Пенза на рубеже Дикого поля

«Наша Пенза», г. Пенза, Пензенская область

История города–крепости в XVII — XVIII веках

В центре Пензы по инициативе губернатора Ивана Белозерцева продолжается реконструкция части оборонительного вала, который защищал город-крепость в XVII — XVIII веках.

Форпост восточной Руси

В мае 1663 года на реку Пензу с сотней казаков-черкас прибыл Юрий Ермолаевич Котранский «город строить». Непосредственно строительством рубленого кремля и слободских построек руководил Осип Иванович Зумеровский. За достаточно непродолжительное время был возведен деревянный кремль. Вновь поставленный город-крепость был сдан первому в истории Пензы воеводе Елисею Протасьевичу Лачинову, который оказался человеком мужественным и энергичным, а главное — прекрасным организатором.

Он «построил на Пензе у города посад и слободы», то есть наделил землей жителей: конных и пеших казаков, пушкарей, воротников (тех, кто открывал и закрывал городские ворота и проверял прибывающих людей). Первому пензенскому воеводе пришлось принимать также прибывавших в Пензу большими и малыми партиями казаков из Темниковского уезда, Нижнего Ломова и иных мест, а также ссыльных людишек из Москвы… Надо ли говорить, сколь непросто было разместить всю эту бесшабашную братию с семьями, дать ей кров и пищу.

День города Пензы в наше время традиционно отмечается широко и весело. Днем — ярмарки и шумные уличные шествия, вечером — концерты и ближе к полуночи —  праздничный салют. А во времена основания города — в конце XVII века — было не до веселья и фейерверков. Будучи одним из форпостов восточной Руси, Пенза постоянно подвергалась нападению ногайцев, которых по их основному кочевью на Кубани называли кубанцами, крымских татар и некоторых других народов. Жестокость и коварство кочевников не имели границ. За выход из города в одиночку и без вооруженного сопровождения можно было поплатиться жизнью или угоном в неволю. Степные людоловы промышляли на просторах Дикого поля во всякое время года.

Известный пензенский партийный функционер и общественный деятель Г.В. Мясников в своей книге «Город-крепость Пенза» приводит такие сведения: за первую половину XVII века крымские татары увели в плен 220 тысяч русских. Самый известный погром, затронувший Пензу, произошел в июле 1680 года, когда кубанцы пожгли слободы и посад вокруг Пензы (сгорела половина всех домов — 350), уничтожили, в том числе, практически все городские церкви, увели в плен сотни пензяков. Но… саму крепость, в которой укрылись многие жители, не взяли.

В условиях постоянной тревоги и смертельных опасностей жители Пензы испытывали особую необходимость в небесном заступничестве. Поэтому возведение стен крепости, как и других пограничных городов, началось со строительства церкви, в которой первопоселенцы могли молиться, веруя, что Бог поможет им защититься от кочевников, пожаров и другой смертельной опасности.

Именно соборная церковь Всемилостивого Спаса стала центром крепости, как это было принято в те времена. Нельзя в этой связи не сказать и о том, что в качестве благословения новопостроенного города царь Алексей Михайлович пожаловал городу икону Казанской Божией Матери, которая почиталась чудотворной и которой впоследствии Пенза будет обязана своим чудесным спасением от врагов.

В 1665 году население города составляло около 3300 человек (почти 700 дворов). Дома выстраивались в улицы, которым давали различные названия, чаще всего связанные с жизнедеятельностью людей.

Внутренняя смута

Крепость, в которой во время набегов кочевников спасалось население города, защищалась глубоким рвом и бревенчатыми (сосновыми) стенами с восьмью башнями. Они имели форму квадрата и располагались на территории, приблизительно ограниченной современными улицами Белинского, Карла Маркса, Советской и Лермонтова. Помимо прочных защитных сооружений крепость располагала и необходимым запасом вооружения, боеприпасов, продовольствия. День и ночь на башнях несли караул служилые люди, наблюдая за степью, откуда в любой момент могли появиться «незваные гости». На крутом склоне горы, где теперь находится улица Замойского, размещались дворы пушкарей, готовых по первому сигналу явиться в крепость, чтобы занять места у орудий.

Однако не менее опасной, чем внешний враг, оказалась внутренняя смута в государстве, жертвой которой стал первый пензенский воевода. В сентябре 1670 году к Пензенской крепости, ежегодно отражавшей набеги хищных степняков, подошли разбойные отряды мятежного войска Степана Разина. Служилые и посадские люди отказались обороняться и открыли ворота отряду атамана Харитонова. Елисея Лачинова схватили и повесили на Спасских воротах крепости.

Небесная заступница

В 1717 году Ногайская орда совершила очередной набег (историки назвали его Большим Кубанским погромом) на пограничные города России, разоряя все поселения на своем пути. Кубанцы беспощадно выжигали целые селения, а жителей или убивали, или со скотом и другим имуществом уводили в плен.  В августе они подошли к Пензе, которую защищал пензенский гарнизон, местные жители и дворяне близлежащих уездов, прибывшие в помощь горожанам. Несколько дней они отражали неприятеля с крепостного вала, ожидая между тем военного подкрепления от правительства. Но ожидаемая помощь не приходила, а число защитников изо  дня на день уменьшалось.

Не добившись быстрого захвата крепости, кочевники, осадив город, сожгли его южную часть. Хотя атака нападающих и была отбита, долгой блокады крепость бы не выдержала. Силы кубанцев и защитников города были слишком неравны, и на скорую помощь правительственных войск на тот момент рассчитывать тоже не приходилось, поскольку незадолго до этого Пётр I переселил местных казаков на новые границы империи, расширившиеся в результате его азовских походов.

Накануне 4 (17) августа 1717 года, когда уже не оставалось надежды на спасение города, все жители, духовенство, монашествующие собрались в Спасском  кафедральном соборе на бдение, не прерывавшееся всю ночь. Рано утром, с пением акафиста, на крепостную стену вознесли жалованную царем Алексеем Михайловичем Казанскую икону Богородицы.

Протоиерей Яков Бурлуцкий (1819 — 1886), пензенский педагог, публицист и краевед, ссылаясь на рукопись из библиотеки Спасского собора, повествует об этом событии так:

«Когда ногайцы опять пошли на приступ, в лик Божией Матери попала стрела, отчего образ «почернел наподобие угля и из очей его появились слезы. Христиане в ужасе и трепете пали ниц, а многие теснились к иконе, чтобы освятиться священными слезами Св. Образа. Между тем  протоиерей читал молитву: «О Пресвятая Госпоже Дево Богородице…» Молебное пение оканчивалось; но молитвенные слезы еще лились рекою, и рыдания всеобщей скорби не умолкали. Тогда увидели новое чудо: лик Богоматери просиял, как солнце, дивным и неизъяснимым светом. Сердца молящихся забились радостною надеждою; и скоро весть, что город спасен, что кубанцы бегут от Пензы, оправдала эту надежду.

Побораемые невидимою силою, они устремились от города в беспорядке, с великою поспешностию забирая пленных и повозки. Вышедшие после из плена рассказывали признание самих варваров, что в то самое время, как они готовы были окончательно ударить на город всеми силами, увидели пред своими полчищами прекрасную, но грозную Деву, выехавшую из Пензы на белом коне  в сопровождении двух благолепных старцев, одного плешивого, а другого брадатого (граждане заключили, что то были угодники Божии — Николай Чудотворец и Преподобный Сергий Радонежский, которого тогда в соборе был придел), и светоносными паче солнца лучами, как пламенным мечем, поражающую нападавших, от чего они объяты были страхом и бежали».

Существуют и другие версии этого события, но не поддается сомнению в них одно — чудесное заступничество Пресвятой Богородицы, явленное жителям Пензы через Ее  икону.

В итоге вражеское войско предпочло уйти в сторону Рамзая, а оттуда на Мокшан, который, как пишет исследователь, ногайцы «разорили и многих жителей увели в плен». При захвате села Шукша (ныне Суворово Лунинского района) были сожжены все дома и посевы, уведены в полон 28 человек, остальные убиты. Крепость Саранск была взята и полностью разрушена. Добыча разбойников составила ориентировочно 20000 человек. Этих людей намеревались направить на невольничьи рынки в Анапу, Азов, Кафу (Феодосию), Судак и др. Средняя стоимость одного раба равнялась стоимости пяти лошадей. Однако, благодаря союзным России калмыцким войскам, эти люди были отбиты.

***

В конце 1717 года по указу царя Петра I между Пензой и Саратовом были размещены четыре драгунских полка, затем начато строительство Царицынской оборонительной линии, после чего набеги  кочевых народов прекратились, что знаменовало собой превращение пензенского края из пограничного в земледельческий. Однако народная память сохранила события Кубанского погрома и чудесное спасение Пензы заступничеством Божией Матери.

Празднование Пензенской — Казанской иконы Пресвятой Богородицы установлено 17 августа.

Валерий Николаев