Не нужен мне берег канадский

«Мурманский вестник», г. Мурманск, Мурманская область

Мечта Помора — крытая ледовая арена в Дровяном

Фото автора

— Нет, не в отпуске, — прозвучал голос в телефонной трубке. — Я ведь могу находиться только в двух местах: у сыновей в Финляндии или у себя.

«У себя» — значит, на западном берегу Кольского залива. Кого ни спроси в Дровяном, кто такой Алексей Сырников, любой скажет: «Да это ж Помор!» — и покажет, где его дом.

Дощатая набережная

Дорога привела к шлагбауму. Так уж получилось: чтобы попасть к тому, кого величают в поселке Помором, нужно проехать через территорию плавучей мастерской, где ремонтируются рыболовецкие суда. Произносим дежурному охраннику заветное:

— К Сырникову, — и проезд открыт.

Хозяин приветливо встречает на крыльце, расположенного на живописном берегу добротного деревянного одноэтажного дома. У калитки припаркован старенький ижевский «Москвичонок» его отца.

Заходим в уютную избу.

— Наш род обосновался тут еще до революции, в 1913-м, — начинает он свой рассказ. — Тогда здесь располагался лесопильный завод, основанный купцом Буториным еще в конце XIX века. В тот год он продал его шведам. Сырье для предприятия заготавливали в верховьях Туломы. Бревна сплавляли вниз по реке и загоняли в нашу бухту. В Дровяном древесину обрабатывали и грузили на суда, которые приходили из-за рубежа. По словам моей прабабушки Матрены Осиповны, отходы, то есть обрезки досок и горбыли не уничтожались. Часть шла на дрова, а тем, что оставалось, скандинавские предприниматели аккуратно обкладывали камни у воды. За годы существования лесопилки получилась целая набережная длиною примерно в два километра.

Первый дом, в котором поселились Никанор Прокопьевич Сырников с супругой Матреной, был срублен в уже упомянутом 1913-м. При его постройке шведы очень помогли чете пиломатериалами. Позже, уже при советской власти, в конце 20-х их сын Михаил с молодой невесткой Татьяной неподалеку свили свое гнездышко. Так у поморского рода появился в поселке второй дом.

— В этих стенах родились три поколения, — поясняет Алексей Витальевич, обводя рукой просторную избу. — Мой отец, я и мои сыновья — двойняшки Саша и Миша. Немало сил и средств вложено, чтобы сберечь его. А вот дом прадеда, к сожалению, не уцелел. Так получилось, что даже фотографии не сохранилось. Хорошо помню его. В детстве обожал бегать к прабабушке Матрене в гости. У нее было большое хозяйство, держала корову и коз.

Что наша жизнь? Игра!

Детство Алексея было поистине деревенским. Летом вместе с другими пацанами сутками пропадал на рыбалке. Зимой с друзьями гонял шайбу в хоккейной коробке, а весной, когда вскрывались Кола с Туломой и льдины приносило в их бухту, они катались на них по Кольскому заливу, совершенно не осознавая, какой опасности себя подвергают.

— В 13 лет мне даже пришлось спасать двух пацанят, — вспоминает Сырников. — Иду по дороге, смотрю: у мальчишек льдина пополам переломилась, и оба в воде оказались. Прыгнул с берега. Сначала семилетнего малыша на берег вытащил, понимал, что тот точно ко дну пойдет. А того, что постарше, широкое пальто спасло. Оно надулось в воде, да еще волной к берегу пригнало.

И все-таки уже тогда главной страстью Алексея был хоккей. Позже она определила его дальнейшую судьбу.

— Команда у нас была крепкая, — говорит Алексей. — Давали бой дружинам из соседних поселков: Абрам-Мыса, Туломы, Мурмашей. Настолько были одержимы игрой, что когда военные, на балансе которых была коробка, забросили ее, и она обветшала, мы с лопатами и ведрами ходили за два километра на озеро. Расчищали там лед от снега и водой из проруби заливали площадку для игры.

С корабля — на лед

После школы Сырников поступил в Мурманскую среднюю мореходку. Учился на мастера лова, но и про хоккей не забывал, выступал на различных турнирах за команду училища вместе с Андреем Ивановым, который не так давно руководил областным рыбацким ведомством. Курсантскую дружбу они хранят по сей день.
Получив диплом, Алексей ходил на промысел на траулерах. Если из рейса возвращался зимой, тут же брался за клюшку. Так в нем и боролись рыбак и спортсмен. В результате в 1983-м основал для местной ребятни клуб «Тавр» и стал в нем одновременно руководителем и тренером-общественником. Он и по сию пору трудится на энтузиазме, не получая зарплаты. В сентябре нынешнего года его детищу исполнится 37 лет.

— Клуб наш хоккейно-силовой, поэтому ребята занимаются не только игрой, но также боксом, штангой и греблей, — объясняет наставник. — Да и сам я — тренер по силовой подготовке. В советское время у нас имелся свой спортзал в соседних Трех Ручьях. А весной 2007-го тогдашние главы Мурманска Михаил Савченко и Первомайского округа Дмитрий Владов передали нам здание бывшего военного банно-прачечного комбината в Дровяном. Его еще моя бабушка до Великой Отечественной строила. Там, где сейчас тренажерный зал, стиральные машины стояли. Однако после прежних хозяев оно оказалось в удручающем состоянии — не было даже полов. Но власти привели его в порядок.

Занимаются в «Тавре» не только юноши. Девушки тоже становятся завсегдатаями клуба. Недавно на Северном флоте была сформирована женская хоккейная команда. Ее вратарем стала 18-летняя подопечная Сырникова — Полина Вьюгина.

Азы гребли, причем не обычной спортивной, а именно поморской, воспитанники Алексея постигают на четырехместном ялике. На веслах нет ограничителей и противовесов, и они не закреплены в уключинах. Чтобы синхронно грести по Кольскому заливу в таких условиях, ребятам приходится проявить недюжинную силу, сноровку и выносливость.

Сегодня у наставника тренируются не только дети и подростки. Воспитанники росли, и со временем созрел вопрос создания взрослой любительской хоккейной дружины. Она успешно выступает в чемпионате города. Есть и ветеранская команда «Западный берег» — для тех, кому уже перевалило за полтинник. В ней играют сам Алексей и его друзья.

Макет мечты.

Отчего щемит сердце

Вот в такой спортивной атмосфере с супругой Светланой вырастили двоих сыновей, Михаила и Александра. Оба осели в Финляндии благодаря хоккею, где их 19-летних заметили и пригласили играть в хельсинкском клубе «Ваки Вантаа». На лед братья выходили в первой пятерке. Впрочем, выступали они там и за созданные русской диаспорой «МиГ» и «Спартак».

Сегодня оба шоферят на грузовиках в столице Суоми, однако коньки на гвоздь вешать не собираются. Да и родительский дом не забывают. Знают, что к их приезду всегда будет истоплена жаркая банька. Попарившись хорошенько и отдохнув с дороги, каждый раз отправляются с отцом в Баренцево море за тресочкой, благо у причала рядом с жилищем их поджидает батькин катер. На его корме, там, где обычно у судов указывается порт приписки, гордо красуется надпись «Дровяное». Как ни крути, а хоккей не смог победить у них любовь к рыбному промыслу. Гены-то поморские.

И все же, если говорить о спортивной сфере небольшого населенного пункта, то вся она замыкается на «Тавре». Его руководитель стремится идти в ногу со временем. Уже упомянутый курсантский его друг Андрей Иванов, который давно опекает клуб, помог приобрести и установить на пустыре, образовавшемся на месте снесенной ветхой деревянной двухэтажки, современный хоккейный корт с бортами из прочного пластика. Тогда Алексей решил, что настала пора сделать поселковую ледовую арену крытой.

— Это мечта всей моей жизни, — продолжает Сырников. — Каждый сезон у нас много сил и времени уходит на расчистку катка от снега. Бывает, по три часа с ребятами снег лопатами убираем. Разгребем, а потренироваться времени уже нет. Получается, они находятся в неравных условиях со своими сверстниками из Мурманска, которые занимаются в комфортном Ледовом дворце. К тому же совсем скоро на противоположном берегу откроется еще одна арена — «Метеор».

Наставник подсчитал, чтобы сделать крышу, ему потребуется около 9 миллионов рублей, и организовал сбор денег. Уже удалось собрать значительную часть. Помогли рыболовецкие «СЗРК» и «Мурмансифуд». Перечисляют средства и простые неравнодушные к затее Алексея люди: кто двести рублей, кто пять тысяч. В общем, с миру по нитке. Как только на счету появится необходимая сумма, начнется монтаж инженерной конструкции. Ее макет можно увидеть в видеоролике в группе клуба «Тавр» в социальной сети «ВКонтакте». Туда же, в эту группу, обращаются желающие помочь.

— У меня ведь не только местные ребята занимаются. — говорит он. — На тренировки приезжают подростки из Абрам-Мыса, Междуречья, Кильдинстроя, Шонгуя… со всех окрестных деревень.

Многие юнцы — из неполных семей. Есть и трудные. Как известно, спорт помогает им социализироваться в обществе. Те, кому довелось пройти через «Тавр», не потерялись в жизни. Так что наставнику есть чем гордиться.

— Мне ведь предлагали работу тренером в Финляндии, — завершает разговор Сырников. — И даже в канадский Сент-Джонс звали. Но как подумаю, что все придется бросить, сразу сердце щемит. Нет, не могу оставить! Здесь прадеды и деды похоронены. Да и кто тогда с ребятней возиться будет?

Игорь Аристов