Иванович Кобзарь, погибший на Колыме, а также десятки тысяч ему подобных, пострадавших от ложных доносов.

Обо всём этом не сказано в заметках, зато выдвигается очередной измышлизм - якобы Хрущёв решился объявить амнистию под влиянием его второй супруги Нины Петровны, в девичестве Кухарчук.

Она родилась в селе Василив Люблинской губернии на территории современной Польши - благодаря этому свободно говорила на польском, русском и украинском языках. До 12 лет Нина Кухарчук училась в сельской школе, а когда пришла пора её окончить, преподаватель убедил её отца Петра Кухарчука в том, что девочка обладает большими способностями, и ей нужно продолжить обучение.

Так она уехала к родственникам в Люблин, а когда началась Первая мировая война, благодаря хлопотам служившего на фронте отца Нину устроили в Мариинское женское училище города Холм, вывезенное в Одессу.

В 1920 году Нина Кухарчук вступила в ВКП(б) - с тех пор она начала делать карьеру в партии: занималась пропагандистской работой среди женщин на Западной Украине, училась в Коммунистическом университете имени Свердлова в Москве, а после уехала в Донбасс преподавать в партийной школе.

В 1922 году, оказавшись в Юзовке, тоже в качестве преподавателя, Нина Кухарчук встретила Никиту Хрущёва, который на тот момент был уже вдовцом с двумя детьми.

Так сказано в «Википедии» и других источниках. Но если верить тому, что написано в социологических заметках, то, оказывается, Нина, окончив учёбу в Одессе, в январе 1920 года, «будучи одним из лидеров местной подпольной комсомольской организации, вступила в Легион украинских сечевых стрельцов и украинской Галицкой армии».

Во-первых, была ли в то время в Одессе комсомольская организация? Да и сам легион, который действовал только в период Первой мировой войны в составе австро-венгерских войск? Во-вторых, с какой стати вожаку коммунистического союза молодёжи вступать в националистическую организацию?

Весь этот абсурд понадобился для того, чтобы показать близость жены главы государства к тогдашним самостийщикам, а в последствии - к бандеровцам.

Затем в заметках следуют рассуждения о колоссальном влиянии супруги на мужа, «бывшего в быту банальным подкаблучником», и окончательный вывод: «Расцветшая ныне на Украине бандеровщина и нацизм во многом процветают благодаря прошлым действиям Н. С. Хрущёва...» Оставим эти строки на совести их написавшего.

Пару лет назад «Комсомольская правда» к очередной дате рождения бывшего вождя опубликовала заметку «Нина Петровна штопала носки Хрущёву, когда он был генсеком». Строгая, экономная, работящая супруга прежде всего была матерью большого семейства. Продолжала преподавать и в Киеве, и в Москве, когда муж занимал высокие партийные посты.

Она воспитала детей Никиты Сергеевича от первого брака (его первая жена в 1920-м умерла от тифа) как своих собственных. Старший сын Леонид Хрущёв стал лётчиком и погиб на фронте в воздушном бою. После его гибели Нина Петровна взяла на воспитание его дочь.

Она не терпела роскоши, излишеств и, как писала «Газета.RU» в 2019 году, «в заграничных поездках, сопровождая супруга, не любила наряжаться - всем своим видом Нина Кухарчук подчёркивала своё крестьянское происхождение и близость к народу, которому недоступны были дорогие наряды».

Что касается нашего «банального подкаблучника», то он помимо всего прочего за годы своего правления сумел создать надёжный ракетно-ядерный щит, который прикрывает нас по сей день. И когда он стучал каблуком по трибуне ООН, напоминая надменным янки, с какой державой они имеют дело и обещал им в случае чего «показать кузькину мать», это было не простое сотрясение воздуха.

Кстати, из всех советских руководителей, с кем довелось общаться, для Фиделя Кастро самым уважаемым (если не обожаемым) был Хрущёв, который не дал на растерзание главному империалистическому хищнику Остров свободы, всемерно поддерживал кубинцев в период жестокой блокады. И в том, что Куба до наших дней не изменила социалистическому выбору, есть и немалая заслуга Никиты Сергеевича.

Оболганные совнархозы

В главе «Управленческая лихорадка в 1953—1964 гг.» главным образом говорится о попытках перестройки управления народным хозяйством страны, предпринятых по инициативе Берии и Маленкова. О совнархозах сказано довольно кратко, как о пустой затее Хрущёва, которая, кроме вреда, ничего не дала.

В главе о развитии промышленности отмечено, что «несмотря на все хрущёвские шараханья в попытках управленческих реорганизаций, в целом были характерны ещё сравнительно высокие темпы экономического роста», что было обусловлено успехами пятой пятилетки (1951—1955 годы), которая берёт начало ещё при жизни Сталина. И решающим условием успеха стало «сохранение жёсткой вертикальной системы отраслевых министерств и ведомств». То есть благодаря той системе, на которую посягнул Хрущёв, ликвидировавший в 1957 году отраслевые министерства, создав вместо них совнархозы.

Да, 5-я пятилетка была успешной, но тем не менее довод автора заметок не выдерживает критики. Как сказано в «Википедии»: «Существенный вклад в развитие народного хозяйства СССР вплоть до 1954 года вносили репарации, полученные от побеждённой Германии на сумму 4,3 млрд долларов, включая промышленное оборудование и целые заводские комплексы».

По данным «Экономической энциклопедии», если в 1950 году Советский Союз выпускал менее 30 процентов промышленной продукции США, то в 1962-м - 63 процента. Произошёл мощный рывок - «коренной перелом в экономическом соревновании СССР с капитализмом». И обеспечил его перевод экономики страны на территориальное управление промышленностью и строительством.

Плакат художника Р. Дементьева, 1959 год.

Тогда судьбу министерского правления определили не чьи-то «шараханья», а решения февральского (1957 год) Пленума ЦК КПСС, в которых сказано: «Ведомственные границы мешают широкому осуществлению специализации и кооперации производства, затрудняют комплексное развитие хозяйства. В результате этого огромные производственные мощности предприятий остаются недоиспользованными, вызываются значительные нерациональные перевозки грузов. Разобщённость строительства между министерствами ведёт к созданию на одной территории большого количества мелких строительных организации, к распылению и замораживанию государственных средств в строительстве, его удорожанию...»

Как видим, изъяны нешуточные. Кстати, инициатором отставки отраслевого управления стал не генсек, а академик С. Г. Струмилин, соратник первого председателя Госплана СССР Г. М. Кржижановского, который ещё в 1921 году ратовал за отмену сверхцентрализации в управлении народным хозяйством, ибо она необходима в период военного времени, но губительна во времена мирного строительства.

После Гражданской войны были восстановлены советы народного хозяйства, которые возникли в 1918 году по инициативе фабрично-заводских комитетов и которые сыграли главную роль в восстановлении народного хозяйства.

В своей речи на первом съезде совнархозов в 1918 году В. И. Ленин сказал: «Нет никакого сомнения, что чем дальше будут двигаться завоевания Октябрьской революции, чем глубже пойдёт переворот, тем больше, тем выше будет становиться роль советов народного хозяйства, которым предстоит одним только из всех государственных учреждений сохранить за собой прочное место, которое будет тем более прочным, чем ближе мы будем к установлению социалистического порядка, чем меньше будет надобности в аппарате чисто административном, в аппарате, ведающем только управлением...»

Почему же аппарату управления, взятому из царской России, суждено было умереть? Потому что он означал наименее эффективные бумажные методы управления, царство бюрократии. А в совнархозах главную роль играет совет директоров ведущих предприятий региона, которые действуют без лишних согласований с Москвой.

И это предсказанное великое будущее в полной мере проявилось в период послевоенных совнархозов - во время правления Н. С. Хрущёва.

В подтверждение сказанного обратимся к главному беспристрастному судье - показателям прироста продукции в отраслях, определяющих технический прогресс, приведённые академиком С. Хачатуровым в журнале «ЭКО» (1986 год, N 21).

Производство электроэнергии: в шестой пятилетке - 72 процента, седьмой - 73, в последующих - 46, 40, 25. Химия и нефтехимия: в шестой - 55, седьмой - 169, затем - 74, 56, 18. Машиностроение: в шестой - 81 процент, седьмой - 66, а потом - 33, 26, 6 процентов.

Шестая и седьмая пятилетки приходятся на период правления Хрущёва, как и совнархозы, а остальные - на время, когда были восстановлены отраслевые министерства.

Что означали рекордные 169 процентов прироста продукции химии и нефтехимии в 7-й пятилетке? В том числе и то, что в то время в полную силу заработал уникальный в мировом масштабе Красноярский лесохимический комплекс, где из отходов лесопиления получали шины, резинотехнические изделия, каучук, шёлковые и иные ткани, лекарства, кормовые дрожжи для животноводства, бумагу и картон, и другие востребованные продукты. Получали из того, что сейчас сгорает в кострищах и гигантских пожарищах.

И начались кострища бесхозяйственности с воцарением ведомственного идиотизма. В 80-х годах прошлого столетия в СССР встречные перевозки ежесуточно поглощали 70 тысяч вагонов. Из-за нехватки порожняка в лесу сгнивали штабеля брёвен, у шахт самовозгорались горы добытого угля. За один 1986 год в межведомственные прорехи просыпалось столь добра, сколько страна потеряла за четыре года войны. СССР уверенно шёл к саморазрушению.

О достижениях Красноярского совнархоза уже немало написано и сказано. Но разве он был исключением?

В интервью корреспонденту газеты «Правда» (4 сентября 1997 года) бывший председатель Совета Министров Украины, один из создателей Донецкого совнархоза Иван Павлович Казанец на вопрос: «Чем же был вызван кризис советской экономики?» ответил так:

«Несовершенством управления. Я двадцать лет отвечал за чёрную металлургию СССР в ранге министра и вполне убедился в этом. А во времена совнархозов, которые были созданы вовсе не по прихоти Хрущёва, а по настоянию республик, дела шли совершенно иным образом. На Украине хозяйственная инициатива буквально бурлила, и задуманное немедленно превращалось в конкретные дела. Тогда у руководителей области отпала необходимость ездить за каждой мелочью в Москву, мыкаться по кабинетам, убеждать, согласовывать, утверждать, пробивать, а потом томиться в ожидании, когда же наконец проклюнется результат того или иного решения. Я, как мог, убеждал Брежнева не распускать совнархозы, излагал свою позицию и на сессии Верховного Совета, но противники совнархозов оказались сильнее. Я уверен, что, если бы мы сохранили совнархозы, наше государство не удалось бы развалить. А у теперешней России я вообще не вижу никакой перспективы. Мы воюем с собственной страной, уничтожаем её своими руками...»

Вместо эпилога

Можно согласиться с Иваном Павловичем насчёт бесперспективности капиталистической России, но тем не менее история не заканчивается двадцатыми годами XXI столетия.

Разве случайно возникла Донецкая республика на территории бывшего Донецкого совнархоза, государственным гербом которой стала копия герба УССР? Это стало следствием того, что жители Донбасса не забыли ни подвига молодогвардейцев Краснодона, ни своего вдохновенного труда в составе советской Украины. Вот почему они дали решительный отпор бандеровщине и нацизму.

В сентябрьском номере газеты «Версия» сказано о результатах очередного социологического опроса. Выяснилось, что 62 процента граждан РФ «предпочли бы советскую экономическую систему (и это максимум за всю историю наблюдений). А почти половина граждан высказываются за возврат к советской политической системе».

Так что тенденция развития общества ясна. А, как известно, всякая идея становится материальной силой, когда овладевает массами.

Теодор Шевченко

Между тем...

СОЧИ, 21 октября. /ТАСС/. Существующая модель капитализма себя исчерпала, заявил президент России Владимир Путин.

«Все говорят о том, что существующая модель капитализма, а это сегодня основа общественного устройства в подавляющем большинстве стран, исчерпала себя», — сказал глава государства, выступая на заседании международного клуба «Валдай».

По его словам, в рамках этой модели больше нет выхода из «клубка всё более запутанных противоречий».

«Повсеместно, даже в самых богатых странах и регионах, неравномерное распределение материальных благ ведёт к усугубляющему неравенству», — добавил глава государства.