Ренессанс средневековой архитектуры

«Грозненский рабочий», г. Грозный, Чеченская Республика

Завершается реставрация уникальных историко-культурных объектов

Шаройская крепость. Третий год восстановления. Перманентного, учитывая зимние сезоны и пандемию. С другой стороны, продолжительность работ – от их объемов. Все-таки цитадель – это десятки строений разной степени разрушенности, в том числе и вовсе восстановлению не подлежащие. Близкий к первоначальному облик удалось придать половине объектов: отреставрированы мечеть, 28 жилых, 7 боевых башен шаройской цитадели.  В настоящее время работы вступили в завершающую фазу. Финансирует реставрацию Региональный Общественный Фонд имени Ахмата-хаджи Кадырова.

Обретают вторую жизнь и Мешийский, Тертийский замковые комплексы, башни Дере II, Меци бIов, другие каменные свидетельства «старины глубокой». В целом за последние 10 лет из руин башен, святилищ, крепостей поднялись сотни памятников средневековой архитектуры.

Древнейшее поселение Чечни

… В июне 2019-го среди руин Шаройской цитадели строители обнаружили каменную плиту, усеянную петроглифами. Как выяснилось, древние знаки неизвестны ученым, сообщил в те дни «ГР»  Азамат Ахмаров, научный сотрудник Академии наук ЧР. Хотя петроглифами усеяны многие памятники средневековой чеченской архитектуры, среди них редчайших артефактов единицы. Шаройская находка стала научной сенсацией. Чего следовало ожидать, коль даже с петроглифов более позднего происхождения ученым до сих пор не удается «считывать информацию». Впрочем, извлеченная из остатков башни каменная плита с высеченными на ней древними знаками проиллюстрировала версию о древности Шаройской цитадели. Конечно, старые камни в обновленных реставраторами башнях, не редкость. И все же, коль в каменную кладку возводимого строения попал уникальный артефакт, это дает представление о древности села, на чьей территории позднее (в нашем случае – в раннее средневековье) появилась крепость.

Шаройские башни, как водится, реставрировали по документам Архивного Управления правительства ЧР, данным Госкомитета по архитектуре и градостроительству ЧР, Аргунского государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. Достоверность архитектуры, новая кладка из старых, изобилующих петроглифами камней, добытых из руин, не оставляют сомнений в профессионализме реставраторов.

Экскурс в прошлое от известного историка Лечи Ильясова (из книги «Тени вечности»):

«Селение Шарой представляло собой башенное поселение, состоявшее из трех боевых и нескольких жилых башен, расположенных недалеко друг от друга… Промежутки между отдельными строениями защищались каменными стенами. По сути дела, это была настоящая средневековая крепость. Она находилась на перекрестке важнейших дорог и занимала возвышенность, которая имела стратегическое положение. Жители Шароя имели возможность контролировать дорогу из Закавказья и Дагестана в Аргунское ущелье, а также в Чеберлой и Ичкерию.

В средневековье почти все селения Шароя… состояли из жилых и боевых башен. Многие из них, особенно боевые башни, были разрушены во время Кавказской войны… Из трех боевых башен, сохранившихся до начала XX века, сейчас осталась одна. Бруно Плечке, бывавший в этих горах в 20-х годах, застал две боевые и несколько жилых башен еще в относительно хорошем состоянии. Но жилые башни были взорваны в 1944 году, а одна из боевых башен разрушена при бомбежке в 1995 году», — констатирует Лечи Ильясов.

Как известно, Шарой — одно из древнейших поселений Чечни. Археологи обнаруживали здесь бронзовые статуэтки – нынешние экспонаты музеев Москвы и Санкт-Петербурга. Радиоуглеродный анализ находок дал основание отнести время зарождения этого села к V-VI вв. до н.э. Шаройский замковый комплекс возведен в ХIV-ХVI веках, есть постройки и ХII-го в. На западном склоне села находится могильник, датируемый концом второго тысячелетия до н.э.

Жизнь кипела не только в стародавние времена

Ризван Дадаев, имам Наурского района, выходец из Шароя, отметил в интервью «ГР»:

— Рядом с Шароем пролегал Великий Шелковый путь. Шаройцы одними из первых на чеченской земле приняли ислам, из нашего села вышли известные богословы – их имена известны и сегодня, эти люди вошли в историю села. По рассказам стариков, за все время существования шаройской мечети она трижды перестраивалась, так как число молящихся росло. В последний раз мечеть расширили  200 лет назад, — заключил богослов.

А глава муниципалитета Рамазан Магомедов акцентировал внимание на средоточии уникальных памятников старины в Шикарое, Химое , других селах района.

Жизнь в Шарое кипела не только в стародавние времена — вплоть до депортации 1944-го. От местных жителей нередко можно услышать, где жили в Шарое и где похоронены их предки. Муса Лабазанов, музейный смотритель, заметил в беседе с «ГР», что его мать до высылки жила в одной из шаройских, ныне восстановленных башен. Отец с родней – в другой части села. Все жители вынужденно покинули свои дома в 1944 г. После 1957-го вернуться на малую родину не смогли: дорогу к высокогорным жилищам перекрыл советский запрет. Потомки бывших спецпереселенцев, выжившие на чужбине, расселились на равнине. Как и все горцы. Похожая история повторного отлучения от малой родины вновь перекроила судьбы жителей Меши и Терти, многих других высокогорных мест обитания наших предков.

Меши – небольшой башенный поселок на западе Малхийстинского ущелья, южном склоне горы Харсакорт. Состоит из 2-х частей. В первой две боевые башни: пяти- и четырехэтажная с окружающей их каменной пристройкой. Через ручей, на скалистом выступе противоположного склона – продолжение поселка Меши в виде четырехэтажной башни.

Как водилось в те времена, места упокоения местных жителей совсем рядом, в низине. Здесь сохранились два башнеобразных склепа. Судя по каменной кладке шириной в полметра, места захоронения тщательно оберегались.

Тертийский историко-архитектурный комплекс XVI-XVIII вв. расположен у ущелья Малхийста. Состоит из шести жилых башен, надземного склепа и святилища-мавзолея. Здесь, как и на всем пространстве высокогорья, реставрацию предварили научно-археологические изыскания.

Звено великой сигнальной системы

Рамзан Баканаев, завотделом использования и популяризации объектов культурного наследия Аргунского музея-заповедника, руководитель Федерации альпинизма ЧР поясняет в беседе с «ГР»:

— Терти и Меши были густонаселенными селами до 1944-го.  Их восстанавливают на  старых фундаментах, к счастью, сохранившихся.  Меши пока в строительных лесах,  а на Терти работы в разгаре.

Дере II — это сигнально-сторожевая башня, стоит на крутом склоне.  Когда на Дере II реставраторы устанавливали  леса , рядом обнаружили фундамент  еще одной старинной башни, предположительно жилой. В старину с Дере II  дёрхойцы наблюдали за Аргунским и Дёрхойским ущельями. Верхний ярус служил площадкой для караула и  передачи предупреждающих сигналов дозорным с других башен. Если взобраться туда без бинокля, хорошо различимы еще шесть сторожевых башен, уходящих вглубь гор. Дере II была звеном Великой Сигнальной Системы, — заключил Баканаев.

Ученые называют Дере II уникальной башней. Она представляет огромный интерес и для ученых, поскольку камни, из которых сделана, имеют более древнее происхождение, чем сама башня.  При ее строительстве  использовали необработанные натуральные камни древних построек от V-X веков до нашей эры. На таких камнях хорошо сохранились петроглифы, по которым можно узнать о великих цивилизациях древности.

В «очереди» на реставрацию — объект культурного наследия, башня боевая — «Меци-бIов» XIV — XVI веков.

«Меци-бIов» находится в Итум-Калинском районе, в низовье реки Гешичу (бывшее село Щунды). Башня имеет сильное повреждение у самого основания и многочисленные трещины, что требует проведения противоаварийных и реставрационных работ», — сообщает Дааев на  своей странице в Инстаграм.

По его словам, реставрация памятников намечена на 2022 год. И не только названных.

Зарина Висаева