И пришло разрушение: что происходит с историческим маяком на Куршском заливе

«Новый Калининград», г. Калининград, Калининградская область

Примерно в 60 километрах от Калининграда и в 6 километрах от Полесска на берегу Куршского залива расположен маленький посёлок Заливино. Основной промысел — рыболовство, главная достопримечательность — довоенный маяк высотой 15,3 метра. Сам маяк не работает уже 35 лет и примерно столько же разрушается под влиянием времени, погодных условий и любителей поживиться останками исторического наследия. В ещё худшем состоянии находится пристроенный к объекту домик смотрителя маяка: крыша отсутствует, стены частично разобраны, внутри копоть и никаких признаков жизни. Территория медленно зарастала бурьяном, привлекая редких любителей дикого туризма, а в 2020 году неожиданно выяснилось, что маяк не такой уж и бесхозяйственный. Причём владельцев у заброшенного объекта оказалось явно больше, чем требуется

Фото: bildarchiv-ostpreussen.de, Виталий Невар / Новый Калининград

Были серьёзные стычки

Житель Заливино Андрей Панасенко уверен, что имеет полное право на маяк и пристроенный к нему домик. Он обнёс территорию забором, повесил замки и начал контролировать доступ. Панасенко рассказывает, что переселенцы в 1947 году получили в пользование дом смотрителя маяка, и уже в 90-х здание было приватизировано.

«В переселенческом билете написано: „Дом с хозпостройками“, но дом — неотъемлемая часть маяка или маяк — неотъемлемая часть дома, и когда я в 90-х делал по переселенческому билету документы, я оформлял всё с маяком, — говорит он. — В 1947 году бабуля приехала из Новгородской области. Приехали, выгрузились, им раздавали бумажки: тебе дом, тебе дом, тебе. Им досталось это строение. Здесь ещё два сарая было, один был на той территории за забором, где вышка стоит. Вот территория там тоже принадлежала к этому дому».

«Бабуля», жившая в доме, Панасенко не родная; в 90-х он занимался ловлей рыбы в Заливино, поэтому его интересовал участок у залива, на котором стоял маяк. Так пристройка ушла в частные руки (а с ней, считает бизнесмен, и маяк).

«В лихие 90-е всем надо было платить», — разводит руками Панасенко. Он рассказывает, что продал фирму, законсервировал объект и в итоге уехал работать в Германию, оставив «своего человека» жить в домике. Вскоре того вынудили съехать совладельцы здания, а потом — забросили объект.

«И начался вандализм. Местное население начало воровать. Здесь столбы железные стояли, было всё огорожено — осталось от немцев. Местное население выпилило все столбы, забор сняли, растащили кирпичи и всё остальное. А у меня контракты были по году — я через год приезжал, 15 дней дома и опять на год улетал. Я не мог следить. За 5 лет — такое состояние. У меня были серьёзные стычки с местным населением, пришлось воевать, в итоге они остановились», — продолжает бизнесмен. А потом появился «Волго-Балт».

Федеральное бюджетное учреждение «Администрация Волго-Балтийского бассейна внутренних водных путей» потребовало через суд признать сделку купли-продажи дома незаконной по той причине, что «Волго-Балт» владеет маяком, а дом — неотъемлемая часть маяка. Опротестовать выкуп дома смотрителя учреждению не удалось, но удалось оформить на себя участок. В итоге оказалось, что маяк и участок принадлежат ФБУ, а пристройка к маяку — частным лицам. Но это всё на бумаге. В реальности маяк вместе с пристройкой продолжил ветшать, а территория — зарастать травой.

Один из трёх

На территории Калининградской области сохранилось три маяка довоенной постройки. К двум из них — в Балтийске и на мысе Таран — доступ закрыт. Третий расположен в Заливино. Маяк при деревянной хижине рыбака в посёлке Альт-Риндерорт был построен в 1868 году. По данным движения «Прусское наследие», первоначально использовался простой угольный фонарь, который поднимался с помощью ручного подъёмного механизма.Со временем угольный фонарь заменили на керосиновый с линзой. Он располагался на деревянном столбе с северной стороны дома смотрителя, имел высоту 12 м и видимость на 12 морских миль (около 22 км).

Позднее рядом с домом смотрителя была возведёна цилиндрическая башня высотой 15,3 м из красного кирпича. В 1908 году новый маяк был введен в эксплуатацию. Огонь был двухсекторный: красный и белый, видимость 7 и 12 миль соответственно. Цветные лучи показывали положение судна относительно опасного места на заливе.

Официальное название маяка неизвестно, но на картах и открытках довоенного времени его обозначали как Маяк Риндерорта/Лабагинена/Хаффвинкеля (название населённого пункта менялось).

В послевоенное время маяк функционировал до 1985 года. ФБУ «Волго-Балт», получившее в постсоветское время объект в своё распоряжение, по сути никогда его не обслуживало — объект просто числился на балансе. Возможно, поэтому никто не может объяснить, каким образом пристройки оказались у одних владельцев, а сам маяк и территория — у других.

«Он работал в советские годы, когда я пацаном был. Мы еще мальчишками ставили сетки и ориентировались по нему — другой навигации не было», — говорит Андрей Панасенко.

Сегодня подняться на маяк можно всё по той же винтовой лестнице, что и сто лет назад. На кирпичах видно клеймо W.JOURLAUKE (N) (Werk Jourlauken\ Кирпичный завод Юрляукен). Это поместье под Лабиау (нынешний Полесск) в 7 км от Риденрорта (Заливино). Всё остальное, что представляло какую-то ценность, с маяка давно уже сняли и вывезли, в том числе и бронзовые элементы, восстановление которых, по данным Музея Мирового океана, оценивается в полмиллиона рублей.

В течение дня к маяку подъезжают люди — хотят попасть наверх. Панасенко рассказывает, что и в его отсутствие туристы пытаются пробраться на территорию: режут забор, ломают замок, — поэтому за объектом постоянно надо следить. По словам бизнесмена, он заинтересован в открытии музея, а его «компаньоны» (совладельцы маяка) хотят получить свою долю от выкупа объекта. Правда, сам заниматься потенциальным музеем Панасенко не готов.

«Людей постоянно много приезжает. Они забор кусают. Как я могу чисто на добровольной основе музей открыть? Будет бардак и общественный туалет, 5 лет назад уже был пожар, — говорит он. — Я сам живу в Заливино, у меня здесь дом рядом. Представьте, я ушел отсюда, пришел домой. Мне звонят: пришел кто-то, — я вернулся — кто-то стоит с молотком замки долбит. Я устал. Я загорожусь, все сделаю, прихожу — вандализм полный».

Дом смотрителя маяка считается жилым помещением, что позволяет администрации Полесска через суд требовать у собственника либо привести здание в порядок, либо избавиться от него. Каким образом пристройка к маяку оказалась в частных руках, ни в администрации, ни в «Волго-Балте» рассказать не могут — дело было более четверти века назад. Глава администрации Полесского городского округа Александр Троян утверждает, что Андрей Панасенко и вовсе не входит в число собственников, а только представляет их, причём один из владельцев здания живёт за границей.

«Волго-Балту» ни маяк, ни земля под ним не нужны, но и оставлять их частным лицам учреждение не пожелало, поэтому в феврале 2020 года, по данным ЕГРН, участок был передан Музею Мирового океана. Официально территорию вместе с маяком музей принял только в начале июля.

Дом без хозяина

«О маяке в Заливино мы знали давно и смотрели, что происходит с ним. Что с ним будет, какова его судьба, кто его хочет взять, потому что, конечно же, музей не может взять все объекты под своё крыло — не в состоянии физически. Какие-то знаковые объекты мы берём. Как правило, разрушенные», — рассказывает директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова. Например, так музею достался последний в России плавучий маяк «Ирбенский». Его долго никто не решался взять, и в итоге в Калининград он пришел в плачевном состоянии.

«Та же история была и с маяком в Заливино. Мы тоже думали, что кто-то возьмётся, кто-то будет делать. В конце концов, есть муниципалитет, есть местные власти и так далее. К сожалению, этот вопрос долгое время никто не решал, и „Волго-Балт“ предложил нам забрать маяк. Мы спросили Министерство культуры в надежде, что нам не разрешат его забрать, потому что в последнее время Министерство культуры как-то понимает сложности, и вообще каждый объект Министерство культуры обязано финансировать и содержать в той или иной степени. Но Минкульт разрешил принять маяк в Заливино. Поэтому как-то очень быстро, что называется, без меня меня женили — мы увидели, что уже в реестре прописано, что и маяк, и территория переданы музею», — говорит Сивкова.

Теперь маяк необходимо ремонтировать, для чего музею нужны средства. Вторая проблема — полуразрушенная пристройка с несколькими владельцами, которую надо каким-то образом тоже оформить на музей и отремонтировать.

«Нам передали маяк и территорию с очень болезненной точкой — это разрушенные два дома в частной собственности совершенно у разных людей, поэтому важно ещё, как эти люди друг с другом договорятся. История непростая и неоднозначная. Я так понимаю, сейчас все думают, что музей — это такая богатая организация, — строит же она „Планету Океан“. Никто не вникает, что деньги, выделенные на „Планету Океан“ — это федеральная целевая программа, и этим занимается Минкульт», — продолжает директор ММО.

Деньги, которые зарабатывает музей, идут на содержание существующих объектов. В первую очередь — кораблей, которые постоянно требуют внимания. Где брать средства на выкуп и реставрацию пристройки к маяку в Заливино, в Музее Мирового океана пока не знают. Но рассчитывают на поддержку как федерального Минкульта, так и областных властей, а возможно и спонсоров, если такие появятся.

По словам Сивковой, пока что о сумме выкупа дома смотрителя не могут договориться совладельцы здания, в итоге стоимость объекта для музея постоянно меняется — от нескольких миллионов до бесконечности. При том, что ещё немалую сумму придется вложить в сам объект, чтобы привести его в порядок и сделать пригодным для посещения. Только реставрация маяка будет стоить не менее 5 млн рублей, не говоря о восстановлении пристройки, ухода за территорией, установки сигнализации и прочих расходах.

После ремонта территорию маяка хотят использовать в качестве базы — объект расположен по пути программы музея «Путь к океану».

«У нас есть такая программа, которую мы проводим с кадетами, школьниками, курсантами. На ялах каждый год мы идём по Преголе, Дейме в залив. И теперь ещё есть программа приграничного сотрудничества — тот же самый маршрут, который идёт ещё и в Литву, — объясняет Светлана Сивкова. — Надеюсь, что тяжёлые времена, в которых мы сегодня пребываем, пройдут, и маршрут всё-таки будет, и мы, конечно, может, уже в следующем году пойдём. Мы всегда просили базу то в одном месте, то в другом. А здесь мы будем иметь свою площадку и свой причал, где наши ялы могут остановиться».

В остальное время в маяке будет действовать музей навигации, который ММО хочет открыть совместно с «Волго-Балтом». Уже сейчас музей запустил экскурсионный маршрут «Путь к маяку» — туристам обещают рассказать об истории маячного дела, особенностях профессии смотрителя, показывать Заливино и сам маяк.

Специалисты по памятникам уже обследовали территорию и здания. В будущем Музей Мирового океана хочет внести маяк в реестр объектов культурного наследия (другие два маяка на территории региона уже признаны памятниками).

Директор Музея Мирового океана рассчитывает, что маяк в Заливино снова начнёт функционировать, хотя сейчас уже не нужен рыбакам.

«Мне один мой знакомый сказал: „Ты знаешь, я вот был на заливе, рыбу ловил, и у меня ничего не было, не знал, как ориентироваться, и вдруг я потерялся. Такой туман наступил, что я вообще потерялся в нём. Мне стало страшно, и я подумал: вот если бы был маяк, я бы пошел на свет этого маяка“. Поэтому, конечно же, если мы восстановим маяк, мы сделаем так, чтобы он светился, как когда-то, — говорит Сивкова. — Я думаю, что это красиво. Ведь любой объект, если он музейный и технический одновременно, должен работать. Просто сохранить — это хорошо. А сохранить так, чтобы он ещё и работал — это великолепно».

Татьяна Зиберова