Проводила на фронт шестерых сыновей

«Липецкая газета», г. Липецк, Липецкая область

Несколько последних лет вместе с портретами моих дедов я принимал участие в шествии «Бессмертного полка». На фронтах Великой Отечественной сражались шестеро воинов из рода Букреевых, сыновей моей прабабушки Варвары Архиповны Букреевой. Из них домой вернулись трое

Варвара Архиповна Букреева (в девичестве Стрельникова) родом из села Казинка, из бедной крестьянской семьи. Она часто рассказывала нам, как девчонкой ходила работать на барина, чтобы купить себе платье, и как наказывали крестьянских детей, провинившихся перед господами.

Русская женщина

А в шестнадцать лет ее уже выдали замуж в Частую Дубраву. С мужем Денисом Букреевым они прожили 26 лет, вырастили шестерых сыновей и дочь. В 1924 году, вскоре после рождения младшего сына Владимира, Денис Букреев трагически погиб.

Варвара Архиповна прожила долгую жизнь — 92 года. По воспоминаниям односельчан и родных, по характеру она была истинно русской женщиной — душевно светлой, спокойной, трудолюбивой, терпеливой и верующей, помогала растить внуков и правнуков.

А еще она лечила людей. Лечила своих, дубравских, приезжали к ней из других сел и даже из Липецка. Этот дар, по ее словам, она получила по благословению Божией Матери, явившейся ей во сне. Денег за лечение не брала, конфеты, что ей порой приносили в знак благодарности, раздавала внучатам, которых очень любила.

Сыновья уходят в бой

Когда началась война, Варваре Архиповне было уже больше 60 лет. Жила она в семье своего среднего сына Федора. В первый же год войны на фронт ушли все шестеро ее сыновей — Никифор, Александр, Николай, Василий, Федор и Владимир. Жену Федора, Марию, часто посылали чистить дорогу для танков, которые шли по направлению с Борино на Васильевку, Товаро-Никольское и дальше на Елец. Дорогу быстро заметало снегом, и чистить приходилось почти каждый день. Поэтому и трое маленьких внучат, и все домашнее хозяйство оставались на прабабушке.

Весточки с передовой

Два долгих года о судьбе своих сыновей она узнавала только из редких, сложенных треугольниками писем. В этих бесхитростных солдатских исповедях наряду с обязательными поклонами и пожеланиями здоровья всей родне угадывалась затаенная жестокая тоска молодых сильных мужчин, по злой вражеской воле оторванных от семей, вынужденных мерзнуть в окопах и гибнуть, вместо того чтобы сеять хлеб и растить детей. Но как бы ни было тяжело, их не покидала уверенность в том, что Победа будет за русским солдатом.

Из письма Никифора Букреева жене Марии: «Дорогая супруга, кланяюсь тебе и целую. И деткам кланяюсь и целую. Я вас, дорогие мои, вспоминаю. Как мне тут без вас перенести трудную судьбу мою. Мы находимся в обороне и ведем перестрелку. Все гудит день и ночь.

А я за это время похудел. Сама знаешь, на фронте недоспишь, недоешь. Дорогая супруга, пришли мне сухарика и маслица скорее. Я сижу в окопах, и харчей мало.

Живется трудно нам. Но нашу землю защищать надо и разбить врага до конца, чтобы не было его у нас в России. Мы сами умеем управлять землей и заводами нашими.

Затем до свидания. Наш адрес: 77 стрелковый полк, первый батальон, первая рота».

Часть этих писем сейчас хранится в музее школы Частой Дубравы, часть — в семейных архивах внуков и правнуков воинов Букреевых.

Три «похоронки» в один год

А потом начали приходить «похоронки». Первая в 1943 году на самого младшего сына, Владимира. Владимир Букреев, хорошо учившийся в школе, в начале войны был направлен на Урал, в Свердловское военное училище. По окончании его в звании младшего лейтенанта артиллерии командовал на фронте артиллерийским расчетом. Погиб Владимир в боях на Курской дуге. Ему было всего 19 лет.

Потом пришло извещение о смерти старшего из братьев Букреевых, Никифора, 1904 года рождения. Его призывали на фронт дважды. Первый раз — в самом начале войны, но после ранения демобилизовали и отправили домой. Но вскоре из военкомата снова пришла повестка. В этот раз, прощаясь с женой, он, словно предчувствуя свою гибель, сказал: «Ну, Марфа, ухожу в мясорубку и вряд ли вернусь!»

Никифор тоже погиб в 1943 году, сражаясь на Курской дуге. Его прах покоится в братской могиле.

Почти следом за «похоронкой» на Никифора пришла весть о гибели среднего сына, моего деда Федора Денисовича Букреева.

Пал смертью храбрых

Весной 1941 года Федора Букреева отправили на сборы для укрепления финской границы. Там его и застала война. Во время внезапного нападения их часть была окружена. Деда вместе с другими военнопленными фашисты посадили в земляной погреб. Ночью бойцы разобрали потолок погреба и бежали.

Не зная, где его часть и какая обстановка на фронте, Федор решил пробираться домой. Шел окольными путями около двух месяцев. В Частую Дубраву добрался, когда уже выпал снег.

Повидавшись с родными, он отправился в сельсовет, где формировался отряд новобранцев. Однако, несмотря на добровольную явку, его зачислили в штрафной батальон и вскоре отправили на фронт.

А летом 1943 года семья получила извещение от командования части о том, что Федор Денисович Букреев пропал без вести. Боль и тяжесть неизвестности поселились в сердцах матери, жены и детей.

Ответ пришел чуть позже в письме его фронтового товарища Александра Симакова. «Здравствуйте, мне незнакомая супруга Федора Денисовича, Мария Матвеевна. Трудно вам сообщить, но ничего не поделаешь. Вашего родного мужа и моего друга Федю убило седьмого числа в три часа утра. Погиб отважный мужественный герой сержант Букреев смертью храбрых за свою любимую Родину. Схоронен в Смоленской области, Ярцевский район, деревня Петрово».

С верой и молитвой

Что чувствовала мать, в один год потерявшая троих сыновей? Какие муки и страдания вынесла ее душа? Только православная вера и молитва помогли ей перенести этот жестокий удар.

Но троих детей Варвара Архиповна все же отмолила у смерти. Незадолго до окончания войны домой вернулся один из старших сыновей — Василий. Он воевал на Ленинградском фронте, был ранен и комиссован в тыл. А после разгрома фашистской Германии пришли Николай и Александр.