Семь фактов о водопроводной воде в Сургуте — пожалуй, лучшей воде в России

Ugra-news.ru, г. Ханты-Мансийск, Ханты-Мансийский автономный округ

Качество водопроводной воды в городах и поселках Югры стало темой для бурного обсуждения на просторах интернета. Ряд информационных агентств распространили результаты некоего мониторинга, на основании которого сделан вывод: жидкость, которую пьют и используют для иных хозяйственных нужд жители региона и, в частности, Сургута, оставляет желать лучшего. Журналисты «Сургутской трибуны» решили досконально изучить вопрос, для чего побывали на предприятии «Горводоканал», специалисты которого показали и прокомментировали каждый этап добычи и производства самой важной для жизни субстанции. Кстати, мы также сняли и смонтировали видео, которое можно посмотреть в официальных группах газеты в социальных сетях и на портале ugra-news.ru.

Факт 1. Без техногенных примесей и даже без кислорода

«Сырьем» для сургутской водопроводной воды является жидкость, залегающая под землей на 260-300 метров (высота Эйфелевой башни). Назвать эту жидкость водой — веществом, соответствующим формуле Н2О — можно с натяжкой: кислорода в ней практически нет, потому «Горводокана»л ее специально аэрирует, но об этом чуть ниже.

По сути, мы пьем реликтовую воду, которая с точки зрения геологии расположена на самом нижнем — Алтымском — горизонте. От поверхности земли этот слой надежно защищен слоем глины, но, главное, — слоем вечной мерзлоты. Связи с поверхностью земли у этой воды нет вообще. В отличие от еще двух водоносных слоев, которые расположены гораздо выше: Новомихайловский слой, пролегающий на глубине 150-170 метров, который используют большинство других городов страны, и горизонт-«верховодка» (глубина — 30 метров). Эту воду, в основном, используют на дачах.

— Мы пьем воду, которую пили, наверное, мамонты и динозавры, — поясняет директор «Горводоканала» Владимир Карнов.

Другими словами, на качество сургутской воды состояние экологии никак не влияет. Она имеет тот же состав, что и миллионы лет назад. Без всяких вредных примесей.

Факт 2. Можем себе позволить

Артезианскую — подземную — воду, даже не Алтымскую, а хотя бы Новомихайловскую, могут себе позволить лишь малые города — до 100 тысяч человек населения. Более крупные населенные пункты вынуждены брать так называемую поверхностную воду — из озер и рек. В Нижневартовске именно такая вода — из Оби.

Так что Сургуту есть чем гордиться. Мы можем обеспечить эксклюзивной артезианской водой сегодняшнее население в 400 тысяч человек. Более того — разведанных запасов в два раза больше!

Если водопроводная вода имеет характерный запах хлорки, значит ее источник — открытый водоем: озеро или река. Пить такую воду не рекомендуется

Факт 3. По нефтяным технологиям

Разведка водных запасов и строительство скважин по своей технологии практически аналогичны процессам в нефтедобыче. К слову, изначально систему водоснабжения создал Сургутнефтегаз, и только в 1997 году передал ее на баланс городу.

— В год мы бурим в среднем две-три скважины. Это связано с тем, что водозабору уже 35 лет, происходит кольматация [засорение, естественная цементизация] фильтров. Потому скважины и приходится перебуривать, — объясняет нам геолог Ольга Амонская. Разговор происходит на одном из «кустов» водозабора — территории, на которой расположены несколько водоносных скважин.

На сегодняшний день по всей территории Сургута расположено 143 таких куста, которые поднимают на поверхность в среднем 72 тысячи кубических метров воды в сутки. Летом, когда жителей в городе становится значительно меньше из-за дачного и отпускного сезона, водопотребление тоже падает — до 65 тысяч кубических метров в сутки. Но и это количество тоже впечатляет. Для сравнения: поселок Дорожный потреблял бы это суточное количество воды для Сургута более трех месяцев (в месяц он потребляет 20 тысяч кубов).

Факт 4. В каждой точке — свои примочки

Примеси в нашей воде все же есть – в виде природных минералов. Причем их состав и концентрация различаются для каждого участка. Какая-то скважина дает воду с железом (в районе аэропорта, например, его концентрация в два раза выше, чем средняя по городу), какая-то — с марганцем и прочее.

В основном — железо. Чтобы избавиться от него, при подготовке водопроводной воды в Сургуте используют метод аэрации. Воду помещают в огромные (в высоту — пять этажей) колонны — аэраторы, расположенные на станциях первичной водоподготовки, далее происходит насыщение воды кислородом.

— Благодаря этому находящееся в воде растворенное железо становится нерастворенным и самостоятельно выпадает в осадок. Кроме того, оборудование удаляет еще и газы (например, метан), далее вода уходит на следующий этап подготовки — фильтрование, — поясняет особенности производственного процесса замначальника цеха водоснабжения Дмитрий Селов.

Факт 5. Практически ледяная

Бытует мнение, что оттаявшая после заморозки вода гораздо полезнее и вкуснее воды обычной. Среди моих знакомых немало людей, кто употребляет именно такую жидкость. По поводу полезности спорить не берусь, а вот по поводу вкусовых качеств заметила следующее: в Сургуте органолептика обычной водопроводной и размороженной воды, на мой вкус, одинакова. Хотя в других городах реально отличается. Размороженная вкуснее.

Во время экскурсии по «Горводоканалу» я, кажется, нашла этому факту объяснение. Дело в том, что наша вода — это фактически лед. На этапе добычи она имеет температуру всего 1,5-2 градуса по Цельсию.

Андрей Семенов, начальник цеха водоподготовки: «В регионе очень редко встречалась вода, про которую говорили, что ее можно пить из-под крана. Я утверждаю, что нашу воду из-под крана пить можно»

Кстати, работать с такими температурами достаточно непросто: вязкость усложняет технологический процесс, а зимой велики риски обледенения.

Низкие температуры к тому же не позволяют использовать для очистки воды от минеральных примесей химические коагулянты. Только кислород.

— В 1997 году началась реконструкция фильтров, которые на тот момент не были обеспечены водовоздушной промывкой, — рассказывает Дмитрий Селов. — Провели научно-исследовательские работы. Затем приступили к замене воздухораспределительной и дренажной распределительной систем. Следующим шагом стало строительство станции дегазации, которая позволила проводить первоначальную подготовку воды для последующего фильтрования.

Вариантов очистки и повышения качества воды было несколько, реагентные способы тоже рассматривали.

— Но, когда столкнулись с реальностью, оказалось, что действие интенсификаторов очистки, окислителей, коагулянтов очень плохо проходит при такой низкой температуре, — поясняет эксперт. — Это была основная проблема. Сейчас вода уходит к потребителю с теми же параметрами, ну, может, на 3-4 градуса теплее. Посмотрите, какая приятная вода, органолептические свойства очень хорошие. Потребляя воду, мы не чувствуем ни запаха, ни вкуса.

Факт 6. Песком и ультрафиолетом

Качество воды определяется по нескольким критериям, регламентированных СанПиН: химический состав, органолептические свойства, микробиологическая безопасность. В каждом критерии — множество отдельных показателей. Их соответствие регламентам контролирует на каждом этапе собственная сертифицированная лаборатория (ее работе мы посвятим отдельный материал — поверьте, это стоит особого внимания).

После аэрационной установки вода попадает сперва на фильтровальный завод, где с помощью песка и специальных фильтров очищается от выпавших в осадок минералов, а затем – непосредственно перед подачей потребителю — проходит ультрафиолетовое обеззараживание.

— Длина волны составляет 54 нанометра. Все присутствующие патогенные микроорганизмы на данной стадии убиваются, — поясняет Андрей Семенов. — Это обязательное технологическое оборудование, которое работает постоянно, поэтому вода проходит обеззараживание в любом случае, было выявлено несоответствие или нет. Вода по своему микробилогическому составу стабильна, но, несмотря на это, перед подачей на любой из наших станций вода обязательно проходит дезинфекцию. Это снова безреагентная схема. Просто облучили воду и отправили дальше.

По такой трехступенчатой технологии: «аэрация — фильтрация — обеззараживание ультрафиолетом» готовится вся вода городской системы водоснабжения. И холодная, которую мы пьем и используем для приготовления пищи, и горячая — для хозяйственных нужд. По сути, это ровно та же отфильтрованная и простерилизованная жидкость, только подогретая на котельных ГТС.

Факт 7. Дело — в трубе

За последние 25 лет с ржавой водой из крана в своей квартире я сталкивалась только один раз — года три назад. Причиной, как выяснилось, стала ветхая система водоснабжения в самом доме. Управляющая компания очень быстро легализовала проблему, а через год и вовсе ее решила, заменив старые трубы по программе капремонта.

— Есть такой фактор, как вторичное загрязнение воды, — поясняет Дмитрий Селов. — От нас выходит чистая питьевая вода, но пройдя через трубы и котельные, на выходе из крана потребителя она может быть, увы, совсем другой.

С этим объяснением согласен и глава Сургута Вадим Шувалов, также побывавший на прошлой неделе на Горводоканале с инспекцией.

— Считаю, что качество воды может меняться на самом последнем этапе — когда вода перешла под эгиду управляющих компаний. Вот здесь и надо нам наводить порядок, — заявил градоначальник по итогу поездки. — Есть же специальные надзорные органы, которые за этим следят, в том числе и Роспотребнадзор, Ростехнадзор.

Вадим Шувалов поручил специалистам департамента городского хозяйства проверить качество работы управляющих компаний по технологическому обслуживанию сетей водоснабжения.

Ремонт — без внешних неудобств

Летняя миграция сургутян на дачи и в отпуска специалистам «Горводоканала» очень на руку. Она позволяет проводить профилактические ремонты на предприятии так, что оставшееся население этого даже не замечает. У нас не просто подача воды в квартире из-за ремонтов не прекращается, но даже давление в кранах не падает.

А работ при этом проводится немало. Только в этом году на ремонтную кампанию запланировано 72 миллиона рублей.

В перечне работ: бурение скважин на водозаборах девятого промузла и аэропорта, реконструкция освещения на артезианских скважинах по программе энергосбережения, замена насосов, капитальный ремонт внутреннего защитного покрытия скорого фильтра и изоляции фильтров и технологических трубопроводов станции обезжелезивания на водозаборе промузла 9а, реконструкция аэраторов и прочее.

Большая часть работ уже выполнена. А, значит, качество воды стало еще лучше.

Маргарита Стройнова