Через пятнадцать лет мы встретились с героями, судьбу которых круто изменила наша газета

«Наше время», г. Ростов-на-Дону, Ростовская область

Пятнадцать лет назад как раз в такое же холодное время года, в конце ноября, необычная семья: многодетный отец Александр Михайлович Глущенко, его шесть несовершеннолетних дочек – Лена, Ира, Люда, Вика, Аня, Надя (старшая Оксана уже жила отдельно) и пятилетний сынишка Саша – оказалась на пепелище. Жить им было больше негде

Пепелище

В превратившемся в страшное зрелище доме бывшей тещи Александра Михайловича, который ранее она ему предоставила для проживания (правда, на «птичьих правах», без прописки), они тогда и находились.

Где была мать детворы, сейчас уточнять не буду. Нет смысла возвращаться к такому личному столько лет спустя...

Скажу лишь, что в тот момент, как в фильме «Служебный роман», Александр Михайлович был для детей реально в роли Новосельцева – и за мать, и за отца.

Особого достатка с таким многочисленным семейством достичь не удавалось, но он старался изо всех сил. Несмотря на инвалидность, работал в двух, а то и в трех местах.

Как тогда характеризовали его сотрудники магазина, где работал сторожем, руководитель Донского объединения многодетных семей «Дом» Павел Рыбальченко и учителя школы № 37: «очень порядочный, трудолюбивый человек», «живут скромно, но дети всегда чистенькие» и «именно он участвует и интересуется их учебными делами».

Оказавшись на пепелище, Александр Михайлович осознавал, что жилищную проблему самостоятельно решить не силах. Хоть надорвись и упади. Номер 551 в кварточереди, закрепленный за бывшей супругой, и тот не получилось переоформить на себя.

В материале «Отец, семь дочек и лапочка-сыночек» («НВ» от 21.01.2005 г.) мы тогда всё описали и задались вопросом: «Теперь совершенно непонятно, как будут развиваться события в этой большой и необычной семье. И самое главное – что станет с детьми...»

А события после выхода публикации начали происходить молниеносно. Сердобольные люди из числа сочувствующих отправили этот номер «Нашего времени» прямо в администрацию главы государства. Владимир Владимирович как раз меньше года пребывал на втором президентском сроке.

Уже через две недели обратно в Ростов пришло указание «содействовать в решении жилищной проблемы многодетной семьи».

Будучи тогда мэром Ростова, Михаил Чернышев (ныне – депутат Государственной думы) подписал постановление №1533 о выделении Железнодорожному району города квартиры, а сектор по учету и распределению жилья, в свою очередь, передал ее семье Глущенко.

«Северная Венеция – 2005»...

И не просто квартиру, а двухъярусную жилплощадь на 154,8 кв. метра в очень крутом жилищном комплексе – новостройке «Северная Венеция».

– Когда мне позвонили на работу и сообщили эту невероятную новость, от волнения, верите, аж руки затряслись, – признался нам тогда Александр Михайлович. («С пепелища – в «Северную Венецию» – «НВ» от 13.12.2005 г.)

Конечно, мы поздравили его с новосельем. Потом, как героя публикации, приглашали на выставку «Донская пресса» – большое журналистское мероприятие.

Александр Михайлович очень волновался и на сцене, едва сдерживая слезы, сказал несколько слов о том, какую роль в судьбе его многочисленного семейства сыграла статья в «Нашем времени».

Летом этого года, начав планировать подготовку к юбилею газеты, вспомнила несколько значимых публикаций, к судьбам героев которых обязательно хотелось вернуться...

Среди них, конечно, и семья Глущенко. Но телефон Александра Михайловича молчал... Как теперь выяснилось, уже навсегда.

– Александра Михайловича ведь летом этого года не стало! – сообщает паспортистка ТСЖ «Северная Венеция» Светлана Валентиновна. Ее телефон нахожу на оконном стекле помещения одного из многоквартирных домов, которые теперь составляют жилищный комплекс. А в 2005 году дом, где поселилась семья Глущенко,  был первым и на тот момент единственным. Где его теперь искать в этой густонаселенной застройке?

На промозглом ноябрьском ветру оглядываюсь по сторонам и пытаюсь сориентироваться. Спасибо огромное Светлане Валентиновне... Она дает ориентиры.

Принципиально решаю не пользоваться лифтом, чтобы вспомнить, как тогда, пятнадцать лет назад, шли с Александром Михайловичем на 9–10-й этаж, в двухъярусную квартиру, о которой он не думал и мечтать…

...и наши дни

На пороге квартиры – девушка с маленькой собачкой на руках. Людмила – 27-летняя дочь Александра Михайловича. На момент публикации ей было 12...

Услышав: «Я из «Нашего времени», сразу пускает внутрь, а на глазах – слезы...

– Папа продолжал работать... Но как раз накануне 63-летия случился инсульт. Когда его выписали, мы надеялись на лучшее. Так как на тот момент началась ситуация с самоизоляцией и коронавирусом, оформить инвалидность, а соответственно, и получать бесплатно лекарства, памперсы мы не могли... Покупали на его пенсию и собственные средства, – рассказывает Людмила. – В июне его состояние резко ухудшилось... Вы простите, но мне нужно малышку покормить...

«Малышка» – это Рита, полуторагодовалая дочь брата Саши, которому сейчас уже 21 год. В таком возрасте он остался один с двумя маленькими детьми. Жена – 20-летняя Даша – недавно умерла в больнице по невыясненной причине. Теперь поднимать детвору ему помогают сестры.

Огромная квартира в «Северной Венеции» стала домом для поколений семьи Глущенко. На окне замечаю поздравительную растяжку с днем рождения.

– Получается, здесь сейчас живет Саша со своими малышами, я с 4-летним сыном Егоркой, Вика – у нее сын второклассник, Надя с погодками, 5-летним Алексеем и 6-летней Вероникой... – перечисляет Людмила.

Действительно, постепенно из разных комнат квартиры начинают появляться маленькие дети и... повзрослевшие за эти годы дети Александра Михайловича. Признаются, что получение этой квартиры до сих пор считают фантастикой, которая оказалась реальностью лишь благодаря публикации в «Нашем времени».

Валентина Васильевна, уборщица ТСЖ, с которой познакомилась в поисках семьи Глущенко, призналась, что ее покоряет отсутствие негатива и злобы у этой семьи.

– Такие активные, бегают туда-сюда, и сами девочки, и их мужья, – рассказывает Валентина Васильевна. – Знаете, хорошие они все-таки...

Любовь Позднякова