Код Волги

«Земля нижегородская», г. Нижний Новгород, Нижегородская область

Фото автора

Только было мы привыкли к мировым путешествиям и каждое лето делали отметки в своих загранпаспортах о посещении иноземных стран и государств, как наш азарт к передвижениям решил подорвать злой вирус, который пытался приковать нас к порогу. Но маленькая жизнь — лето — даётся нам раз в году, приобретённая страсть к путешествиям зовёт нас в дорогу. Усидеть дома уже невозможно. И вот тут-то вспоминается родная сторонка, которая во время заграничных соблазнов оставалась на втором плане. Почему бы не начать нам познавать свои края. Скажем, кто из вас бывал на истоке Волги. Знаете, где она берёт начало? Давайте отправимся в эти места. Волга для нас, нижегородцев, часть истории города, который готовится встретить 800-летний юбилей. Повод для путешествия веский. Тогда в дорогу! Попробуем разгадать код Волги — её тайны и загадки, накопившиеся во времени.

Нисколько не покривлю душой, если скажу, что увидеть исток Волги — мечта каждого, живущего в Нижнем Новгороде. Для одних это мечта эфемерная, пожизненная, никаким образом не приближающаяся, а другие настроены решительно — ну как не увидеть исток великой русской реки, которую в старые времена кликали матушкой Волгой. Самим съездить да ещё и детям показать. Но начало всему — поиск, работа с картами. Где эта самая Валдайская возвышенность, откуда Волга истекает. Где это озеро Селигер, которое по ошибке называли родиной реки? Почему по ошибке? Это одна из загадок, с неё и начнем расшифровывать пока неведомый нам код Волги. На школьных картах в далёкие советские годы выходило, что Волга вытекала из Селигера. Синяя жилочка реки скрывалась, поглощенная озером. Это сейчас её легко можно отыскать на «двухвёрстных», ранее засекреченных, картах. А когда-то мы ехали наугад, куда выедем. Добирались до истока на велосипедах — и теперь, просматривая старые записи, видно, что крюк сделали порядочный, километров в сорок. На зелёном разливе карты, чуть раздвинув гущу лесов, синенькими капельками виднеется цепочка озёр: Малое и Большое Верхиты, дальше идут Стерж, Вселуг, Пено и Волго. И только на выходе из последнего озера обозначает себя совсем тоненькая прожилочка реки, принявшая тут же озерную воду из Селигера, которую принесла речка Селижаровка. Эта тоненькая прожилочка и была Волгой. Но это ещё не был исток. К истоку надо двигаться дальше, обогнуть все эти озера и оказаться в самом верховье. Это и были те лишние километры, которые пришлось преодолеть. По безлюдным берегам добавилось ещё два дня пути. Как показывают тогдашние путевые записи, к истоку мы добрались исхлестанные дождями и исполосканные ветрами. Здесь было тихо. Светёлка над ключиком-истоком закрыта на замок, нам предстояло добыть от неё ключ в деревеньке на взгорке. Карта подсказала её название — Вороново. А в самой деревне подсказали и хозяина ключа, человека со странной для тех мест фамилией — Марсов. Дом Анатолия Григорьевича стоял на противоположном конце деревни, и пожаловали мы к нему под самый обрез дня. — Не поленились? Вы первые сегодня. А кто так и уходит, не взглянув на родник подземный, который Волгу начинает. Анатолий Григорьевич протянул нам ключ: — Я уж с вами не пойду. На покосе наломался, спина гудит. Здесь подожду. Этим записям с первого приезда к истоку больше трёх десятков лет. Минувшей осенью мы заехали сюда вновь. К месту не торопятся прокладывать асфальтированную дорогу. Может, это и хорошо для путешественников — почувствовать лесную удалённость сокровища. Помнится, тогда нас предупредили, чтобы мы были осторожны, утром в малиннике видели медведя.

* * *

Вот она, точная географическая отметина в полу светёлки — круглое оконце на исток Волги. Зачерпываем по полной кружке первородной воды и пьём. И даже кощунственно думать, что это обыкновенная болотная вода и что в соседнем болотце точно такая же. Вот он исток… Видно, как рвущийся из-под земли родничок перебирает донный песок и наполняет колодчик силой, которая выталкивает избытки воды и придает им первое ускорение.

Листочек, пущенный по течению, набирает скорость. Это уже начало реки. Сегодня известно, что первое появление Волги (тогда ещё Ра) на картах относят ко временам Клавдия Птолемея, александрийского астронома и географа II века нашей эры. В атласе отмечено, что река начиналась в Алаунских горах, позже эти горы становились Гиперборейскими и Рипейскими. Вряд ли сам географ бывал в этих местах, а вот откуда он брал сведения о реке — неведомо. Известны два старинных названия Волги — Ра и Итиль: «Великая река», «Река рек». Учёные предполагают, что название Волга пошло от угро-финских имён. Причём она получила его в самом своём истоке — «Заросшая река». Возможно и то, что древние славяне, заимствуя финно-угорское слово «валка», превратили его в — «белый» или — «вологу» (влагу).

* * *

О возникновении названия Волга спор среди учёных был менее значителен, чем о местоположении истока. В XVI веке уже писалось: «Волга вытекает из болотца, из-под березы ключом и пошла в озеро Волго». Более или менее вразумительно сказано об истоке, но где отыскать ту березку в массиве болот. Одним из первых географов, добравшихся сюда, был учёный-энциклопедист, естествоиспытатель академик Николай Яковлевич Озерецковский. В 1814 году он писал: «Вода в кладезе сохранилась чистая и такая прозрачная, что опущенная в нее булавка или полушка в нарочитой глубине были видны». Он упоминает слово кладезь — колодец. Значит, ключик был уже заключён в колодчик. Его экспедиция определила точные координаты истока, и теперь его можно было отыскать любому путешественнику. Вот вроде бы и ясно всё, мы знаем имя человека, который его открыл. Но маститые географы того времени предложенное описание за основу не приняли и не утвердили. Пока географы спорили, исток Волги активно обживался. Добравшийся сюда летом 1880 года один из географов-скептиков увидел уже существующий монастырь. Тогда географ высказал свои сомнения: «А не считаете ли вы, достопочтенные господа, что сначала монахи построили здесь свой монастырь, а уже потом для привлечения верующих нарекли этот верхневолжский ручеек истоком Волги!» Вот в какую сторону повернул сомнения географ-любитель, чье имя не числилось в списке авторитетных учёных. Зная, что без доказательств ему не обойтись, он измерил предполагаемый исток и текущую по соседству речку Руну. И Руна получилась много длиннее. Тут уж географ осмелел совсем и выдвинул своё предположение: «Мы приходим к убеждению, что Руна гораздо более удовлетворяет нашему пониманию слов верховье и исток, нежели волговерховная речка, и потому за начало Волги принимаем Руну. Прибавим, что наша великая река не только ничего не теряет от того, но еще приобретает, увеличиваясь в длине». Возмутителя географического спокойствия звали Виктором Ивановичем Рагозиным. Его узнают, когда выйдут в свет первые два тома книг с названием «Волга». Никто и не догадывался, что это было только началом задуманной десятитомной энциклопедии великой реки. Правда, мечта автора не осуществилась, но два вышедших тома показывали, что появился незаурядный конкурент учёных, с которым спорить было почти бессмысленно. Как потом оказалось, географ-любитель проплыл её всю от истока до устья на вёсельной лодке, собирая в пути материалы для задуманной энциклопедии, и знал не только всю Волгу и самые малые её притоки, но и жизнь на её берегах. Никто из учёных-географов на такой поступок не решился. Виктор Иванович Рагозин хорошо известен нижегородцам. Старшее поколение горожан ещё помнит нефтеперерабатывающий завод в Сормове, основателем которого был географ-любитель. Считаете, что с исчезновением завода ушло в историю и имя Рагозина? Никуда не ушло. Его имя значится в основателях российской нефтяной отрасли, а ещё в основателях танкерного флота, начавшего перевозить нефть по Волге. «Засветился» он и в революционном движении — состоял членом тайного общества «Земля и воля». В Нижнем Новгороде был избран главой города, но не утверждён. Министерство внутренних дел рекомендовало избирать городских глав из купеческого сословия, а не из дворян.

* * *

Но мы отвлеклись от темы. Нам стало известно, что Виктор Иванович Рагозин стал инициатором нового спора об истоке Волги. Его тут же поддержало студенчество, любившее низвергать авторитеты. Казалось бы, какая разница им-то, где Волга берёт начало? А ввязаться в спор, а попробовать сокрушить авторитеты… И они приняли гипотезу Рагозина. Примирить спорщиков взялся профессор Московского университета, известный географ Дмитрий Николаевич Анучин. Он был умён и мудр, поэтому вначале довёл мысль амбициозного Рагозина до абсурда: «Почему именно Руна — начало Волги? Вот, к примеру, Ока, она длиннее всей верхней Волги. Почему не она родоначальница реки?» Со своей экспедицией он тщательно исследует волжские верховья, из старых книг по крупицам добывает краеведческий материал. Записываются легенды и предания, тщательно изучаются старые карты. Всюду и все назвали Волгой именно этот ручеек у деревни Волговерховье. И географ ставит последнюю точку в споре. Именно он превращает гипотезу в аксиому: «Народ с давних лет полагал, что начало Волги — в Волговерховье, что искать начало надо в ключах, родниках… и, распространяясь затем по ее течению, естественно, должен был все впадающие в нее (Волгу — Авт.) реки считать ее притоками». С тех пор ни в одном географическом издании не уловим ни робости, ни сомнения. Сам народ выбрал Волге колыбельку и, как мог, долгие годы охранял её. Можно подсчитать, и получится, что шесть светёлок стояло над истоком — три столетия он надежно укрыт. Плакаты по дороге предупреждают — земля заповедная. Здесь не должны разводить костры, пасти скот, рубить лес, распахивать луга. Добровольные отряды экологов чистят родники, сажают ивняк по притокам и руслу молодой Волги, затеняют берега, хранят влагу. Есть печальный пример: исток Днепра, (реки, которая рождается неподалеку), за последний век отступил, родники захирели, не дают силы течению. Лишь недавно исток начали приводить в порядок. Волга же ни шажка от своего истока не сделала, столетия бьёт родничок в одном месте, радуя нас постоянством.

***

В нашем путешествии могут помочь ваши письма. Вы поняли, что мы призываем вас путешествовать вместе. У каждого из нас с Волгой хоть что-то связано. Поделитесь этим. Будем помнить, что наш город и Волга неразделимы. Восемь веков они вместе. Восемь веков истории… Есть в этих веках и время, в котором живём мы. Код Волги складывается и из этого времени. Расшифруем его.

Вячеслав Фёдоров