Секреты игры на дечиг-пондуре Имрана Гелисханова

«Вести республики», г. Грозный, Чеченская Республика

Авторы, оставившие в дар потомкам прекрасные художественные творения, заслуживают звания «самородков» из народа

Чеченский народ с давних времен славился своими музыкальными исполнителями, талантливыми людьми, которые, обладая даром владения словом, улавливая незатейливые звуки природы, сочиняли музыкальные произведения, слагали илли, сказки и эпические поэмы.

Эти народные творения, передаваясь из уст в уста, дошли до наших дней. Авторы не знали нотной грамоты, не владели письменностью, но некогда сочиненное ими до сих пор живет в памяти народа. Нет сведений об авторе, неизвестно, когда и где данное музыкальное или художественное произведение создано, но они и сегодня исполняются с больших сцен и представляют собой высокое народное искусство. И безвестные авторы, оставившие нам прекрасные художественные творения, заслуживают звания «самородков» из народа.

В одной из недавних публикаций в газете «ВР» состоялось знакомство читателя с музыкально одаренным мальчиком Тумсо Симбагаевым из Ачхой-Мартана.
На этот раз предлагаем познакомиться с его учителем музыки и наставником – Имраном Гелисхановым, который, обладая удивительным музыкальным слухом, является признанным исполнителем, и с огромным удовольствием свои знания и способности передает подрастающему поколению.

Родом Гелисханов из села Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района, здесь же окончил школу. Еще в школе Имран участвовал в самодеятельности, его приглашали на праздники и торжества, а чаще он играл для своих друзей, одноклассников и близких родственников. Иногда, как вспоминает Имран, бывало, за игрой он забывал, что надо идти на урок, опаздывал. Но ему, как музыканту, многое прощалось. Директором их школы был Ахмед Астамиров, человек старой и строгой закалки, уважаемый сельчанин, большой знаток и любитель вайнахского фольклора. Он восхищался способностями своего ученика и очень любил слушать в исполнении Имрана старинные чеченские мелодии, за что, наверное, снисходительно относился к нему и прощал ему то, за что мог сурово наказать других провинившихся.

А путь в музыку, обладая способностью слышать и понимать чарующие душу звуки, Имран начал под влиянием своих братьев. Старший Иса, который увлекался игрой на дечиг-пондуре, преподал ему первые уроки владения инструментом, а младший Альви, виртуозно владевший игрой на гитаре, тоже наставлял его. Так что Имрану было на кого походить и у кого учиться.

По окончании школы Имрана сразу пригласили в сельский дом культуры, где директором в те годы работал Лема Вахаев, человек, душой болеющий за сохранение национального культурного наследия чеченцев. Здесь у него появилось больше возможности заниматься любимым делом. Расширился репертуар, под его началом стали заниматься и другие любители. Имран в составе художественной группы сельского дома культуры выступал на концертах, праздничных мероприятиях, принимал участие в конкурсах. Постепенно о нем, как об одаренном исполнителе, стало известно в районе.

Так Имран пришел на большую сцену. В 70-е годы он играл в составе ансамбля «Фортанга», созданного при Ачхой-Мартановском доме культуры.
Вот уже три года, как И.Гелисханов работает аккомпаниатором в районном доме культуры, учит детей овладевать игрой на национальном инструменте.
Коллектив оркестра, в котором играют воспитанники Имрана, участвуя в музыкальных конкурсах на межрайонном уровне, несколько раз занимал призовые и первые места. Дважды выступал в телепередаче «Синмехаллаш» и удостаивался грамот и денежного поощрения.

В числе тех, кому наравне с Тумсо Симбагаевым помог Имран в музыкальном становлении – Ахмед Бексултанов, братья Эла и Умар Дадаевы и другие. В их числе и Адам Евсултанов, внук Вахи Евсултанова, в прошлом директора Ачхой-Мартановского дома культуры, автора слов, музыки и первого исполнителя широко известной в народе песни «Ачхой-Мартан» – «Мел хаза ю, самукъне ю дай баьхна юрт Ачхой-Мартан».

Прослеживая путь самостоятельного вхождения Имрана Гелисханова в музыкальное искусство, владение национальным инструментом дечиг-пондур, смело можно именовать его «самородком» из народа, и хочется пожелать, чтобы в нем никогда не ослабло желание учить и передавать свои способности начинающим в мире музыки, постигать ее таинства и секреты.

И еще не могу не добавить, что, находясь на самоизоляции, получив разрешение на два часа выйти из дома, Имран, желая узнать о благополучии своих учеников, тратил это время на обход их по месту проживания. Что лишний раз говорит не только об его истинном даровании и любви к музыке, но и о человеческой добродетели. Он весь живет в музыке, а музыка живет в нем!

Малика Абалаева