Что делать, если старшеклассник ничем не интересуется и не знает, кем стать

«Советская Чувашия», г. Чебоксары, Чувашская Республика

Разглядеть способности и таланты подростка в микроскоп невозможно. Но если привить ему любовь к исследованиям, он сам решит, к чему у него склонности. Фото: Олег Мальцев из архива редакции

Не хочу в инженеры, хочу в дальнобойщики!

Современные родители часто жалуются, что их дети ничем не интересуются, не знают, куда будут поступать, какую профессию выбрать. Попытки навязать им свою волю обычно терпят неудачу. Несмотря на то что старшеклассники зачастую просто не знают, чего сами хотят, родительские «хотелки» встречают в штыки. И возникает извечный вопрос: «Что делать?» — причем не у подростков, а у их мам и пап. И в каждой семье его решают так, как диктуют семейные традиции. Школьные педагоги могут только зафиксировать этот факт.

Учительница одной из чебоксарских школ провела классный час в 10 «А», после чего поделилась своими впечатлениями. Несколько человек собираются идти по стопам своих родителей. Иногда непонятно, сами ребята этого хотят или взрослые их убедили, что это самый правильный вариант:

— Я спрашиваю Михаила, почему он хочет быть врачом? Он брезгливый, медлительный, ему тяжело общаться с незнакомыми людьми. Для него выслушивать человека — тяжкое испытание. Но мама у него врач, и другой профессии она для сына не представляет. Хорошо, что медицина — большая отрасль, возможно, мальчик найдет себя там, где не надо будет контачить с пациентами, например, в лаборатории или статистике.

А вот Борис учится хорошо, легко сходится с людьми, остроумный, с хорошим кругозором. Просто убил меня своим решением пойти в дальнобойщики. Его старший брат несколько раз брал в рейс, и мальчику понравился стиль жизни водителя. Когда я ему намекнула, что неплохо бы с его мозгами образование получить, он решительно заявил, что время терять не намерен. А понадобится — пойдет учиться заочно. И вообще почему я думаю, что в дальнобойщики должны идти троечники?

Но если мальчики хоть как-то проявляют свою активность, то с девочками сложнее. Конечно, есть и определившиеся: кто-то собирается в IT-отрасль, кто-то на иняз, в медицину опять-таки. Но очень многие просто не знают, где можно приложить силы. Они собираются получить хоть какое-то высшее образование, а потом уже искать себя, ссылаясь на то, что так хотят их родители.

История из жизни

Стоило Нине Ивановне уехать в отпуск, как дома разразился скандал, причиной которого стал подросток, вернее, его поведение. В гости пришел дед со стороны отца, конечно, первым делом завел разговор об учебе внука: других тем обычно взрослые найти для разговора с детьми не могут. И был удручен тем, что Вадим далеко не отличник, куда поступать, еще не решил и даже не знает, что ему нравится. Более того, в порыве откровенности мальчишка заявил деду, что не прочь был бы лежать на диване и получать за это деньги. Дед, воспитанный на «Комсомольцах-добровольцах» и «Поднятой целине», устроил взбучку невестке и сыну, за то, что вырастили тунеядца, и ушел, хлопнув дверью.

Когда Нина Ивановна вернулась домой, члены семьи уже неделю не разговаривали друг с другом. Как человек, всю жизнь проработавший на руководящих должностях, она быстро приняла решение и начала действовать. Вначале возмутилась тем, что бедного ребенка третируют. Уж если он хочет лежать на диване, а не ходить в школу, то и пусть себе лежит. Она готова ему платить за восемь часов лежания 500 рублей. Парню как раз нужны были деньги, чтобы купить что-то для компьютера, и он был счастлив от неожиданного везения. Родители, вымотанные скандалом, даже не возразили, а мальчик уже прикидывал, сколько он сможет заработать и на что потратит деньги.

Разговор произошел в воскресенье, а уже в среду подросток самостоятельно проснулся утром, собрал школьный рюкзак и заявил, что лучше будет ходить в школу, чем валяться на диване, а с покупкой деталей для компьютера подождет.

Нина Ивановна невозмутимо заметила, что и не ожидала другой реакции: не может здоровый 15-летний подросток лежать слишком долго. Организм в этом возрасте требует нагрузки и впечатлений. Более того, она пошла дальше: по подсказке психолога Татьяны Удиной нашла словарь-справочник современных профессий, и теперь по вечерам они пьют чай и играют в «угадайку». Она называет профессию, и каждый по очереди высказывает свое мнение, что делает какой-нибудь «андеррайтер» или «скальпер». Взрослые веселятся, потому что их догадки, что должны делать, какие навыки и образование иметь обладатели этих профессий, часто далеки от действительности. Вадим раскусил бабушкину тактику, что «веселье» рассчитано на него, но это не мешает ему получать удовольствие вместе со всеми. С профессией он пока не определился, но время еще есть, главное, что взрослые перестали нервничать по этому поводу. И даже с дедом сумели помириться.

Наш обозреватель поговорил с Татьяной Удиной о том, что делать, если старшеклассник не просто не знает, какую профессию выбрать, но еще и ничего не хочет, ничем не интересуется. В самом деле, нельзя же лежать на диване всю жизнь, даже если родители готовы кормить и одевать чадо до конца своих дней.

Зря запрещали интернет…

Татьяна Николаевна считает, что желание работать поменьше, а получать побольше было у людей всегда. Но среди здоровых подростков не так просто найти тех, кто готов сутками лежать и ничего не делать. Даже если они об этом мечтают. Просто потому, что у них нет реального опыта такого времяпрепровождения. Сегодня школьники, и особенно старшеклас-сники, перегружены уроками, они вполне могут два-три дня проспать даже без перерыва на обед. Но выспавшись, им хочется действовать. Другое дело, что они плохо представляют, в каком именно направлении. И от этого нервничают. Родители же не могут им помочь: они сами не представляют, что ждет их детей. Наша жизнь меняется стремительно, и у всех без исключения уходит много сил на то, чтобы к ней приспособиться. Результат? Люди пребывают в хроническом стрессе. Решения принимать в таком состоянии сложно.

К сведению

 

20 млн детей и подростков занимаются в учебных заведениях России. Даже если трудности в обучении испытывает только 1% школьников, то все равно их число слишком велико, чтобы закрывать глаза на проблему.

Если наши деды жили в мире, где многое было предопределено: родители — врачи, значит, и сын пойдет в медицинский, отец — высококлассный слесарь, и дети у него рукастые, без куска хлеба не останутся. А сейчас сплошные недоразумения: запрещали детям компьютерные игры, потому что надо о профессии думать, а тут в новостях показывают, как молодые люди за эти самые игры получают миллионы долларов. Непонятно чем занимающиеся «кодеры» получают зарплаты, какие директорам крупных предприятий и не снились. При этом опытные сотрудники в одночасье оказываются под угрозой увольнения: их знания устарели, а получать новые они не умеют, потому что не учились пользоваться цифровыми технологиями.

Родительский авторитет оказывается под угрозой и еще по одной причине: они объясняли детям, что интернет — это помойка, там опасно находиться. А во время дистанционных занятий в школе выяснилось, что интернет — это возможность получить кучу информации по школьному предмету, благодаря ему можно подготовиться к контрольной, сделать презентацию. Без навыков это сделать непросто.

Один из родителей честно признался, что чувствует себя виноватым перед дочерью: он по совету учителей запрещал ей даже подходить к компьютеру, а теперь выясняется, что создал ребенку этим запретом массу проблем в обучении: она не умеет набирать тексты, работать в программах, без которых не получается выполнить домашнее задание.

Нередко молодые люди жалуются, что родители ставят им ультиматум: поступи в вуз, получи образование, а потом занимайся, чем хочешь. Такое поведение можно расценить как попытку сделать хорошую мину при плохой игре: мол, я свою родительскую миссию выполнил, образование тебе дал, а если у тебя что-то не получилось, то это не мои проблемы. Дети бунтуют, потому что чувствуют: вуз выбирают мама с папой, а расхлебывать придется им. Получить-то образование можно, но как работать в соответствии с записью в дипломе, если ты никогда не мечтал быть, например, инженером-конструктором электрических машин? Ну и излишне говорить о том, что дети нынче созревают поздно, нести ответственность за свои решения они не готовы.

«Я хочу, но мама против…»

Если еще тридцать лет назад дети после восьмого класса в 15 лет могли уехать в другой город, чтобы поступить в техникум, там жить в общежитии или даже на съемной квартире, и это считалось нормой, то сейчас 16-летнего подростка отпустить от себя решится далеко не всякая мама.

Десятиклассник Андрей очень любит готовить, но учиться на повара не пойдет: папа с высшим образованием, мама — руководитель. И если он не окончит институт, он их просто опозорит. Вопрос психолога, а не подумать ли ему над профессией технолога пищевой промышленности, приводит молодого человека в замешательство. После некоторых раздумий он уже ищет в интернете информацию, где можно получить такую, какие экзамены придется сдавать. А мама недовольна: ей хочется, чтобы сын стал программистом и мог хорошо зарабатывать. Доводы сына, что у него нет способностей к этому, ее не убеждают: сиди себе за компьютером и пиши программы, какие тут нужны способности?

Конечно же, каждый родитель хочет престижной высокооплачиваемой работы для своего чада, но рынок труда меняется с невероятной скоростью, и они не в состоянии уследить за ним. Возьмем школу. Все знают о профессии учителя, но мало кто слышал о тьюторах, чем они занимаются, что должны знать, где учиться. Или логопед: казалось бы, учи малышей буквы выговаривать. Но сегодня логопед должен быть еще и массажистом, обладать знаниями нейропсихолога, уметь работать со школьниками, которые испытывают сложности в обучении…

Обучение начинается с родителей

Татьяна Удина считает, что сейчас надо обязательно заниматься просвещением родителей, чтобы они могли помочь детям в выборе профессии. А иначе масса безработных юристов и экономистов будет пытаться определиться, куда бы им приложить силы. Конечно, в повара можно пойти и с дипломом инженера, но стоит ли тратить значительный кусок жизни на дело, которым ты не планируешь заниматься. Поговорка «стерпится — слюбится» не всегда срабатывает. Специалисты советуют разговаривать с детьми. Не только спрашивать, какие оценки они получили, но и ежедневно вести разговоры «за жизнь». Иначе окажется, что сын или дочь так и не узнают ничего о самих родителях, что они за люди, чем занимаются, что их волнует. А как без этих знаний строить свою жизнь?

Если отношения не складываются, то сейчас можно прийти к специалистам, которые помогут разобраться, а чего, собственно, не хватает самым родным людям для понимания друг друга. Или почему учеба ребенка, несмотря на его высокий интеллект, продвигается со скрипом. Для получения психологической помощи обычно нужны деньги. Но именно сейчас в стране реализуется проект федерального Министерства просвещения, чтобы дать возможность всем желающим или нуждающимся в помощи психологов бесплатно получить консультацию. В Чувашии он проходит под названием: «Эффективное родительство в XXI веке», консультации дают специалисты центра «Содружество». В центр приходить необязательно, все вопросы можно задать по телефону, подробности узнать на сайте центра sodrugestvo.citycheb.ru.

Алена Оленова