«Английский замок» в Грозном

«Грозненский рабочий», г. Грозный, Чеченская Республика

Чем краше Грозный, тем контрастней выглядит на этом фоне так называемый в народе «английский замок» — главное здание Грозненского научно-исследовательского института (ГрозНИИ), значительно разрушенное в ходе второй военной кампании. Хотя этот шедевр архитектуры находится среди руин довоенной промышленной зоны, не одно десятилетие безлюдной (если не считать тех, кто виден в окнах проезжающего автотранспорта), зубчатые стены бывшего ГрозНИИ многие горожане впервые увидели в Сети. Неудивительно, что «английский след» в чеченской истории явился объектом живого интереса жителей республики, туристов, а в целом — завсегдатаев Интернета. Для чеченцев — как материальное свидетельство былого британского присутствия на чеченской земле, и знаком, якобы, предсказанного чеченскими «эвлия» (святыми) грядущего протектората Англии над Чечней, столь желанного чеченскому сердцу в годы минувших войн, или же  как единственное строение в Грозном со следами войны, т.е. бомбардировок и артобстрелов.

Надо сказать, английским «замок» прозвали не только из-за элементов британской архитектуры. Об этом, и не только, рассказал в свое время в интервью ЧГТРК «Грозный» Саламбек Хаджиев, скончавшийся в 2018 г.  (Дала декъал войла иза!). Академик РАН, в 1991-м — министр химической и нефтехимической промышленности СССР, в доперестроечное время — директор ГрозНИИ, в последние годы жизни — директор Института нефтехимического синтеза имени А. В. Топчиева РАН в Москве отметил:

— В Грозном были четыре крупнейших завода: три нефтеперерабатывающих и один химический. Сегодня их стоимость составила бы 30-40 млрд долларов.  От заводов остались руины, нефтекомплекс так и не восстановлен. Думаю, это очень серьезная ошибка федерального центра, недооценка, недопонимание. На этом фоне годами муссируется тема дотационности республики.

Главный корпус ГрозНИИ тоже находился в средоточии заводов, и тоже значительно разрушен в ходе второй войны. Здание было построено, когда создавался ГрозНИИ. Это 1928 год. Тогда в создании инфраструктуры нефтяной отрасли была активно задействована американская фирма «Фостер Уиллер», то есть это был американский проект.

Второй их проект — Барский дом. Там жили американские специалисты. (Кстати, один из них так и остался в СССР, последний раз я его видел в 1989 году). Позднее их сменили в Барском доме работники обкома КПСС, партхозактив.

Многие технологические процессы именно в Грозном были освоены – и по нефтедобыче, и по переработке, и по геологии. Из Грозненского нефтяного института вышли такие великие ученые, как академик Михаил Дмитриевич Миллионщиков – впоследствии автор открытий в области аэрогидродинамики, прикладной физики и ядерной энергетики, замдиректора института атомной энергии имени И.В.Курчатова по научной работе, вице-Президент Академии наук СССР. У нас очень серьезная школа мирового уровня была создана, именно техническая школа, — констатировал Саламбек Наибович.

У нынешних работников ГГНТУ первая запись в трудовой книжке внесена отделом кадров ГрозНИИ. Нина Мусиханова, доктор наук, профессор ГГНТУ:

— Я проработала в ГрозНИИ до 1995 года, являлась автором шести изобретений. В активе нашего коллектива было много достижений. На всех четырех нефтеперерабатывающих заводах Грозного работали опытные установки ГрозНИИ, наши разработки были внедрены на заводах Сызрани, Новокуйбышевска, многих российских городов. После 1995 года я перешла на преподавательскую деятельность в нефтяной институт.

Хава Ахмадова, доктор наук профессор ГГНТУ имени Миллионщикова:

— Наш институт имел мировое значение, за день мы пять-шесть иностранных делегаций принимали. До сих пор разработки ГрозНИИ не имеют аналогов в мире, там работали высококлассные специалисты. Этот институт надо обязательно восстанавливать.

Есита Тасуева доцент кафедры общей химии ГГНТУ:

— В ГрозНИИ прошла моя юность. Я работала с большими учеными и очень хорошими людьми. Нам было чему учиться у старшего поколения сотрудников нашего института, и они с уважением относились к молодежи. У меня до сих пор ностальгия по тем временам.

Саид-эмин Эбаев, исполнительный директор ГрозНИИ — из тех сотрудников, которые после окончания военных действий беспрерывно охраняли «английский замок», чтобы не допустить его полного разрушения.  По его словам, на первом этаже располагалось руководство института, на остальных этажах — основные лаборатории.

Каковы перспективы возрождения ГрозНИИ? Вот что отметил по этому поводу Саламбек Хаджиев:

—  Институт возродится, но как быстро? Лет десять-пятнадцать для этого потребуется. Как подготовим кадры, заработает и ГрозНИИ. Наука, это, прежде всего, люди, лишь потом здания, помещения, оборудование и все остальное. Люди, пресловутые «мозги» — самый большой капитал любой нации, любого народа, любой страны.

Сформировать современное научное ядро института возможно, ведь технический потенциал вайнахов очень высок. Но мы должны научиться уважать знания. Любые! Знания врачей настоящих, учителей настоящих, инженеров, достойных представителей других профессий.  Научиться уважать знания — одна из важных проблем страны в целом. Знания должны быть уважаемы. К примеру, двадцать 20 лет назад не было мобильных телефонов. Потом нашлись ученые, которые их изобрели, другие усовершенствовали, и теперь нет точки мира куда мы не могли бы дозвониться. Это же все интеллект. Мы должны понимать роль интеллекта в эволюции нации. Я должен сказать, очень серьезно к этому относится, в первую очередь, Рамзан Ахматович. (С улыбкой): Он ведь, когда нацелится на что-нибудь, не отступает. Все у нас будет нормально, Дала мукъ лахь!

Что касается «английского замка», намерение вернуть ему былой облик озвучил несколько лет назад Глава ЧР.

— Здание ГрозНИИ будет восстанавливаться, это однозначно, — конкретизирует нынешний директор институт Амади Темишев. — У нас есть достаточно архивных фотографий, чтобы по ним можно было восстановить объект в первоначальном виде. Естественно, потребуются большие средства, и нам в одиночку будет тяжело реализовать проект реконструкции, но мы уверены, что получим поддержку со стороны власти, — заключил он.

«Не отстраивать заново, а реставрировать», — типичное мнение комментаторов. Другие считают: надо оставить для потомков в нынешнем виде здание в английском стиле с отметинами чеченской национальной трагедии, возведенное в начале ХХ века и разрушенное на его исходе.

Зарина Висаева