В годы Большого террора…

«Абакан сегодня», г. Абакан, Республика Хакасия

В 1960 году прокуратура Хакасской автономной области подвела итоги проверки дел на предмет обоснованности осуждения в ХАО в 1937–1938 годах 1453 «врагов народа», из которых 1067 человек были осуждены к высшей мере наказания и расстреляны. Из этого количества обоснованно осужденными были признаны всего 52 человека… Молодой ученый Хакасского госуниверситета Екатерина Чекушкина исследовала работу прокуратуры ХАО в годы Большого террора.

В 1930-е годы в Хакасии происходил падеж скота. Это объяснялось тем, что из-за «…невыполнения планов заготовки сена крестьяне оставались без фуража, сочных кормов, не имели необходимых животноводческих помещений». И «в 1937–1938 годах были направлены в концлагеря и расстреляны свыше двух десятков председателей колхозов: Н.А. Абдин, И.А. Абдин, Я.А. Шурышев, И.В. Меткижеков, Я.С. Чичук, И.Н. Чебодаев, Ф.С. Мартынов, А.С. Топоев, И.К. Токмашов, И.Н. Старцев, И.М. Попов…» Все они были объявлены врагами народа с предъявлением самых нелепых обвинений. Это была акция устрашения.

В годы Большого террора центральными властями страны на места были направлены планы по репрессиям. «До сведения парт-органов доводились планы-задания на 1937 год по выявлению и ликвидации врагов народа с контрольными цифрами по первой категории (расстрел) и втор-ой — концлагеря». И эти планы периодически повышали. В качестве методов расследования политических дел в годы репрессий применялись «…пытки, подкуп различными обещаниями, подделка подписей, фальсификация показаний…» Мало того, 2 октября 1937 года ЦИК СССР предоставил судам возможность применять не только десять лет ИТЛ и расстрел, но и 25 лет каторжных работ!

От карающего правосудия этого периода пострадали и сами работники прокурорских органов области: В.С. Карагусов, помощник областного прокурора, был исключен из партии за контрреволюционную деятельность и покончил жизнь самоубийством. Его дело не было найдено. В.А. Баев, прокурор Боградского района, был арестован в 1937 году и приговорен к расстрелу в 1938 году. А.И. Кузугашев, помощник прокурора округа, расстрелян в 1938 году. В.В. Угдыжеков, прокурор Таштыпского района, арестован в 1937 году, казнен в 1938 году.

Позже многие из них были реабилитированы. В том числе И.Т. Жиров, бывший прокурор области. В 1937 году он был арестован по обвинению в «…принадлежности к контрреволюционной террористической шпионско-диверсионной организации правых». По предъявлении обвинения Жиров, «…будучи туберкулезным, был помещен в сырую камеру внутренней тюрьмы обл. управления НКВД». На всех допросах он не признавал себя виновным. Тогда он был помещен в Минусинскую тюрьму, в камеру к уголовным преступникам, которые, узнав, что он прокурор, «…систематически избивали его, заставляли совершать действия, унижающие человеческое достоинство». Жиров, истязаемый уголовными преступниками и работниками НКВД, умер в тюрьме 13 марта 1938 года. Позднее «в ходе проведенной прокуратурой РХ проверки было установлено, что бывший начальник областного УНКВД Хмарин подготовил и возбудил дело на И.Т. Жирова «…в отместку за то, что прокурор внес информацию секретарю Хакасского обкома ВКП(б) о том, что УНКВД Хакасии в целях создания видимости борьбы с контрреволюцией незаконно квалифицирует как опасные государственные преступления — вредительство, диверсии и саботаж — фактически мелкие преступления граждан».

— Многие дела в те годы фабриковались, не производилось надлежащего расследования, единственным доказательством вины обвиняемого было его личное признание, часто получаемое путем психологического и физического насилия над ним, — отмечает аспирант ХГУ Екатерина Олеговна Чекушкина. — Не все прокурорско-следственные работники были согласны с такими методами ведения следствия, пытались ослабить репрессии против жителей области, вследствие чего сами пострадали, были осуждены и репрессированы, а позже посмертно реабилитированы.

Работа Е.О. Чекушкиной вышла в научном сборнике «Актуальные проблемы истории и культуры Саяно-Алтая». Ответственным редактором сборника выступила доктор исторических наук, профессор В.Н. Тугужекова, ответственным секретарем — кандидат исторических наук Н.А. Данькина. Сборник выпущен в издательстве Хакасского госуниверситета.

Началом Большого террора было решение февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) (23.02–03.05 1937 г.), в котором с докладом «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» выступил И.В. Сталин, повторивший свой известный вывод об обострении классовой борьбы. Он заявил: «Чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться останки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее будут они идти на более острые формы борьбы, тем больше они будут пакостить Советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последние средства обреченных». Главными врагами Советского государства были объявлены троцкисты, превратившиеся, по мнению Сталина, в «…беспринципную и безыдейную банду вредителей, диверсантов, шпионов, убийц, работающих по найму у некоторых разведывательных органов». Он призвал «…в борьбе с современным троцкизмом» применять… не старые методы, не методы дискуссий, а новые методы, методы выкорчевывания и разгрома».

Фактически это была четко сформулированная перед НКВД СССР задача, нацеленная на уничтожение «врагов народа».

В первую очередь были репрессированы те, кто принимал участие в этом пленуме. Из числа 72 выступивших 52 человека высшего партийного и советского руководства были расстреляны.

По информации ХГУ им. Н. Ф. Катанова