Прогулки с архивистом

«Новгородские ведомости», г. Великий Новгород, Новгородская область

Новгородка Ирина Савинова воссоздаёт истории людских судеб и утраченных достопримечательностей

Так выглядела беседка, построенная для яхты Екатерины II в начале ХХ века.

С Ириной Дмитриевной Савиновой, известной журналисткой, писательницей и исследовательницей новгородской истории, много лет работающей в жанре «архивный поиск», я встретилась в уютном, немного архаичном дворике трёхэтажной сталинки на Торговой стороне — укромном уголке рядом с её домом. Пожалуй, лучшего места для встречи с человеком, который открывает неожиданные факты из прошлого древнего города, не найдёшь.

Метеорологические записки архивариуса

Также и с маленькими эпизодами из истории провинциального города. Возможно, они вообще затерялись бы на обочине крупных событий, если бы не удивительное чутьё Ирины Савиновой. Умеет она извлекать красноречивые свидетельские показания об ушедшей жизни обычных новгородцев.

Их поиск может вестись как вглубь — в прямом смысле этого слова — во время археологических раскопок, а может и вширь — по архивным полкам. Даже сама бумага архивных документов — источник информации. По замечанию Савиновой, по одному только её качеству можно судить о времени, когда составлялся документ.

— Бумажные носители намного интереснее электронных. После компьютерного режима мы не оставим своим потомкам дополнительных сведений и намёков, — замечает она. — Всякое бедствие в стране сразу по бумаге чувствуется. Первая мировая война — ещё более или менее, а вот когда революция началась и всё полетело в тартарары, в дело пошли бумажные обрывки, обратная сторона других документов. Во время Великой Отечественной войны использовались остатки обоев и плакаты.

Впрочем, больше всего исследовательницу, которая 10 лет проработала в отделе использования Государственного архива Новгородской области (ГАНО), интригуют рукописи и сами почерки с изящными завитушками. Даже обычные записи с сообщениями о погоде, что была в Новгороде больше 100 лет назад, как выясняется, приобретают актуальность и в наши дни. Метеорологические наблюдения архивариуса Новгородской духовной консистории Михаила Никольского, которые он вёл под настроение, явно доказывают, что капризы погоды — дождь в феврале и снегопад в апреле — это явление постоянное, а не исключительное.

Не раскопала бы Ирина Дмитриевна дневник этого скромного чиновника в архиве и не выписала бы из него данные за 1911–1912 годы, то и не было бы веских аргументов спорить с теми, кто сегодня настаивает, что катаклизмы прежде не случались.

Для гостей и новгородцев

Ирина Савинова — автор таких серьёзных трудов, как «Лихолетье. Новгородская епархия в годы советской власти», «Польская речь на Новгородской земле», «Новгородцы в Отечественной войне 1812 года», а ещё путеводителя «Прогулки по Великому Новгороду». Но эта книжка совсем иного рода. Она была выпущена в 2009 году, накануне празднования 1150-летия города, правда, её тираж составил всего 500 экземпляров. Видимо, по большей части путеводитель распространили среди гостей тогдашних торжеств.

— Я писала его не академично, а чтобы было живенько. Повествование строится в виде беседы во время прогулки по наиболее известным местам Великого Новгорода, — сообщила Савинова. — Предложил составить путеводитель покойный Владимир Владимирович Гормин, почётный гражданин Великого Новгорода, с которым мы сотрудничали многие годы. Мне нужно было рассказать о Торговой стороне, а ему — о Софийской. В итоге мне пришлось писать путеводитель одной. Владимир Гормин со временем от этой работы отстранился.

По мнению Ирины Дмитриевны, путеводитель по городу — это, как проездной, то есть должен быть у каждого.

Парадоксально, но многие новгородцы — учитывая обилие информации о достопримечательностях в Интернете — не в курсе того, где расположены главные памятники их родного города. Конечно, про кремль знают, но вот показать, где, например, церковь Никиты Мученика, некоторые не могут.

Отчасти с просветительской миссией Ирина Дмитриевна и создала недавно в ВКонтакте группу «Записки архивиста», где публикует свои старые и новые материалы, подготовленные на основе документов, хранящихся в ГАНО. В частности, выкладывает подробные справки к тому, что изображено на дореволюционных открытках. И благодаря им высвечиваются основательно подзабытые сюжеты. Один из них — о беседке Екатерины II.

Царский подарок

Там, где сейчас возвышается монумент Победы — на Екатерининской горке, до революции стояло изящное строение, которое по ошибке издатель назвал беседкой. И больше на фотоснимке ничего не указал.

В действительности это был павильон. Соорудили его специально, чтобы укрыть яхту, на которой Екатерина II летом 1785 года пыталась добраться из Москвы в Петербург. Но терпения у императрицы хватило лишь до Новгорода, здесь она передала яхту его жителям, а дальше отправилась в путь в карете.

Губернаторские власти решили сохранить царский подарок и выделили ему место на бастионе, рядом с кремлём. Построили для него красивое здание в классическом стиле.

Периодически яхту и павильон приходилось ремонтировать, но деньги на исторический объект всегда находили.

Смена власти изменила и судьбу яхты. Ретивые комсомольцы вынесли обветшалое судно из павильона, а в нём устроили кинотеатр. Через несколько лет здесь разместился комитет физкультуры и спорта. В годы войны павильон был разрушен, но название за бастионом в народе закрепилось.

Бьют часы на старой башне

Увы, сама по себе людская память недолговечна, отмечает Савинова. Сменится поколение — и информация о событии в масштабе города забывается. Надежда остаётся лишь на архивы, которые подтвердят: да, был такой случай, и дополнят его фактурой.

Однажды Ирина Дмитриевна обнаружила в фонде Новгородской казённой палаты Государственного архива прелюбопытнейшее письмо. Его автор — француз, часовых дел мастера Луи Бернгард, прибывший в Новгород в 1812 году военнопленным. За то, что он был «принят почтенным новгородским градским обществом не как неприятель, а как природный житель Новгорода — с радушием и приятством», он решил преподнести в дар городу часы с курантами. Их установили в 1841 году на здании городской думы, находившемся на Ярославовом Дворище. Примечательно, что документ об этом подписал советник Герцен.

Часы верно прослужили горожанам ровно 100 лет, в июле 1941 года во время фашистской бомбёжки они вместе со зданием были уничтожены.

Под обаяние Ирины Дмитриевны, её рассказов, замечаний, реплик попадаешь сразу. Нет в ней ни капли снобизма и высокомерия. Обходительно и с симпатией она относится и к героям своих исследований. А они, в свою очередь, словно в благодарность подсказывают идеи.

— Ну вот почему бы на башню Часозвоня, часовой механизм которой недавно сломался из-за удара молнии, не пригласить на работу часовщика. Он бы проводил для детей экскурсии с показом, как устроены часы, — рассуждает Савинова. — А, допустим, раз в неделю с Часозвони могла бы разноситься мелодия. И в Новгороде, как, например, в Праге, сложилась бы своя часовая традиция.

* * *

Архивные сведения писательница Савинова сравнивает с генетической информацией. Открывать их до самых низов следует далеко не всем, поскольку они сродни государственной тайне.

Когда в безденежные 1990-е в ГАНО из США от мормонов пришло предложение поделиться с ними данными метрических церковных книг (естественно, за деньги), встала на дыбы. «При уме да знаниях можно легко вычислить наши наследственные заболевания. А это может быть использовано против нас, — объяснила она свою позицию. — Это как в той поговорке, которую любила говорить моя мама: «Мужу выше колена не показывай и всё не рассказывай».

Анна Мельникова