Что спасало 82-летнюю бабушку восемь дней в холодном лесу?

«Красный Север», г. Вологда, Вологодская область

Волонтеров и спасателей поразило, что бабушка, хотя и была голодна и мучилась жаждой, нисколько не запачкалась, не промокла и не простудилась. Фото: поисково-спасательный отряд «Азимут»

Восемь дней и семь ночей провела в сыром и холодном лесу 82-летняя Мираида Николаевна Суханова. Она заблудилась 25 июля недалеко от поселка Сосновка Кадуйского района, а нашли ее только 1 августа. Позднее бабуля призналась родным, что в лесу ей не было страшно: она точно знала, что ее отыщут, и даже в мыслях не допускала грустного финала. А вот спасатели надеялись только на чудо.

«Нас, вологодских, так просто не возьмешь!»

— Честно сказать, найти бабушку живой мы уже не мечтали, даже взяли с собой бельгийскую овчарку Баффи, натасканную на поиск человеческих тел. В субботу, как и в предыдущие дни, мы прочесывали округу, когда в 12.40 по рации передали: «Бабулю нашли. Жива». Все были в шоке, прыгали и вопили от счастья, а она спокойно вышла из леса, как будто только что туда зашла: сухая, чистенькая, улыбчивая. Мы в своей практике повидали других «потеряшек» — грязных, напуганных, мокрых, с потухшим взором. А эта боевая бабулечка еще сказала: «Нас, вологодских, так просто не возьмешь!» — удивляется волонтер поисково-спасательного отряда «Азимут» Александра Васильева. — Это просто чудо, что бабушка выжила: дождливые дни, холодные ночевки под открытым небом — любой бы запаниковал, а она нет. Вот что значит человек старой закалки, сейчас такие люди — огромная редкость.

Мираида Николаевна в свои 80 «с хвостиком» — и вправду крепкий орешек. Зимой она живет в Питере, куда уехала 20-летней девчонкой: вышла замуж, устроилась на завод. А ранней весной спешит в родную Сосновку: там у нее две теплицы, большой огород. Мужа кадуйчанка давно схоронила, деток бог не дал, и теперь с хозяйством Мираида Николаевна управляется одна. Правда, с годами это все тяжелее: болят суставы, артроз («заработала» в цехе, где много лет мотала проволоку). Но бабушке помогают родные — племянник Сергей с гражданской женой Оксаной Соколовой. Они, хоть и живут в райцентре, в Сосновку приезжают каждый выходной: Сергей ремонтирует родовой дом, Оксана полет-поливает грядки.

Ну а в свободное время по просьбе бабули супруги возят ее в лес.

— Наша бабушка Мира до грибов сама не своя: в прошлом году, несмотря на больные руки и ноги, пошла одна за реку да в лесу и свалилась — не могла встать. Ее нашел какой-то парень-грибник, поднял, домой привез, но бабушка опять взялась за старое: охота пуще неволи. Вот и в этот раз говорила соседке, мол, не дай бог в выходные родные меня за грибами не свезут. Уж как мы ее отговаривали, но бабуля стояла на своем: хочу, мол, подышать свежим воздухом, — вспоминает Оксана Соколова. — «Бабушка, у тебя и так воздух свежий, на берегу речки живешь», — отговаривали мы. А она: поеду — и все тут. Сергей, ее племянник и мой муж, обещал свозить на час — на том и сговорились.

Мираида Николаевна собиралась недолго: взяла лесной батожок, подвязала на пояс корзину, а вот мобильник оставила дома — боялась потерять его в лесу. Зато одежду в тот раз почему-то выбрала яркую: красную юбку да красный платок — дескать, если заблужусь, найдут скорее. Так кадуйчанка пошутила: свои грибные места она знает от и до — где волнушки растут, где грузди, где белые и рыжики. К тому же в лес в последнее время она и не заходила: обычно останется у машины, побродит вдоль обочин, не упуская из виду авто. Так было и в тот злополучный день.

— Мы в лес буквально на час за­шли, а когда вернулись, бабушки уже не было. Стали ее искать, кричать, у грибников спрашивать, а потом позвонили спасателям и рванули за подмогой в поселок, — рассказывает Оксана Соколова. — Вернулись уже с добровольцами, выстроились цепью и пошли прочесывать округу. Бабуле с ее ногами даже через бревно не перешагнуть — далеко уйти она бы не смогла. Да и идти-то там некуда: с одной стороны — болото, с другой — канава, с третьей — дорога. Чуть ли не на коленках все обползали, под каждый куст заглянули — как сквозь землю провалилась наша бабушка Мира.

«Наделала делов»

Поисковая операция не прекращалась ни на день. С утра на розыски бабушки Миры отправлялось до 30 человек: родня, спасатели, добровольцы, односельчане. Запускали квадрокоптер, включали мощный «ревун», но все тщетно. Дошло до того, что близкие обратились к ведуньям. Одна сказала, мол, ваша бабушка ждет вас там, где и потерялась, но чуть дальше — вы до нее не дошли. Другая сказала — вы прошли мимо. А третья велела, зайдя в лес, сказать особые словечки. Родные так и сделали, но в ответ услышали страшный рев и от страха убежали. Ведунья тогда объяснила: «Вас лес не пустил».

— Мы ночи не спали, сбились с ног в поисках, но верили в чудо, и оно произошло, — рассказывает Оксана Соколова. — 1 августа наши знакомые пошли за черникой и увидели: что-то в лесу алеет. Никак метки кто оставил — красных тряпок навязал, подумали ягодники. Подошли ближе — а там наша бабушка сидит. Дайте, говорит, водички, очень пить хочется. «Ты, бабушка Мира, только никуда не уходи, — забеспокоились земляки, — тут оставайся, сейчас мы тебе и водички принесем, и хлебушка. Есть-то ведь хочешь?» — «Хочу».

Радостная весть разлетелась по лесу мигом, и вскоре бабулю со всех сторон обступили поисковики. Все ликовали, обнимались, родные от счастья плакали, а бабушка Мира не выпускала из рук бутылку с водой — никак не могла напиться. В местном медпункте «потеряшке» измерили температуру, давление, пульс — все оказалось в норме. Однако бабушку сильно трясло — видимо, от переохлаждения. Фельд­шер сказала: надо в Кадуй, в больницу. Но там сначала «потеряшку» даже не приняли, мол, здорова, но под напором общественности сдались. Сейчас ей ставят капельницы дважды в день. Бабуля держится бодро, только переживает, что «наделала делов»: сколько людей ее неделю искали.

Кстати, корзинку и свой лесной батожок Мира Николаевна не бросила — все с собой принесла. На корзинку, говорит бабуля, она опиралась, вставая с земли, а ремешком растиралась от холода — делала себе массаж. Чтобы не умереть с голоду, ела ягоды (но их было мало), жевала белые грибы, но сырые они невкусные.

«Шагнула на нечистый след»

Эта история уже облетела весь район, ею заинтересовались даже центральные телеканалы. Мираида Николаевна теперь местная знаменитость. Каждый день в больнице ее навещают земляки, но рационально объяснить случившееся с бабушкой никто не может. Самое любопытное, что ее, по словам близких, нашли всего в километре (максимум двух) от места, где стояла машина и где много раз были поисковики. Однако ни люди, ни беспилотник бабушку не видели. А она не слышала громких криков и рева сирен. У близких есть единственная версия: нечистая сила.
— Видимо, лес нашу бабушку Миру не отпускал — такое бывает, — делится Оксана Соколова. — Ведуньи говорят, что лес — это чужой дом, куда нельзя ходить без разрешения. К лесному хозяину надо попроситься за грибочками да гостинец ему положить на пенек — печенье, сухарик, конфетку. А еще ругаться в лесу нельзя: хозяин может осерчать и будет «водить» грибника по кругу.

По кругу «водило» и бабушку Миру. «Брожу-брожу, — вспоминает она, — да и приду опять на то же место». Видать, шагнула на нечистый след, говорят в деревне. Этим можно объяснить и другие загадки этой истории. Бабушка раз обмолвилась, что ночевала «в доме без стен, но с крышей», однако местные уверяют, что никаких домов и навесов поблизости нет. Когда попадались грибы, бабуля, по ее словам, брала их, а потом вываливала, но никаких грибных куч родные в лесу не нашли. Удивляет их и другое: почему, ночуя на сырой холодной земле, пожилая пенсионерка не запачкалась и даже не чихнула? Температура — 36,6, давление — хоть в космос отправляй. Словом, сплошная мистика.

При этом близкие не сомневались, что бабушку Миру найдут живой. Да и сама она очень хотела жить — без устали читала в лесу молитвы. Сейчас Мираида Николаевна принимает в больнице гостей: все тащат ей вкусненькое, но после недельной голодовки бабуля ест по чуть-чуть, нежадно. Не отказалась бы она и от свежей жарехи, если бы грибочков кто-нибудь принес. А вот сама она в лес больше ни ногой. Зареклась.

Ольга Бурчевская