«Работает хорошо…»

«Столица С», г. Саранск, Республика Мордовия

Что говорят ученые о «саранском» препарате против коронавируса

Фото: соцсети

В России клинические испытания препарата с действующим веществом «фавипиравир» доказали его эффективность. Как отмечают эксперты, лекарство, хоть и не является панацеей, но существенно сокращает сроки течения болезни, особенно, если его применение начинается на ранних стадиях заболевания. Между тем, японцы, создавшие препарат в 2014,не спешат репозиционировать его для лечения КОВИД-19. В США и странах Европы «фавипиравир» тоже оказался не востребованным. Там для борьбы с пандемией продвигают «ремдесивир». Но его действенность и токсичность ставят под сомнения российские ученые и врачи из разных стран. О том, как работает «Арепливир», корр. «С» Алене Нестеровой рассказала к.б.н. Марина Грановская – молекулярный биолог, директор по науке компании «Дженгуро», дочерней компании «Натива», доцент Института Системной Биологии Ирландии, которая принимала ведущее участие в разработке препарата.

«С»: На «Арепливир» с действующим веществом «фавипиравир», возлагаются большие надежды в лечении ковидных больных. Можно ли его назвать революционным препаратом в лечении covid-19?  

— Проблема в том, что коронавирус показал медицинскому и клиническому сообществу, что волшебной пилюли нет, а мы продолжаем мыслить в рамках панацеи. Этот препарат, как и любой другой — не панацея, потому что covid-19 — заболевание комплексное: оно поражает несколько систем и органов. В первую очередь легкие, но еще и сердечнососудистую систему, нервную систему, вызывает драматический ответ иммунной системы. Как следствие — поражает эндотелий сосудов. Из-за сложности и многокомпонентности течения мы не можем рассчитывать, что один единственный препарат, даже очень специфический противовирусный, справится со всеми проблемами, которые этот вирус вызывает в организме. Но против вируса препарат работает он хорошо.

«С»: Как препарат действует на сам вирус?

— «Арепливир» действует на копировальный аппарат вируса. Когда SARS-CoV-2 заходит в клетку, он снимает белковую оболочку – раздевается и готов к созданию новых вирусных частиц. Как он их создает? На рибосомах зараженной клетки он «шьет» себе белки, необходимые для маскировки, жизнедеятельности, оболочки новых вирусных частиц, и, одновременно, для «запуска» и поддержания заболевания. Параллельно он копирует свой геном. Это происходит за счет вирусного фермента РНК-зависимой-РНК-полимеразы. «Арепливир» избирательно блокирует данный фермент, то есть он вставляет клинья в копировальный аппарат. Соответственно, вирус не может полностью воссоздать свой геном. Цикл прерывается, и сборка новых вирусных частиц прекращается. Вирусная нагрузка снижается, тем самым «облегчая жизнь и борьбу» иммунной системе, которая пытается справиться с инфекционной атакой. Но есть и другая проблема. Дело в том, что вирус экипирован специальным механизмом, который не дает возможности включиться так называемому раннему иммунному ответу, опосредованному интерфероном. Поэтому долгое время вирус в организме «крадется» незаметно. Все то время, что пробирается в легкие. А там, поскольку его не заметили, начинает драматически крушить альвеолы. Вирус оборудован специальным неструктурным белком, включающим инфламмасому. Она, словно экстренная «пожарная сигнализация, срабатывает, когда иммунитет не справляется или в момент тяжелых затяжных инфекций. Как только инфламмасома активирована, начинается системный массивный иммунный ответ, на который организм должен, в свою очередь, среагировать. Реагирует он воспалением эндотелия, начинается диссеминированный тромбоз, который может привести к чему угодно, начиная от проблем с почками и сердцем, заканчивая ишемией и микроинсультами. Как вы думаете, при такой ситуации одного противовирусного препарата достаточно, чтобы справиться?

«С»: Скорее всего нет.

— Конечно! Здесь нужен комплексный подход. И если снижается вирусная нагрузка и при этом применяется адекватная сопутствующая терапевтическая схема, то результаты будут априори лучше.

«С»: Почему для лечения covid-19 ученые обратили внимание именно на «фавипиравир»?

— Ситуация с коронавирусом —  аховая пандемическая ситуация. Когда началась массовая гибель людей, речь зашла о срочном репозиционировании уже известного препарата. Молекула известна и испытана, а вот показание у неё расширенное. По механизму действия и обширным доклиническим данным исследователи понимают, что она прекрасно «заходит» в это новое показание. Ранее препарат испытывался против гриппа, хорошо себя зарекомендовал в применении против РНК-вирусов. В том числе, против опасных африканских лихорадок, таких как Эбола, Денге, геморрагическая лихорадка. Поэтому мы предложили использовать «фавипиравир». В настоящее время мы имеем данные о том, что препарат эффективен.

«С»: Российские ученные признали препарат эффективным, а в Японии, где он был создан, особой пользой в лечении covid-19 не обнаружили. Почему на одно действующее вещество столь разные выводы?

— На 10 июля 2020 года на официальном сайте, где регистрируются клинические исследования, таких данных нет. Я не вижу конечных результатов «неудавшихся» исследований, даже, если такие и проводятся. Напротив, по недавно опубликованному в «New England Journal of Medicine» материалу, обобщающему результаты клинических исследований фавипиравира при covid-19, на базе опыта китайских и американских ковидных госпиталей показано, что течение острой фазы заболевания снижается вдвое и у 91% пациентов наблюдаются значимые улучшения общего состояния и клинической картины в легких, и выздоровление наступает быстрее. Хочу отметить, что снова речь идет о сочетании фавипиравира с лекарствами, помогающими иммунной системе отразить вирусную атаку, при этом не перейдя в «эндшпиль» для организма. Возвращаясь к Вашему вопросу, нет данных, по какой схеме применялся препарат, на каких группах пациентов, в какой стадии заболевания… Чтобы делать хоть сколько-нибудь обоснованные выводы, необходима уточняющая информация: состояние здоровья, сопутствующие заболевания, стадия covid-19, вариант течения (легкое, средней тяжести, тяжелое), сопутствующая схема. Если мы говорим об азиатском населении, то оно генетически отличается от европейского и некоторые лекарства на азиатах могут работать совершенно по-другому. Здесь мы, однако, совсем не можем спекулировать на эту тему, просто потому, что «фавипиравир» действует прицельно на сам вирус, а не на человека, так что с генетическими различиями это связано быть не может. И в этом его плюс. Очень сложно разрабатывать противовирусные препараты по одной простой причине: любой вирус – «угонщик-экстремист». Он захватывает весь механизм клеточной репликации и синтеза белка. Что касается нашего клинического исследования, мы видели данные за облегчение борьбы организма с массивной вирусной атакой.

 «С»: Как вы считаете не похоже ли эта ситуация на политическую игру? Когда страны вступают в состязание по поиску действенному препарату от коронавируса и в связи с этим неодобрительно отозваться о методах соперников. 

— Я не политолог, чтобы комментировать научные изыскания в политическом ключе. Я знаю из СМИ, что Европа и США предпочитают использовать «Ремдесивир». В самом начале, когда мы разрабатывали препарат, было известно, что  «Ремдесивир» менее эффективен, в Израиле проводились соответствующие исследования. У обоих препаратов молекулы сравнимы, механизм действия похож. Но «фавипиравир» менее токсичный. Я занимаюсь наукой и молекулярными механизмами. Я знаю, как работает вирус и почему у заболевания covid-19 возникают те или иные симптомы, какой вирусный белок за что отвечает, как на вторжение реагирует организм и какой механизм включается или выключается. Вот на эту тему я могу рассуждать. А почему кто-то вбрасывает статью со ссылкой на незаконченное клиническое исследование, мне непонятно. В научной и медицинской литературе, напротив, есть данные о том, что в рандомизированном исследовании, проводимом в Китае на группе более чем 230 пациентов, применение «Ремдисивира» пришлось приостановить до окончания протокола из-за токсичности препарата и побочных эффектов. Авторы статьи утверждают, что не увидели разницы в улучшении клинических симптомов или сокращения времени заболевания, а число умерших больных отличается на 1.1% в группе, принимавшей «Ремдисивир» (13,9%) по сравнению с плацебо-группой (12,8%).Профессор Лондонской школе гигиены и тропической медицины Стивен Эванс заявил, что выборка участников исследования слишком мала для того, чтобы делать выводы о пользе или рисках препарата. Однако добавил, что если лекарство эффективно действует только на ранних стадиях заражения, его польза может быть куда меньше, чем ожидается. Кроме того Брэд Лонкар, чья компания «Loncar Investments» организовала фонд поддержки разработки иммунотерапевтических препаратов для лечения рака, не готов делать выводы на основании последних данных клинических испытаний «Ремдесевира» в Китае. У меня самой американское и европейское образование, соответственно, много друзей и там, и там. И мне далеко небезразлично, чем придется лечиться им или их родственникам, в случае, если кто-то подхватит SARS-CoV-2. Я вижу значимые промедления с апробацией схем и их утверждением во всем мире. Поэтому рада, что, по крайней мере, здесь в России удалось репозиционировать работающий препарат с правильным соотношением эффективности и безопасности. Но, тем не менее, жду более полную – завершенную клиническую рекомендацию, в том числе, на основе опробованных нами схем.

Особое мнение

Профессор, член-корреспондент РАМН, Дмитрий Пушкарь:

— Согласно протоколу, сегодня можно утверждать, что выздоровление пациентов с covid-19, принимающих «Арепливир», происходит быстрее. Предварительные данные по протоколу исследования препарата готовы. Их планируется совместить непосредственно с данными, которые будут готовы по окончании протокола, и представить вместе, как полноценное исследование. Мы знаем, что на основании предварительных данных, компания «Промомед» получила от всех регуляторов временное разрешение для использования «Арепливира». Сегодня мы можем даже сказать несколько больше. Все исследователи говорят мне, как главному исследователю, что при применении препарата на ранних стадиях, особенно, в первые дни заболевания, эффект более значимый и быстрый. Этот тот вывод, который будет учитываться в дальнейшем. Это очень важно для утверждения протокола и уточнении всех доз, необходимых для лечения. А лечение covid-19 должно быть своевременным! Насколько мне известно, компания «ХимРар», создавшая аналогичный препарат – «Фавипиравир» – заявила о готовности России проводить совместные исследования с Японией. В целом, нам тоже интересно получить расширенные клинические данные по «Арепливиру».