Родители спорят: дать детям свободу или оставить «в клетке»

«Красный Север», г. Вологда, Вологодская область

«Недавно моя дочь играла в песочнице во дворе, пришла другая мама с мальчиком того же возраста, и этот мальчик стал изображать собаку — встал на четвереньки и начал «закапывать» что-то, так что песок летел во все стороны, — рассказывает вологжанка Галина Смирнова. — При этом его мама умильно любовалась происходящим, а мою дочь засыпало песком. Когда я оттащила свою и сделала замечание маме мальчика, та ответила, чтобы я не учила ее воспитывать детей в рамках запретов». Кто они — родители, которые считают, что ребенку нельзя ничего запрещать, нельзя его наказывать и даже повышать на него голос? 

Воспитание детей всегда было одной из самых острых тем в обществе: консерваторы спорят с либералами уже несколько веков. Фото: Игорь Аксеновский

Лето в рукавичках

— Своим детям я полностью доверяю и позволяю самим делать выбор, — говорит вологжанка Елена Воробьева (фамилия изменена в соответствии с ФЗ «О СМИ»). Педагог по образованию, она растит двух малышей: пятилетнего Рому и трехлетнюю Алису. К ужасу бабушек, им можно все — ну или почти все. Единственная граница в поведении — не делать другим больно.

— В детстве меня контролировали серьезно: надень шапку, не ходи туда, не делай этого — и даже до 11 лет запрещали пользоваться спичками. Видимо, по характеру мне это не подходит: своим детям я хочу дать больше самостоятельности, — рассказывает Елена.

— К примеру, на днях мы пошли на речку, и сын надел зимние рукавицы (он думал, что их потерял и очень обрадовался, когда нашел). Дочь, глядя на него, тоже надела перчатки — несмотря на 30-градусную жару.

Так они и шли минут 15, а потом стало жарко и было неудобно кормить голубей, и дети сами сняли рукавички.

Сверстники Алисе и Роме завидуют: им можно одним гулять во дворе допоздна, можно сунуть в рот палку, найденную на улице, в новой курточке сделать «песочного ангела», раскидать по комнате игрушки и даже полакать из миски, чтобы научить этому кота. В обед их не заставляют есть ненавистный суп с луком, а на завтрак предлагают шведский стол: бутерброд, сосиску, омлет, творог либо кашу.

— Обычно я ставлю на стол несколько тарелок, и сын с дочкой выбирают, что хотят. Как вариант, они могут открыть холодильник и взять оттуда все, что увидят, — делится Елена Воробьева. — При этом гастритом мы не страдаем, диареей не мучаемся, от холодного питья не кашляем: болеют наши дети не больше других.

Либеральная мама убеждена: если детей не одергивать, не строжить, они сделают правильный выбор — сработает инстинкт самосохранения. Вот почему трехлетняя Алиса сама режет ножом огурцы на салат. «Не упадут?» — с тревогой спрашивают соседи Лену, глядя на висящих на качелях малышей. «Не упадут», — отвечает мама: в своих детей она твердо верит.

Методы воспитания мама Лена не выдумывает сама: читает труды современных психологов, ездит в школу Монтессори. Недавно вот прочла у отечественных специалистов, что эмоции выходят через тактильный контакт, и теперь Ромка шустро бегает по дедушке, делая ему «массаж». Если переборщит, дедушка даст знать. Да и Елена в последнее время может позволить себе выплеснуть эмоции: на днях, когда, разбаловавшись, сын стал чувствительно бить ее, мама в ответ ущипнула его — Ромка все понял и перестал. Это понимание (что можно, а что нельзя) и дает свобода, убеждена прогрессивная вологжанка.

Динозаврики в грязи

— Даже маленькие дети — это личности, и их волю нельзя ломать, — убеждена Мария Точилина (фамилия изменена в соответствии с ФЗ «О СМИ»). Маму пятилетнего Миши и восьмилетней Таисии знакомые считают либеральной, и не зря. Брат с сестрой могут лазать по деревьям, бегать босыми по детской площадке или, играя там в динозавров, устроить болото: налить воды и изваляться в грязи. Правда, после этого (уговор!) они должны хорошенько вымыться, пожамкать с мылом в тазике свои носки или колготки, а грязные куртки положить в стиральную машину.

Лепить за специальным столиком — не для Точилиных. Ее дети творят где попросит душа. Ерунда, что запачкают стены и пол, главное, малышня развивается. Еда по заказам — тоже привычное дело: никаких «противных» блюд. Одежду на прогулку сын с дочкой выбирают сами: могут надеть не по погоде, но на этот случай у мамы в сумке есть другая — подходящая.

— Я считаю, надо дать им право на ошибку — без этого не будет достижений, однако при этом малышню нужно подстраховать. Мой муж — человек более сдержанный и строгий — согласен с моим воспитанием. Нам приятно, когда соседи хвалят наших детей, говорят, что они удивительные, очень воспитанные, не врут и не хитрят, — делится Мария.

Миша и Тая Точилины переживают за птенцов, выпавших из гнезда, не рвут цветы (им же больно!), подметают дома пол, моют посуду и обувь (готовятся к самостоятельной жизни). Старшая дочка окончила первый класс дома (мама обучает ее дома по программе русской классической школы), но охотно посещает несколько секций и кружков. Проблем с общением у нее нет.

— Постулаты свободного воспитания звучат очень здраво и интересно, но можно ли их реализовать в том идеальном виде, как в теории? — не соглашается консервативная мама Галина Смирнова. — Мы знаем немало историй, когда дети, которых родители никогда ни в чем не ограничивают, портят много крови и в детском саду, и в школе. У нас в группе была такая девочка, с которой невозможно было сладить: при любом слове «нельзя» она начинала верещать как безумная и кататься по полу, отнимала игрушки у других детей, кусалась, била тех, кто слабее, а родители считали, что это воспитатели не могут найти к ней подход, а другие дети просто не умеют дружить. У моей племянницы в третьем классе был мальчик, которого родители поощряли даже в хулиганских действиях, считая, что он выражает свой протест, когда портит школьное имущество или имущество детей. Конечно, родители тоже разные бывают, они могут превратно толковать и понятие «свобода», и понятие «права», но в итоге их воспитание может больно ударить по окружающим.

Наталья Афанасьева, директор региональной службы психолого педагогического сопровождения Вологодского института развития образования:

— Можно только приветствовать интерес родителей к воспитанию самостоятельности детей, расширению их жизненного пространства, понимание неэффективности чрезмерных запретов и ограничений. Однако при этом возможен еле уловимый поворот, когда ситуация превращается (или может превратиться) в нечто другое (даже противоположное) для ребенка. Воспитательные шаги, описанные в этой статье, могут прочитываться неоднозначно. Ребенок делает, что хочет, а чем при этом занята мама (папа)? Дети лазают по деревьям, осваивают достаточно сложные умения и пространства («трехлетняя Алиса сама режет ножом огурцы на салат»). Вероятно, это ситуация совместной деятельности с ребенком? И мама каким-то образом в нее включена? Она показывает, как надо, временами поддерживает, наблюдает и даже иногда страхует? Иначе получается уход от контакта с ребенком.

Предоставление выбора и самостоятельного исследования окружающего мира может происходить при отсутствии включенности родителей, установления ими определенных правил поведения (которые должны соответствовать возрастным возможностям ребенка), и тогда могут наступить совсем другие последствия. Неслучайно психологи (в том числе уже упоминаемая Диана Баумринд) в качестве важных составляющих эффективного родительского поведения наряду с предоставлением автономности (самостоятельности) включают вовлеченность родителей, активное участие в жизни своих детей, интерес к совместным занятиям, а также ободрение и доброжелательную форму установления ограничений. Должно соблюдаться определенное равновесие между введением определенных норм, принципов, с одной стороны, и предоставлением самостоятельности, автономности — с другой. Перекос в ту или другую сторону (или много самостоятельности не по возрасту, или слишком много наставлений и запретов) сразу влечет появление проблем у ребенка: непослушание, тревожность, агрессивность и прочее. И это сигнал родителям: что-то пошло не так.

Не мешать детям жить?

Еще в середине прошлого века американский психолог Диана Баумринд выделила четыре стиля родительского воспитания, включая либеральный (потакающий). Она же предостерегла мам и пап: вседозволенность ведет к негативным последствиям. Ребенок не учится делать то, что нужно (то есть самодисциплине), не умеет справляться с тяжелыми эмоциями (злость, гнев), да и просто может вырасти избалованным, не знающим границ эгоистом.

Вседозволенность — это одно, а либеральное воспитание — совсем другое, не согласен череповецкий психолог Вадим Мекк, сам отец четверых детей в возрасте от семи до 27 лет. Он считает, что ребенка вредно воспитывать, вместо этого взрослым нужно воспитывать себя, а дети это поведение просто скопируют.

— Чем меньше запретов, тем лучше. И это не значит, что детям надо позволять все, — говорит Вадим Мекк. — У мудрых зверей, воспитывающих свое потомство, запрещено лишь то, что опасно. Большинство же родителей преувеличивают опасность окружающего мира, в них живут устаревшие стереотипы. За последние 50 лет продолжительность жизни выросла в два раза, так зачем же пытаться обезопасить детей от мнимых угроз?! Миллиарды лет в нас встроен инстинкт исследователя — сильнейший после выживания и размножения. И этот инстинкт не надо глушить. Напротив, нужно потакать ребенку, познающему мир, — пусть он его потрогает, понюхает, попробует на вкус. «Стерильное» проживание (не совать палки в рот и каждые пять минут мыть руки с мылом) очень вредно для детей — в этом случае не тренируется их иммунитет. Да пусть они хоть ныряют в лужи — лучше лишний раз выстирать одежду, чем постоянно одергивать, запрещать, командовать и игнорировать интересы личности хоть пяти, хоть 45 лет.

Елена Воробьева, вологжанка:

Недавно Ромка ползал по высокому выступу подвала, сердце обливалось кровью, но я не вмешивалась: если он полез, значит, решил, что сможет, и, кстати, смог, не упал. А вот с дочкой смалодушничала — не пустила ее к краю постамента с самолетом (на ПЗ) и теперь жалею об этом. Разумеется, я понимаю: с детьми может случиться все что угодно, но, во-первых, от этого не застрахован никто, а во-вторых, это мой сознательный выбор. Будет проблема — тогда и будем ее решать.

Самый страшный родительский запрет, по словам Вадима Мекка, — это запрет на разрядку эмоций. Когда ребенку хочется прыгать, орать, верещать, ныть и кататься по полу — пусть он это делает, если никому не мешает. В Германии, где череповчанин прожил четыре года, если малыш, скажем, в магазине уронит полку с игрушками и разобьет, претензий не будет ни к маме, ни к ее чаду. Там ребенок — царь и бог, и это правильно, считает психолог.

— У детей нет злых умыслов: капризничая и бунтуя, они лишь защищают свое право развиваться в этом мире так, как велит их природная сущность, — советует Вадим. — Поэтому, товарищи взрослые, отстаньте от ребятишек, не мешайте им, дайте свободу их инстинкту познания. Избегайте слов «нельзя» и «опасно», иначе вы привьете детям страх совершенствоваться и менять свою жизнь. Накормите ребенка, поцелуйте, уложите спать — и все. Остальное он сделает сам — он имеет право распоряжаться своим временем и своими талантами. Попробуйте прожить так хотя бы неделю — уверяю вас, ничего страшного не случится. Лучше сами сходите к психологу подлечить свои несчастные головы, забитые устаревшими установками.

Воспитание детей, уверяет психолог, — это то, что взрослые делают в жизни, в том числе вместе с детьми. Отсюда совет — съездить с ребенком на рыбалку, вместе записаться на секцию айкидо — показать, какая у вас, взрослых, интересная насыщенная жизнь. Ну а если отец с утра играет в «танчики», а мать пашет, как ломовая лошадь на работе и дома, то вряд ли в этой семье вырастет вундеркинд.

— «Я же ему все дала!» — возмущается недовольная мамочка.

А зря: она сама вырастила потребителя, который 18 лет жил «на халяву» с единственной обязанностью — слушать нотации и морали, — делится Вадим Мекк. — Теперь самостоятельную и ответственную личность выросшему чаду придется делать самому — а это уже ох как трудно!

К самостоятельности ребенка нужно приучать с девяти месяцев, когда он может доползти до маминой груди. А вот делать с ним уроки (то есть вместо него или нависая над ним) — это большое безобразие, от которого уж точно он не будет лучше учиться. Вы встречали начальников, которые за вас работают или постоянно над вами порхают? Какой будет результат? Уволят обоих.

Пусть дети растут как сорная трава — это вредная крайность, предупреждает психолог. Пусть ребенок набирается сил, как росток в тени своих родителей, показывающих своим примером, как велик и прекрасен этот мир.

Комментарии

Ольга Смирнова, уполномоченный по правам ребенка при губернаторе Вологодской области:

— Я считаю, что излишне либеральное воспитание — это крайность (как и жесткое авторитарное). У детей нет жизненного опыта, нет страха, они еще не могут разобраться, что можно, а что нельзя. Не думаю, что если ребенок будет вставлять гвоздь в розетку, то либеральные родители станут ждать, пока его ударит током, и он сделает вывод, что это опасно. На то и родители, чтобы не рисковать жизнью малыша, а научить его уму-разуму. Если ребенок будет понимать, что в семье есть четкие правила и здравые ограничения, то он будет чувствовать себя увереннее. «Знаете, какой самый верный способ сделать вашего ребенка несчастным? Это приучить его не встречать ни в чем отказ», — говорил Жан-Жак Руссо.

Задача воспитания — подготовить ребенка к взрослой жизни. Мы хотим, чтобы он был самостоятельным, добросовестно выполнял обязанности работника, отца-матери, мужа-жены. Однако если с детства мы показываем ему, что нет рамок, нет обязательств, нет распорядка, а есть сплошная вседозволенность, то что же будет дальше? Скорей всего, проблемы во взрослой жизни…

Убеждена, что детям нужно разъяснять ситуацию, учить, что это плохо, а это опасно. Тогда в дальнейшем они смогут сами принимать правильные решения. И, конечно же, родители должны подавать детям личный пример — без этого разъяснения работать не будут. Предоставляя ребенку выбор, мы как бы разрешаем ему быть собой, признаем его право на личное мнение. Но право выбора у ребенка должно соответствовать его возрасту.

Елена Макаренко, начальник отдела организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Вологодской области:

— Мы в основном работаем с трудными детьми и подростками в возрасте 10-15 лет и в силу профессионального опыта знаем: все хорошо, что в меру. Если маленькому ребенку все разрешено, он может в первую очередь причинить вред себе.

К примеру, раскачиваясь на стуле, малыш может упасть и травмироваться, может залезть на окно и выпасть с высоты. Если ребенок капризничает, ругается, истерит, он неосознанно прощупывает границы дозволенного, смотрит, как далеко он сможет зайти.

В такой ситуации мамы должны сориентироваться: где можно дать слабинку, а где нужно сказать твердое «нет». В дальнейшем детям, выросшим без запретов, будет трудно адаптироваться в детском саду и школе, где есть жесткие правила и дисциплина. Очутившись в новых условиях, ребенок может полностью закрыться или, напротив, пойти по кривой дорожке и стать нашим подопечным…

Ольга Бурчевская