Для Казани «газета сейчас важнее университета»

«Казанские ведомости», г. Казань, Республика Татарстан

28 октября в Доме татарской книги состоится презентация книги кандидата филологических наук Айрата Бик-Булатова «Очерки истории казанской журналистики. Выпуск 2». В ней впервые рассказывается о малоизвестных страницах истории местной печати. Мы побеседовали с автором о новом исследовании в области татарстанской медиасферы.

— Айрат Шамилевич, чем вызван ваш интерес к истории казанской журналистики, которой более 200 лет?

— В последние годы в стране создается, можно сказать, историческая карта региональной журналистики. Это общероссийский тренд. Почти в каждом регионе изданы исследования по истории зарождения и развития местных средств массовой информации. У нас же было издано до обидного мало.

В 2011 году вышла в свет книга известного краеведа, историка провинциальной печати Константина Николаевича Куранова «Казанская пресса. Начало», охватившая лишь первые 30 лет в истории казанской прессы, поэтому в ней нет фамилий самых известных ее представителей XIX века. Есть также книга нижегородской исследовательницы Елены Викторовны Курбаковой «История казанской и нижегородской прессы 1811 – 1917 гг.», в которой некоторые важные для Казани эпизоды просто упущены. А ведь Казань достойна того, чтобы занять лидирующее место в истории региональной журналистики.

В XIX веке наши органы периодической печати не раз признавались лучшими провинциальными изданиями в России. Это газеты «Казанские известия» (с 1811 по 1820 год), «Казанские губернские ведомости» (1840 – 1850-е гг.); «Камско-Волжская газета» (1872 – 1874 гг.), «Казанский биржевой листок» (в 1869 году), «Волжский вестник» (в 1880-е годы), а также журналы «Заволжский муравей» (1832 – 1834 гг.), «Записки Императорского Казанского экономического общества» (в 1850-е годы).

— В те далекие времена кто и как определял лучшее в мире средств массовой информации?

— Общество прислушивалось к отзывам авторитетных для него персон. Например, российский писатель Николай Лесков в 1869 году лучшей провинциальной газетой назвал «Казанский биржевой листок». В 1840 – 1850-е годы известный российский критик Михаил Федорович Де-Пуле отдавал пальму первенства «Казанским губернским ведомостям», и не он один! Скажем, лейпцигский журнал Jahrbucher fur Slawiche Kunde («Ежегодник славяноведения») тоже давал именно такую оценку, а в 1860 году питерский журнал «Русское слово» назвал казанскую газету лучшей из российских губернских «Ведомостей». Сведения из «Казанских губернских ведомостей» перепечатывали в Германии.

Журнал «Заволжский муравей» какое-то время был единственным литературно-художественным журналом в российской провинции, а «Записки Императорского Казанского экономического общества» признавались лучшим специализированным журналом (об этом писал, в частности, московский «Русский вестник»). По моему мнению, казанские издания задавали тренды всей провинциальной журналистике в России. И при этом у нас до сих пор не было полноценной истории казанской журналистики. Печально и то, что мы не помним выдающихся русскоязычных издателей, главных редакторов XIX века, сыгравших большую роль в развитии нашего общества. Мы просто забыли о них.

— Давайте вспомним о канувших в лету наших коллегах.

— Например, «Казанские губернские ведомости» редактировал Николай Фирсович Юшков, литературный и театральный критик, журналист, земский деятель, первый публикатор неизвестных произведений Некрасова, Салтыкова-Щедрина, Апухтина. Без его участия ни одно театральное и вообще культурное событие в Казани не обходилось, он – первый председатель Казанского общества любителей сценического искусства, более 50 лет посвятил литературной деятельности, весь город звал его просто Фирсыч. Сегодня это напрочь забытое имя.

А каким деятельным был главный редактор «Камско-Волжской газеты» Константин Викторович Лаврский! В период голода в Поволжье в 1890-е он организовал бесплатные столовые, во время Первой мировой войны участвовал в создании лечебниц для раненых, в Козловке открыл приют для девочек-сирот… Юрист по профессии, он стал депутатом от Казани в Госдуме. Перечислять можно долго. Сегодня я бы хотел вернуть память о десятках достойных казанцев, представителей нашей профессии.

— Казанские издания занимают особое место в учебниках по истории провинциальной российской журналистики?

— В том то и дело, что нет! А должны занимать! Для этого есть все основания. В России единственная провинциальная газета времен Наполеона – это «Казанские известия». Знаменитая вошедшая в учебники дискуссия на тему «Нужна ли провинциальная журналистика?» разгорелась в российской прессе в конце 1870-х именно в связи с закрытием казанской «Камско-Волжской газеты».

— В чем была суть дискуссии?

— Ее зачинщиком стал известный российский публицист Даниил Мордовцев, который поставил в своей статье вопрос ребром: зачем нужна провинциальная журналистика, если на нее оказывается большое давление на местах? Он предложил жизнь провинции освещать из столиц, перетянув туда на работу лучшие перья из закрытых изданий. В ответ оскорбленные провинциалы соорганизовались и в 1876 году выпустили в Казани сборник «Первый шаг», куда вошли острейшие публикации не только казанских журналистов, но и их коллег из других российских регионов, утверждавших право провинциальной журналистики на жизнь.

— Какие открытия вы сделали, работая над своим исследованием?

— Их много, но больше всего меня удивил высокий статус журналистики в 70-е годы XVIII века. Один из идеологов закрытой «Камско-Волжской газеты», знаменитый сибирский областник и ученый-этнограф Г.Н.Пономарев (а газета, выходившая в Казани, имела тогда выраженный межрегиональный характер, в частности, там была мощная фракция писателей-сибиряков) писал главному редактору К.В.Лаврскому: «Вам решено было судьбой стать во главе пробуждения целой области. Вас будут называть отцом поволжской журналистики, с Вас будут начинать историю края… газета сейчас важнее университета. Нужно дать понять провинциальной публике, что в газете все ее спасение, вся ее жизнь. Ни университет, ни земские собрания – ничто не может быть таким будильником жизни, как периодическое издание, пресса».

В те времена журналистика не просто освещала жизнь, она выступала инициатором больших социальных проектов, поддерживала общественные инициативы, под влиянием времени создавала различные общества, структуры. История казанской журналистики – это история гражданской активности и общественной жизни края. История, во многих отношениях забытая, стертая из памяти горожан. Это также и история хозяйства, промышленности, проекты открытия водопровода, общественные экспертизы больниц, фабрик, скотобоен… Все это страницы истории казанской журналистики.

Заинтересовало меня и то, что многие российские ученые начинали как журналисты. Например, выдающийся ученый-геолог Петр Людовикович Драверт, знаменитый исследователь метеоритов, в том числе и Тунгусского, поэт, писатель, более 10 лет был журналистом газеты «Камско-Волжская речь». Его учеником был главный редактор журнала «Новый мир» Сергей Залыгин. В СССР на заре перестройки под руководством Залыгина журнал «Новый мир» сыграл важную роль в политике, гласности. Тираж «НМ» в 1991 году достигал более 2 миллионов экземпляров.

В честь Драверта назван минерал – дравертит, на реке Иртыш есть берег Драверта. Был журналистом в студенческие годы и другой известный ученый – Николай Богословский. В его честь назван род раннемеловых аммонитов. Основатель казанской школы физиологов Николай Миславский также занимался журналистикой и был главным редактором газеты «Дневник Казани». Школу казанской журналистики прошло немало людей, чьи имена навечно вписаны в историю России. Но кто в нашем обществе знает об этом?

Первый номер «Казанских губернских ведомостей» подписал Савва Андреевич Москотильников. Это была легендарная личность. Благодаря ему в России появился первый закон против пыток в полиции. Он же создал литературный кружок, откуда в большую литературу вошел поэт Гавриил Каменев, творчество которого очень высоко оценил Александр Пушкин. Про Савву Москотильникова в XIX веке говорили с благоговением, что каждый, кому дорога история, культура Казанского края, вспомнит этого знаменитого деятеля (зафиксировано несколько печатных высказываний такого рода).

Савва Москотильников – это начало и казанской журналистики, и казанской литературы, и театра. Он был и главным редактором «Казанских губернских ведомостей», и юристом, и чиновником. Когда Александр I стал императором, до столицы дошли известия, что в казанской полиции применяют пытки. И сюда прислали чиновника расследовать этот вопрос. В скандале оказались замешаны очень высокие чины. Главным помощником петербургского чиновника в Казани стал Москотильников. И он помог довести нелегкое дело до конца. В итоге те, кто был замешан в пытках, были наказаны, высокие чины полетели со своих мест, губернатор ушел в отставку, а в России был принят первый закон против пыток в полиции.

Или знаменитое дело о казанских суконщиках, оно изложено в сборнике «Первый шаг» бывшим редактором-издателем «Камско-Волжской газеты» Николаем Агафоновым под псевдонимом Я.Посадский. Изложено так, что можно кино снимать в Голливуде или телесериал, от которого дух захватит. Благодаря одному росчерку пера императрицы Елизаветы Петровны в один миг казаки сделались крепостными – рабами фабрики на Суконке. Агафонов в полном объеме показал масштаб несправедливости. Это произвело ошеломляющее воздействие на читающую Россию. Цензору Сергею Шпилевскому объявили выговор за то, что выпустил в свет произведение, в котором власть была представлена в неприглядном виде.

— В чем отличие казанской журналистики от других регионов России?

— В большинстве российских провинций пресса издавалась по разнарядке сверху. После восстания декабристов наверху возникла идея создания централизованной системы прессы в провинции, чтобы была она только официальная, связанная с губернским начальством. В нескольких губерниях появились местные «Ведомости», в том числе и у нас в 1838 году. Но мы-то стартовали в журналистику в 1811 году «Казанскими известиями» по инициативе профессуры Казанского университета, а не власти.

— Интересна история появления первой газеты в наших краях. Кто стоял у истоков?

— Идея издания газеты «Казанские известия» принадлежала адъюнкту прикладной математики и физики Ивану Ипатовичу Запольскому и его единомышленникам, которых потом, к сожалению, разогнали. Он пришел с этим проектом к директору Казанского университета Илье Федоровичу Яковкину, и тот принял проект, узрев в нем финансовую выгоду. Яковкин уже от своего имени подал проект попечителю учебного округа Степану Яковлевичу Румовскому. Но тот испугался. Право на новости было только у столичных высших заведений. Выходило, что Казань – выскочка! Себе столичные функции присваивает?! И он этот проект зарубил.

Запольский на этом не успокоился, пошел со своей идеей к губернатору Борису Александровичу Мансурову. У того были тяжелые отношения с Яковкиным. Директор университета не подчинялся губернатору, у него было столичное начальство. «Раз у Яковкина с открытием газеты не получилось, то у меня точно получится», – решил губернатор и подал прошение в министерство внутренних дел. Под слово губернатора лицензию на издание первой газеты наконец-то выдали, но при этом автору идеи Запольскому отказали быть главным редактором. Власти припомнили ему участие в оппозиции.

Тогда Запольский нашел себе замену – члена литературного кружка Москотильникова, публициста и содержателя типографии при губернском правлении Дмитрия Зиновьева. Получив лицензию, губернатор потерял интерес к газете. Запольский к тому времени скончался. И первые 19 номеров «Казанских известий» вышли под началом Зиновьева в типографии при губернском правлении. И вот тут власть очнулась. Как так? У нее под носом выходит газета, и непонятно, кто ее делает! В итоге было принято решение вернуть газету Казанскому университету. Руководство университета создало особый комитет для издания «Казанских известий». Туда вошли шесть профессоров, четверо из них немцы, один из которых небезызвестный нам Карл Фукс.

С 20-го номера «Казанские известия» начинают печататься в типографском доме Казанского университета. Примечательно, что университетская типография находилась на том самом месте, где сегодня азы журналистики изучают студенты Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций Казанского университета.

— Что освещала первая казанская газета?

— По сути это была профессорская газета. Казань являлась столицей учебного округа, поэтому газетная тематика включила в себя не только наш край, но и Сибирь, например. «Казанские известия» были первой для Сибири газетой, освещавшей сибирскую повестку. А вообще «Казанские известия» читали в 20 губерниях России. Авторы газеты писали о своих научных интересах, была и городская тематика: проекты очищения Булака и устройство набережной, кампании по сбору денег погорельцам или на открытие гимназий. Через год началась война с Наполеоном, появилась военная тематика. Этнографические, хозяйственные материалы, медицинские, метеорологические данные часто публиковались на ее страницах. До сих пор для изучения Казанского края и Сибирского востребованы научно-познавательные этнографические, исторические, статистические материалы, опубликованные в «Казанских известиях».

— Почему прекратили выпускать «Казанские известия»?

— Был назначен новый попечитель Казанского учебного округа – Михаил Леонтьевич Магницкий, кстати, бывший симбирский губернатор, который пришел в негодование от вольнодумства, царившего в Казанском университете. Он разработал «целую программу уничтожения науки» в высших учебных заведениях. Предложил разрушить само здание университета. Он-то и счел «Казанские известия» «недовольно благовидным изданием». И в 1820 году газета «Казанские известия» прекратила свое существование, вместо нее стал выходить «Казанский вестник», детище Михаила Леонтьевича. Вместо общественной газеты мы получили нравоучительное «душеспасительное», проникнутое казенным религиозным духом издание, но с уходом Магницкого содержание журнала улучшилось. Позже Магницкого обвинили в громадной растрате казенных денег и отправили в отставку. Умер он в нищете.

— Долгое время считалось, что «Казанские известия» были старейшей российской провинциальной газетой (после «Санкт-Петербургских ведомостей» и «Московских ведомостей»). Но, как известно, в 1788 году существовало другое провинциальное еженедельное издание «Тамбовские известия», созданное по инициативе нашего знаменитого земляка тамбовского губернатора Гавриила Державина.

— «Тамбовские известия» выходили всего год. О них очень быстро забыли, ученые даже спорили: существовало ли издание? И вспомнили только тогда, когда начали готовиться к юбилею Державина, в числе заслуг которого было и открытие типографии в Тамбове. Только в 2000-х годах в архивах был обнаружен годовой комплект «Тамбовских известий» из 52 номеров. По моему мнению, за такой короткий срок «Тамбовские известия» просто не успели создать традиции провинциальной журналистики. Появившиеся в конце XVIII века в Ярославле и Сибири журналы также почти не содержали провинциальной повестки и наполнялись религиозным и философским содержанием.

Провинциальная журналистика в России началась с «Казанских известий», и ее столетие в России в 1911 году отсчитывали именно от казанской газеты. На смену «Казанским известиям» пришел журнал «Казанский вестник» (1820 – 1832 гг.), затем «Ученые записки Казанского университета» (с 1834 года по настоящее время). Потом возникли и газета «Казанские губернские ведомости» (с 1838 года), журнал «Заволжский муравей» (начало 1830-х). Как исследователь я пришел к выводу, что родоначальником региональной журналистики в России следует считать Казань.

Айрат Шамилевич Бик-Булатов родился в Казани в 1980 году. В 2002 году закончил КГУ, факультет журналистики, социологии и психологии по специальности «журналистика». Кандидат филологических наук. Поэт, член Союза писателей РТ и Союза журналистов РТ. Автор 35 книг, как поэтических, так и научных, учебных пособий. Куратор ряда поэтических фестивалей в разные годы. Его поэмы ставились театрами Набережных Челнов, Саратова, Саранска, Сербии. Лауреат премии «Хрустальное перо» Союза журналистов РТ в номинации «Имя в журналистике» (2013); Литературной премии им. А.М.Горького Союза писателей РТ и Министерства культуры РТ (2019); премии «Я в этом мире боец» им. В.Г.Белинского (Пенза) за творческие достижения в театральной критике (2021); международной Невской премии СПбГУ в области изучения журналистики и массовых коммуникаций (2021).

Беседовала главный редактор газеты «Казанские ведомости» Венера Якупова