Кучера из МУРа укатали Сивку в Нарьян-Мар…

«Няръяна вындер», г. Нарьян-Мар, Ненецкий автономный округ

О загадке одной песни знаменитого Высоцкого

25 июля – день памяти Владимира Высоцкого. До сих пор не умолкают споры некоторых дотошных исследователей о том, кем же он больше был – актёром, пишущим стихи и песни, или поэтом, играющим в кино и театре?

Но всё это мелкая суета графоманов. Для всех, кто вырос на его песнях со времён ещё больших бобинных магнитофонов и его кинотеатральных ролях, он – явление. Уникальное явление советской и мировой культуры, имя которому – Высоцкий.

Загадка одной песни

Сейчас о нём написано столько исследований и воспоминаний, что кажется нет дня его жизни или строчки, неохваченных вниманием друзей, знакомых, родных, коллег, искусствоведов и так далее.

И всё же остаётся еще множество загадок в его творческом наследии. Одна из них, касается песни Владимира Семёновича под названием «Сивка-Бурка», созданной в 1963 году.

Начинается она так: «Кучера из МУРа укатали Сивку, Закатали Сивку в Нарьян-Мар. – Значит не погладили Сивку по загривку, Значит дали полностью «гонорар…»

Известно, что Высоцкий был в Архангельске, а вот до Красного города так и не добрался, к сожалению. Но тем не менее знал о нашем городе. И о том, что в столице Ненецкого округа была тюрьма, через которую прошло немало репрессированных из множества регионов СССР.

Что говорить, в её застенках провела какое-то время в 1938 году даже дочь самого председателя Совнаркома Алексея Рыкова – Наталья, перед отправкой в Новый Бор. Так что, думаю, многие в столице хорошо знали про маленький городок на Крайнем Севере. Подтверждением тому и судьба знаменитейшего футболиста «Спартака» Николая Старостина, который, судя по воспоминаниям современников, тоже прошёл через тюрьму в Нарьян-Маре.

Выходит, городок на краю земли был, как говорится, широко известен в узких кругах. Но какая история стоит в песне Высоцкого – пока тайна.

Во время работы в столичных изданиях мне не раз приходила мысль поинтересоваться историей написания песни в музее Высоцкого. Тем более, что директором там был его сын – Никита Владимирович, а экскурсоводом иногда выступает бывшая супруга поэта – Людмила Абрамова. Да и специалисты музея наверняка должны что-то знать о «Сивке-Бурке». Но, увы, никто так и не смог мне рассказать об истории создания песни.

Версия от Розенбаума

Возможно, всё просто. Была больная тема сталинских репрессий, было желание что-то написать на эту тему. И поэт просто включил в её контекст «Нарьян-Мар», так как сочетание интересное, необычное, звучит хорошо… И что-то там такое было связанное с ГУЛАГом… Именно эту версию высказал мне позднее в интервью Александр Розенбаум, сам не раз побывавший в заполярной столице с гастролями. Возможно, прав Александр Яковлевич, и у песни действительно нет какой-то сокровенной истории, но всё же, всё же… Так хочется, чтобы была!..

На смерть поэта

После кончины Владимира Семёновича многие известные сочинители откликнулись на его уход стихами. Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Булат Окуджава, Андрей Вознесенский и другие создали замечательные по-своему строки в память о гениальном человеке.

Но мне более других запомнилось тогда, в начале 80-х, стихотворение малоизвестного московского поэта Сергея Воропаева, которое заканчивалось так:

Высоцкая скорость,
Высоцкие дозы.
Прошу, альпинисты, в метельном дыму
Найдите под снегом альпийские розы,
Живыми снесите к погосту тому…
Сегодня ровно 40 лет с того дня, как Владимир Семёнович оставил этот мир.

Андрей Чуклин