Живая вода или Нельзя лишать красоты то, что даёт жизнь

«Она+», г. Якутск, Республика Саха (Якутия)

Фото из открытых источников

Якутия считалась страной «живых» водных ресурсов. Вы удивитесь, но люди веками жили у одного озера, ухитряясь сохранить чистейшую воду, хотя вели довольно большие хозяйства.

Татьяна Даниловна Анисимова вспоминает: «Отношение к воде было самое трепетное. Никогда не называли источник воды, рядом с которым жили, озером: исключительно – «эбэ» (уважаемая женщина в возрасте). Например, я в раннем детстве не знала, что наше озеро называется Хонкуй. Этот обычай сохранился и в наше время.  Если находились в гостях далеко от дома, то с гордостью и с любовью озвучивали название кормилицы. К озеру относились, как к драгоценной чаше с едой. Сморкаться и плеваться у воды строго запрещалось,  даже зимой. Это считалось как бы плевком в посуду с едой.

И на самом деле озеро и поило, и кормило. Современные люди кидают в воду свои подношения. Наши отцы ничто грязное, чужеродное к воде не приближали. Считалось, что дух воды не любит этого. Зато у других озёр во время сенокоса обязательно оставляли свои угощения – только чуть подальше от воды. Я не помню, чтобы кто-то стирал в озере своё бельё. Даже когда мыли посуду,  отходя дальше, сливали воду на землю.

В водоёмы запрещалось выливать уже использованную грязную воду, запрещалось справлять свою малую и большую нужду рядом с водой,  у водопоя скота всегда чистили навоз. Поэтому ели рыбу без боязни заразиться чем-то.  По обычаям, нельзя было произносить нехорошие слова рядом с водоёмом. Считалось, что хозяин воды рассердится и сделает воду непригодной для питья.  Всегда старательно поддерживали чистоту воды, что было ежедневным, постоянным делом. Если у какого-то озера портилась вода, это считалось нехорошим предзнаменованием. Но я никогда о таком не слышала.

Весной во всех озёрах прорубали лунки, чтобы рыбам хватало воздуха. Могли рыбу с  одного озера пустить в другое, отслеживая, как она множится  на новом месте. То, что можно рубить деревья около озера, даже в голову не приходило: лес считали украшением озера, его красотой. Ни у кого рука не поднимется на такое – лишить красоты то, что даёт жизнь. Разве такое возможно?»

Строго запрещалось рубить деревья вокруг озёр; вообще, считалось, что вода и лес – неотделимы.  Потому особенно бережно относились к лесам в верховьях рек. Рубить рубили, но так, что лесной массив оставался густым и сильным – без проплешин. Дерн, как губка, впитывает влагу, удержать ее помогают  деревья, чтобы потом медленно отдавать её.  Если в верховьях не будет леса, все быстро растает – сначала начнутся наводнения, а потом река начнет пересыхать, потому что запасов воды уже не будет.

Большое внимание обращалось на качество питьевой воды. Старательно чистили не только навоз у озёр и  рек (около больших рек обычно не селились), но особо строго следили за тем, чтобы в воду не попадало железо. Если иногда случалось такое, то, приложив все усилия, обязательно находили оброненную железную вещь. В воде не должно быть никакого железа – это даже было не просто обычаем, а негласным суровым требованием.

Ещё один забытый обычай: когда возвращались с охоты, добыв «лесного» (медведя), никогда не пересекали озеро, а огибали его: считалось, что рыба отощает, даже может исчезнуть вообще. Подтверждали это все пожилые люди.

Большим праздником был мунха. Мунха проводили при большом стечении народа, потому молодёжь обычно наряжалась, отправляясь за карасями. И часто  счастливые браки начинались с мунха. Во время перерыва устраивали игры, показывая силу и сноровку, а девичья красота – солнце, свежий воздух, лёгкий мороз… Слегка опушенные белым инеем чёрные ресницы, разрумянившиеся щёки…

Свои правила были и у мунха. Тем, кто недавно побывал на похоронах, запрещалось в нем участвовать. Они без рыбы не оставались: всё равно в виде гостинца получали свою долю. Главным во время мунха становился уважаемый всеми человек. Таким был Андрей Титаров, участник Великой Отечественной войны, старый ветеринар и запевала осуохая.

Однажды на большом богатом озере под его руководством организовали мунха, два дня капитально работали, но ни одной рыбёшки не поймали. Андрей на второй день  к вечеру сказал:

– Кто недавно был на похоронах? Сознайтесь.

Никто не сознался, тогда Титаров развёл небольшой костёр, попросил у духов прощенья и благословления, потом, положив  несколько веточек можжевельника, попросил прыгнуть, чтобы очиститься дымом. Двое отказались прыгать через костёр и ушли. После их ухода улов был очень богатым.

Всё очень простое и обыденное, но какая чистота помыслов, какое бережное отношение к источнику жизни. Может, потому наша Якутия так была богата живой водой.

По данным Всемирной организации здравоохранения около 90 процентов болезней человека вызывается употреблением для питьевых нужд некачественной воды.

Анна Ветрова