«Мать у них был Новосельцев!»

«Красный Север», г. Вологда, Вологодская область

С кем из родителей жить детям после развода? С одной стороны, у родителей равные права. С другой, при «дележке» детей суд чаще встает на сторону женщины — это мировая практика. При этом воскресные мамы в последнее время тоже перестают быть редкостью, как и матери-кукушки. Во всех этих тенденциях разбирались журналисты «Красного Севера»

Бывшие мужья и жены нередко мстят друг другу, пытаясь забрать детей. Фото: lifehakersha.ru.

Ребенок за 5 000 рублей

Мирно поделить наследников удается далеко не всем. Только в прошлом году районные суды Вологодчины рассмотрели 220 дел, связанных с воспитанием детей, в том числе споры об их месте жительства. Служители Фемиды, вынося решение, учитывают возраст ребенка (после 10 лет берется в расчет его желание остаться с мамой или папой), его привязанность к членам семьи, личные качества родителей, их отношения, а также возможность создать ребенку условия для воспитания и развития. Для этого, в частности, изучаются режим работы мамы и папы, их семейное положение, материальная обеспеченность, хотя последнее само по себе решающей роли в споре не играет, рассказали «КС» в пресс-службе судов Вологодской области.

Пример — недавний случай в районном суде, где экс-супруги делили 12-летнюю дочку. Отец просил оставить девочку с ним: мол, она сама так захотела после ссоры с матерью. Женщина возражала: после развода папаша прекрасно обходился без дочки — не воспитывал, алиментов не платил, даже не интересовался ею. А сейчас вдруг вспомнил про девочку — все ей разрешает, при этом настраивает против матери и ее нового спутника жизни.

Суд первой инстанции отцу отказал, решив, что школьнице будет лучше с мамой. Отец это решение обжаловал. Свое слово сказала и девочка. Она жаловалась, что мать заставляет ее делать уроки и прибираться в комнате, ругает за поздние прогулки и постоянное общение в телефоне. Папа добрый: прощает бардак в квартире, отпускает гулять допоздна, а за учебу без троек обещал 5 000 рублей и новенький телефон. Причинами ухода ребенка к отцу стали денежная заинтересованность и стремление избежать контроля. Такой вывод сделал суд и оставил дочь с матерью.

Ольга Смирнова, уполномоченный по правам ребенка в Вологодской области:

 

— Ежегодно в нашу службу поступает около ста обращений по определению места жительства детей после развода, по их воспитанию родителем, живущим отдельно. Особенно количество этих жалоб выросло в прошлом году: конфликтующие взрослые использовали пандемию как предлог для отказа во встречах ребенка с мамой или папой.

 

Иногда даже решение суда не может примирить родителей. Продолжая «боевые действия» друг против  друга, орудием своей мести они выбирают ребенка. Он становится предметом торга, манипуляций со стороны мам и пап, свидетелем их постоянных ссор. Все это не лучшим образом сказывается на психическом здоровье малыша.

 

Зачастую он уже боится этих встреч, плачет, не хочет идти ко второму родителю, а становясь взрослым, порой начинает их шантажировать, требуя дорогие игрушки, гаджеты и грозясь уйти к тому либо другому.

 

Родители должны всегда помнить, что ребенок любит обоих — и маму, и папу, поэтому расставание с кем-то из них наносит ему огромную травму.

Медиатор вам поможет

А молодая вологжанка недавно проиграла процесс. Она уехала из города, а семимесячного сына подкинула отцу — мол, на время, пока обустроюсь на новом месте. На обустройство ушло больше года, и когда женщина решила забрать сына, муж отказался его вернуть. В суде он сетовал, что жена тянется к рюмке, пускает в дом собутыльников, сыном не занимается — оставлять с ней мальчика опасно.

— Несудима, не привлекалась, на учетах не состою, есть жилье и доход, а вот у мужа — сменный график и частые командировки, что плохо для ребенка, — парировала истица. Решение районного суда она обжаловала в областном, но и там получила отказ: участники процесса подтвердили, что после отъезда матери в другой город малыш живет с отцом и бабушкой и очень их любит. Энергичный, опрятный, общительный, он ходит в детский сад. Педагоги мальчика хвалят, а папа с бабушкой отлично справляются с воспитанием. Что же касается матери, то жалобы на ее тягу к спиртному действительно были.

Впрочем, в семейных конфликтах можно не доводить дело до суда, а обратиться к медиаторам — посредникам в разрешении споров. К примеру, в Липецкой области эта служба давно популярна, а вот на Вологодчине она пока набирает обороты. Коллегия медиаторов появилась у нас в феврале при Торгово-промышленной палате, и многие о ней еще просто не знают.

— Порой два конфликтующих человека не слышат друг друга, случается, даже не переносят на дух. Вот тут им на помощь приходит третий — медиатор, специалист по примирению и досудебному урегулированию споров. В отличие от суда, который решает все по закону (а бывает, решение не устраивает ни одну из сторон), медиатор концентрируется на интересах граждан.  Медиатор не ищет справедливости, не выясняет, кто прав, кто виноват. Общаясь с супругами (обоими вместе или с каждым по отдельности), он находит оптимальное решение на будущее для всех: и родителей, и детей, — рассказал «КС» председатель коллегии Алексей Кошкин.

Вадим Мекк, психолог, автор метода построения здоровых отношений «Путь-9»:

 

— Первое пожелание конфликтующим родителям — отложить развод до тех пор, пока ребенок не пойдет в школу, потерпеть, если это возможно. Дело в том, что до шести лет у малыша складываются стереотипы, что такое семья, он бессознательно перенимает поведение мамы и папы. Вот почему родителям есть смысл обратиться к семейному психологу: возможно, все еще можно наладить. Но если вам невмоготу, если ни дня не обходится без скандала, то ждать и терпеть, конечно, не стоит, а лучше сразу разбежаться. В противном случае дети получат гарантированный внутренний конфликт, который затем отразится на их жизни, и уже им придется идти к психологу.

 

Второе. Когда вы уже развелись — заройте топор войны: перестаньте ругаться, мстить, обвинять, доказывать, манипулировать, ссориться. Любая война — это пустая трата ресурсов, от которой страдают и проигрывают все, в том числе и ваш ребенок. Он усвоит дурной пример (раз взрослым можно, значит, можно и мне!) и в непослушном подростковом возрасте, поверьте, найдет лазейку для собственных манипуляций. К примеру, будет искать, где ему выгоднее жить, потребует легких удовольствий, дорогих вещей и развлечений. И если родитель «покупает» ребенка на это, то его война с «бывшей» («бывшим») еще продолжается.

 

Третий совет родителям — сесть за стол переговоров и разработать общие правила воспитания детей. Буквально написать их на бумаге вплоть до мельчайших нюансов: это нужно, чтобы мама с папой шли одним курсом, «дудели в одну дуду».

Банкир с Рублевки или «доярка из Хацапетовки»?

Порой в дележке детей стороны доходят до Верховного суда. Любопытные истории на этот счет можно найти в Интернете, к примеру, как папа-банкир с особняком на Рублевке проиграл спор за детей маме, живущей в домике без удобств. Но проблема — в другом: далеко не все папы спешат исполнить решение суда.

— Морально-нравственные принципы в обществе сейчас дают сбой — процветает семейный киднеппинг, говорит Галина Осокина, федеральный судья в почетной отставке, член Совета по правам человека при Президенте РФ. Не так давно она была в Общественной палате РФ, где эту тему обсуждали за «круглым столом».

— В диалоге участвовало около 20 матерей, которые годами не могут забрать детей у отца вопреки судебному решению. И эти женщины рассказывали ужасные вещи! К примеру, мать приходила к судебным приставам и называла им адрес ребенка, а те отказывались за ним ехать. Или отец, захвативший чадо, не раз выво­зил его за границу, но так и не был остановлен, — вспоминает Галина Александровна. — Свое бездействие приставы объясняют по-разному: то запретом проникать на частную территорию, а то и боязнью навредить психике ребенка — нельзя, мол, насильно отбирать его у отца, к которому он привык за несколько лет совместного проживания. Заметьте, незаконного проживания!

По закону ответственность за неисполнение судебного решения несет ответчик, а не рядовой пристав-исполнитель или его руководство, отсюда и низкая мотивация службы, рассуждает Галина Осокина. Хотя в наш век информационных технологий не требуется большого труда найти нарушителя и применить к нему штрафные санкции за неисполнение судебного решения. Халатность в этом случае приставам тоже не инкриминируют. При этом права граждан, обратившихся в суд за защитой, нарушаются. Страдает и ребенок, который вместо материнской любви и ласки получает формальный уход от гувернанток, сиделок и нянь.

— Мы работаем, — возражают вологодские приставы. Только за четыре месяца этого года на принудительном исполнении в подразделениях областного УФССП находилось 64 исполнительных производства по «детским» вопросам. Из них пять — по передаче ребенка, три — об определении места жительства, а еще 56 — о порядке общения с детьми. 17 производств уже окончено. Непросто все и со злостными алиментщиками: более 9 700 исполнительных производств. Причем 23 процента должников — это матери. В общей сложности вологжанки задолжали свыше 600 миллионов рублей, в среднем по 200 тысяч — на каждую мать-кукушку.

Ольга Бурчевская