«Нас накрывало волной, но мы гребли дальше»

«Орская хроника», г. Орск, Оренбургская область

Однажды американская писательница Кейт Дуглас Уигген сказала: «Есть в этом что-то волшебное: уезжаешь одним человеком, а возвращаешься совершенно другим». Так случилось и с орчанином Денисом Мусиным, который недавно вернулся из Приполярного Урала.

В поездку каждый брал определенный набор, просчитанный по граммам: тушенку, крупы, сахар, сухое молоко, чай, консервы, колбасу, сало, чеснок, лук, соль. В основном то, что хорошо хранится при любой погоде. Крупы, соль, сахар, сухое молоко пересыпали в пластиковые бутылки, чтобы припасы не намокли. Если кто-то брал с собой сыр или колбасу, то обязательно упаковывал все это в пластиковые пакеты.

Попасть на Приполярный Урал Денис Мусин планировал несколько лет. Но осуществил мечту лишь в этом году. Причем в экстремальное путешествие он отправился с группой совершенно незнакомых ему людей, в том числе таких же новичков, как и сам.

Человек привыкает ко всем трудностям. Когда я ехал туда, мог лишь представить, что нас там ждет. А через несколько дней понял, что могу преодолеть бОльшие препятствия. Меня стало устраивать место, где я сплю и ем, я начал привыкать к суровому Приполярному Уралу. Такие испытания, считаю, меняют человека в лучшую сторону и придают сил для того, чтобы и в обыденной жизни добиваться успеха. Только в таких экстремальных условиях понимаешь, чего стоишь на самом деле.

Итак, десять туристов собрались в столице, погрузились в поезд Москва – Воркута, выгрузились в Инте, откуда сначала на грузовом Урале, а после на гусеничном вездеходе добрались до национального парка «Югыд Ва». А там и до верховья горной реки Кожим рукой подать.

– В делах туристических я человек неискушенный, да к тому же имею определенные проблемы со здоровьем, – рассказывает Денис Мусин. – До этого моей самой большой победой над собой было восхождение на Эльбрус. А тут горные реки, пороги, да и вообще суровый край, где людей за версту не видно. Естественно, я боялся, но тем не менее шел вместе со всеми, тащил за собой байдарку, рюкзаки с одеждой и провизией, упакованные по всем правилам.

Приполярный Урал встретил путешественников неласково: первые два дня шли ливни, влажность воздуха росла, холод пробирал до костей, а солнце было редким гостем. Но даже если оно появлялось, то сразу заходило в тучи, из которых опять начинал сыпать ледяной дождь. Туристам же и такая погода не смогла помешать. Они расчехлили катамараны, байдарки и пошли сплавляться.

– Все бы ничего, да только я ни разу не ходил на байдарках, не знал даже, как к ней подходить, – смеется наш собеседник. – Помогли более опытные ребята, подсказали. И вот мы с напарником, таким же новичком в туристическом деле, сели в байдарку и отправились покорять пороги горного Кожима. Признаюсь, так тяжело мне еще не было никогда! На одном из порогов перевернулись, и нас понесло течением. Вода тут же попала в забродные штаны – меня потянуло на дно. Хорошо, что рядом оказались камни, с помощью так называемой «морковки» нам удалось подтянуться на берег вместе с лодкой. Это происшествие слегка сбило с нас спесь, дальше шли осторожнее, поскольку и пороги усиливались, и погода совсем испортилась.

Помог «Ермак»

До нитки промокшие туристы дошли до Балбанью, другой горной реки, которая впадает в Кожим. И вот тут, как отмечает Мусин, страх практически переборол желание покорить еще не один серьезный порог. Когда на берегу разбили лагерь, бывалые поинтересовались, кто же пойдет дальше.

– Я так промерз, что у меня зуб на зуб не попадал, а чтобы сплавиться по Балбанью, надо было подняться в горы с байдаркой, которая весит килограммов двадцать пять. Рисковать не хотелось, сначала я промолчал, но потом решился: дойду – хорошо, нет – ничего страшного, – рассказывает Денис. – И вот мы с товарищем, а также с тучей здоровенных комаров, которые нас буквально пожирали, идем вверх. Проходим уникальные золотые прииски – и вдруг перед нами открывается удивительно бирюзовая Балбанью, окаймленная лесами и снежными шапками. Тут я понимаю, что только ради этой красоты стоило сюда приехать. Правда, до этого сплава дошли не все, один экипаж с катамараном сошел с пути.

Кстати, уже потом, преодолев несколько серьезных порогов на Балбанью, едва не сошли с дистанции сам Денис Мусин и его напарник-байдарочник. Случилось это перед выходом на наиболее опасный порог Кожима – Манюку, где не раз погибали водники.

– Радость предыдущих побед сразу прошла, едва мы увидели этот бурлящий поток, – говорит наш герой. – И я, и мой товарищ так растерялись, что со страху решили отказаться от дальнейшего сплава. Но тут я вспомнил фильм «Ермак» и подумал: как можно отступать, когда большая часть дороги осталась позади? Решил, что Манюку я одолею и пошел уговаривать своего напарника: мол, буду грести как в последний раз в жизни, выгребу нас один, а ты просто рули. И что вы думаете? У нас получилось! Даже несмотря на то, что волной накрывало с головой и било о камни.

Кстати, когда туристы пришвартовались, Мусин впервые за четверо суток наконец-то крепко и спокойно уснул. Его максимальный план был выполнен.

Водный поход по горным рекам Приполярного Урала занял четырнадцать дней. Денис Мусин потратил на него около тридцати тысяч рублей, не считая стоимости билетов до Москвы и обратно. По словам туриста, это даже дешевле, чем приобрети коммерческий тур где-нибудь в Башкирии.

 

Протяженность Кожима – 202 километра. Верховья реки носят выраженный горный характер. Течение бурное, в русле много порогов с крупными камнями на дне, бурунами и прижимами к скалам-останцам. Самый опасный ее порог, Манюку, достигает пятой категории сложности (располагается в километре ниже устья реки Балбанью). Для туристов с хорошей спортивной подготовкой будет интересен сплав по реке Кожим от базы «Санвож» (это еще река Балбанью, которая впадает в Кожим): именно на этом участке располагаются самые опасные пороги, прижимы и бочки (до третьей категории сложности).

 

Неподалеку от места высадки туристы-водники встретили двух охотников, чей автомобиль при переправе унесло течением бурлящего горного Кожима. Они оказались голодными, поскольку все съестное осталось в машине. Путешественники, конечно же, помогли охотникам – забрали их с собой и накормили.

Л. Денисова