Черные дыры. И белые тоже

«Тульские известия», г. Тула, Тульская область

Сколько шахт насчитывалось в нашей области? Где они располагались? Кого из горняков отмечали орденами и медалями, а кого отчаянно песочили в местных СМИ? Обо всем этом и многом другом мы расскажем в рамках нашего проекта «Шахтерская слава». Сегодня мы вспомним щекинские шахты: не только приоткроем любопытные материалы из фондов районного архива, но и покажем, что осталось от одной разработки недалеко от села Селиваново.

Город Щекино вырос из небольшого поселка, возникшего в 1870 годах. Этот поселок состоял из 13 небольших домиков, располагался между деревней Новая Колпна и современной улицей Льва Толстого. Возникновению и развитию поселка благоприятствовали его географическое положение и наличие поблизости полезных ископаемых. В районе Щекино первая шахта была заложена в 1870 году. На имевшихся накануне Октябрьской революции в районе поселка четырех шахтах добывалось очень мало угля. В 1895 году было добыто лишь 3036 тонн. После революции благодаря постоянной заботе советского правительства быстро растет добыча угля в Щекинском районе. Из экономической характеристики г. Щекино за 1963 год

К концу второй пятилетки (1933—1937 годы) добыча угля в районе выросла в сравнении с 1913 годом аж в 26 раз! Перед войной щекинцы трудились на восьми шахтах – известны их номера: 7-я, 16-я, 19-я... Тем временем строились еще четыре. Правда, в начальный период Великой Отечественной все они были выведены из строя. А сразу же после оккупации люди взялись за восстановление порушенного – и уже в январе 1942-го страна вновь стала получать щекинский уголек. Это миф, что советская пресса только и умела, что нахваливать передовиков угольной промышленности, а вот про горе-работничков она якобы умалчивала. Например, в газете «Щекинский шахтер» даже существовала спецрубрика – «Щекинский крокодил». Кого же он мог куснуть? И за что? Как-то здорово «прилетело» начальнику подготовительного участка шахты № 13 Александру Зуеву.

Все горняки сейчас соревнуются за достойную встречу Дня шахтера. А вот вы «завалились», пятимесячный план подготовительных работ выполнили лишь на 78 процентов и задолжали 428 погонных метров штреков. Куда же это годится? Вы хотите возразить, сослаться на плохие условия? Знаем, что с геологией неблагополучно. Но ведь вы специалист, а поэтому должны предвидеть ту или иную трудность. А вы идете по линии наименьшего сопротивления. Плохо участок работает и потому, что проходчикам своевременно не готовится рабочее место, из-за чего они часами простаивают. Не лучше обстоит дело и с трудовой дисциплиной. Так, братья Чмаевы совсем совесть потеряли: они в неделю работают три-четыре дня. Все это свидетельствует о вашей безответственности. Своей позорной работой вы тянете назад шахту. Из газеты «Щекинский шахтер» от 23.06.1954 г.

А в 1955-м вновь досталось на орехи тем, кто трудился на шахте № 13. Может, «несчастливое» число тому виной было, а может, наплевательское отношение к труду? Только за две декады января коллектив задолжал государству не менее шести эшелонов (!) топлива. Правда, начальник шахты Лейвиков и главный инженер Брага на этот счет, как сейчас говорят, совсем не парились. Мол, улучшатся геологические условия – и мы встанем на ноги.

Однако 18 января сообщалось о том, что в лаве первого участка каждый навалокрепильщик из бригады товарища Тарапуна добыл за смену по 5 с лишним тонн угля свыше предусмотренной нормы. Значит, при существующих условиях можно не только выполнять, но и перевыполнять задание. Для этого необходима только хорошая, заранее продуманная организация труда и четкая работа всех производственных звеньев, чему как раз руководители 13-й шахты и не придают должного значения. Они пустили работу на самотек. Низка и трудовая дисциплина среди горняков. Редко проходит день, чтобы все они вышли на работу. Прогульщики остаются безнаказанными. Из газеты «Знамя коммунизма» от 23.01.1955 г.

Но это все – теория. А что от тех шахт дожило до наших дней? Направляемся в сторону Селиваново и, не доезжая нескольких километров до села, сворачиваем влево – заметили старый террикон. Значит, поблизости – шахта. Говорят, она носила название 3-я Западная. «Открывалась дважды: первый раз в середине 1950-х годов, спустя некоторое время ее закрыли. Вторично шахту восстановили уже в 1970 году. А навсегда она закрылась в 1996 году», – сообщается о ней в соцсетях. А что же нас ждало на месте, кроме террикона? Да ничего поначалу мы и не увидели, пока не стали продираться сквозь заросли. Путь к выработке, кстати, перегорожен бетонными столбами и бревнами – очевидно, чтобы никто не шатался по этим остаткам советского прошлого. Вначале бросился в глаза фрагмент кирпичной стены, окруженной деревьями.

Ну да ладно, бредем дальше – тут еще кое-где и асфальтированная дорога с бордюрами уцелела, и фонарные столбы, правда, без проводов. Под ногами – пластиковые емкости, кроссовки и кирзовые сапоги, бутылки, доски, битый шифер.

Проходим несколько десятков метров – и перед нами развалины некогда гигантских строений. Тут и там черные и белые дыры – в полу, в потолке. Одним словом, не самое лучшее место для прогулок. Зато – яркое напоминание о непростом труде шахтеров.

Справка

– В 1963 г. в Щекинском районе имелось 11 каменноугольных шахт.

– В тот год там было добыто 4581995 тонн угля.

– В тресте «Щекинуголь» трудились 8859 человек.

Сергей Митрофанов, Сергей Киреев