Авантюра или новая ритуальная услуга?

«Томская неделя», г. Томск, Томская область

«Пропустите старичка вперед, ему в крематорий пора» (Ильф и Петров)

В мае 2020 г. в томских СМИ появилось сообщение, что «Администрация Томска завершает формирование участка под строительство крематория на территории кладбища в деревне Воронино, летом его выставят на торги на право аренды для возведения объекта. Требуется на крематорий 120 миллионов рублей». Говорить о выделении участка под строительство крематория и колумбария в Томске в связи с нехваткой мест на кладбищах города начали еще в ноябре 2018 г. И вот, спустя полтора года, сформирован земельный участок в пять гектаров (кадастровый номер 70:14:0300083:1574) с видом разрешенного использования для размещения кладбищ. Но появится ли здесь крематорий?

10 лет идея о крематории витала в воздухе

Крематорий — учреждение, где находится печь для сжигания (кремации) умерших. Кроме самой печи, в крематории обычно предусмотрены залы для церемонии прощания. На территории крематория устраивают колумбарий — помещение для хранения урн с сожженным прахом.

Напомним, вопрос о строительстве крематория на территории Томска поднимался неоднократно. В 2012 г. экс-заместитель мэра по городскому хозяйству Максим Резников сообщал, что для строительства крематория есть и территория, и инвесторы, готовые вложиться в проект. В 2018 г. заммэра Владимир Брюханцев информировал, что инвестора для строительства власти нашли, как и участок, — один квартал на кладбище в д. Воронино площадью 0,5–1 га. Позднее он отмечал, что участок будет выбран другой, а вопрос с инвестором оставался открытым.

И вот на заседании комитета гордумы по городскому хозяйству 21 мая этого года В. Брюханцев сообщил, что заканчивается формирование участка под строительство крематория. Так же он отметил, что в течение последних двух лет в администрацию обращалось порядка четырех инвесторов, готовых вложиться в строительство. Но вопрос пока не решен. «Мы не понимаем, что будет сейчас после этой ситуации двух- , трехмесячной (пандемией). Но мы надеемся, что будет все-таки претендент, который построит крематорий, который необходим, в том числе в такой ситуации с коронавирусом. Крематорий, конечно, будет частным. В бюджете 120 миллионов мы не найдем», — уточнил В. Брюханцев.

Как тут не вспомнить «нетленку» Ильфа и Петрова «Золотой теленок»: «В Черноморске собирались строить крематорий с соответствующим помещением для гробовых урн, то есть колумбарием, и это новшество со стороны кладбищенского подотдела почему-то очень веселило граждан. Может быть, смешили их новые слова — крематорий и колумбарий, а может быть, особенно забавляла их сама мысль о том, что человека можно сжечь, как полено, — но только они приставали ко всем старикам и старухам в трамваях и на улицах с криками: «Ты куда, старушка, прешься? В крематорий торопишься?» Или: «Пропустите старичка вперед, ему в крематорий пора». И удивительное дело, идея огненного погребения старикам очень понравилась, так что веселые шутки вызывали у них полное одобрение. И вообще, разговоры о смерти, считавшиеся до сих пор неудобными и невежливыми, стали котироваться в Черноморске наравне с анекдотами из еврейской и кавказской жизни и вызывали всеобщий интерес».

«Надежды юношей питают»

Сразу вспоминаются множественные прожекты чиновников Томской области: строительство спиртзавода; разработка Бакчарской железной руды, возведение горнообогатительного комбината и строительство железной дороги в с. Бакчар; строительство деревоперерабатывающих заводов в г. Асино, пгт. Белый Яр, «Зеленая фабрика» и другие громкие нано-технологичные проекты, которые так и остались на бумаге. Большинство из них закончились только громкими декларациями без их реализации, а вот сколько на это было потрачено бюджетных средств Томской области, местные чиновники стараются умалчивать.

Вот и очередная идея со строительством крематория под Томском за 120 млн рублей, очевидно, что тоже закончится очередной фрустрацией населения Томской власти.

Так, удивляет место выбора для строительства крематория: земельный участок выделен впритык к городскому кладбищу Воронино-1. Это при том, что господин Брюханцев по несколько раз в год извещает через все СМИ, что мест для захоронений на городском кладбище осталось на несколько месяцев. Участок расположен справа от центрального въезда на кладбище, то есть между действующим кладбищем и новым кладбищем, строительство которого завершится только к 2021 г. Кстати, для него мэрия выделила 70 га земли и нашла 254 млн рублей в городском бюджете.

При выделении земельного участка под строительство крематория, по законодательству РФ, должны быть проведены общественные слушания, которых не было ни Томском районе, ни в Томске.

В данном случае ровный участок земли в 5 га был сформирован и выставлен на аукцион, якобы под строительство крематория, о котором в конкурсной документации (по аренде земельного участка) нет ни одного слова! Данный участок имеет вид разрешенного использования для размещения кладбищ и предоставлен (через аукцион) ООО «СпецРитуалТомск» под ритуальную деятельность. А ритуальная деятельность, в соответствии с Федеральным законом «О погребении и похоронном деле» от 12.01.1996 № 8-ФЗ, очень широкое понятие. Но вот только крематорий, как указано в ст. 24 данного ФЗ, не может быть частным, а должен находиться в ведении органов местного самоуправления: «1. Для предания тел умерших огню (кремации) с соблюдением того или иного обряда погребения на отведенных участках земли в соответствии с настоящим Федеральным законом сооружаются крематории. Крематории могут находиться в ведении органов местного самоуправления (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ). 2. Порядок деятельности крематориев определяется органами местного самоуправления (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ)».

Однако сегодня есть опасения, что земельный участок в 5 га (кадастровый номер 70:14:0300083:1574) с видом разрешенного использования для размещения кладбищ, который предоставлен ООО «СпецРитуалТомск» под всевозможную ритуальную деятельность, с принятием нового ФЗ «О погребении и похоронном деле» (проект которого уже несколько раз поступал Государственную Думу РФ и в настоящее время дорабатывается) может превратиться в обычное частное элитное кладбище на вполне законных основаниях, так как в новом проекте ФЗ «О погребении и похоронном деле», возможность частных кладбищ имеет место быть.

Частный инвестор «СпецРитуалТомск»

Интересный факт и о самом частном инвесторе для строительства крематория, ООО «СПЕЦРИТУАЛТОМСК», ОГРН 1207000001889, зарегистрированное 13 февраля 2020 г., руководитель и учредитель Полбин Владимир Владимирович, который являлся управделами мэрии г. Томска и был уволен (по официальным данным по семейным обстоятельствам). А на самом деле, господин Полбин вынужден был уволиться, как указано в статье МК в Томске от 03.03.2016 г. «Отставка ценой в миллион долларов. Почему уволился управ делами мэрии Томска Владимир Полбин?». Как оказалось, чиновник «не совсем верно отразил свои доходы и расходы в налоговой декларации», как официально сообщили на сайте прокуратуры Томской области. При проверке соблюдения администрацией Томска требований законодательства о противодействии коррупции при поступлении граждан на муниципальную службу выявлен факт сокрытия управляющим делами администрации Томска В. Полбиным при поступлении на службу имевшихся у него обязательств имущественного характера, что существенно исказило сведения о его имущественном положении. Речь шла о сокрытии доходов на более чем 1 млн долларов. По итогам проверки прокурор области Виктор Романенко внес мэру Томска представление, отметив недопустимость нарушения требований антикоррупционного законодательства лицами, претендующими на замещение руководящих муниципальных должностей. После чего В. Полбин и написал заявление на увольнение по собственному желанию.

Напомним, В. Полбин родился в 1975 г. в г. Балхаш в Казахстане. В 1997 г. окончил ТГУ по специальности «Социально-политические дисциплины». В 2005 г. защитил диплом Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС» по специальности «Стратегический маркетинг MBA». В том же году получил квалификацию «Маркетолог» в London Metropolitan University. В 1997 г. пришел работать на «Томское пиво». В 2013 г. стал директором ЗПП «Томский». В июле 2014 г. В. Полбин был назначен на должность управляющего делами мэрии Томска.

По данным другой статьи «О попе и работнике его Балде» А. Белоуса (источник: nabludatelvtomske.ru), заммэра Полбин потерял должность, потому что оказался должен коммерсантам по личным распискам 30 млн рублей — «Дело дошло до прямого банкротства, а вот до водки нет. Но директор ЗПП Полбин перед тем, как перебраться в кресло управделами мэрии Томска, успел лично назанимать денег якобы на развитие производства ЗПП. Всего 33 млн рублей. Господин Полбин лично написал расписки в получении этих денег, и ни у кого из этих ребят не возникло вопроса, как cash частного происхождения можно вложить в банкротящийся завод, в котором у государства 100-процентная доля собственности».

Принимая во внимание личностные и «деловые» качества В. Полбина, не верится в реализацию строительства крематория за 120 млн рублей, больше верится в аферу с земельным участком, который в будущем будет продан той же мэрии Томска, у которой, как обычно, не хватает денег на расширение Воронинского кладбища. А может быть, господин Полбин снова назанимал денег под модный, социальный и нужный для Томска проект?

Будет ли окупаем проект?

В настоящее время в России имеется 27 крематориев в 23 городах, в том числе 4 — у наших соседей: два в Новосибирске, по одному — в Барнауле и Новокузнецке. По статистике, в среднем кремацию выбирают родственники не более 15–20% умерших. В Томске услуги по кремации (подготовку к ней, доставке тела на кремацию в Новосибирск и урны к месту захоронения) предлагают несколько ритуальных контор за 30–35 тыс. рублей. Сама услуга Новосибирского крематория стоит 15 тыс. рублей.

С учетом численности жителей Томска, да и всей Томской области, окупаемость такого проекта (городского крематория) составит как минимум десять лет, и то при условии, что практически все жители региона будут завещать предать свои тела (после смерти) кремации. Во времена СССР строительство крематория планировали только в городах-миллионниках, то есть считали бюджетные деньги, а не занимались авантюрой.

Опять же следует принять во внимание негативное отношение Русской Православной Церкви к кремации, которое объясняется, прежде всего, тем, что такой способ погребения расходится с церковной традицией. Здесь есть еще и некая богословская проблема, потому что подобный способ погребения не соответствует христианскому учению о Воскресении из мертвых. Не в том, конечно, дело, что Господь не в силах воскресить кремированных. Но со стороны человеческого сообщества ожидается уважительное отношение к останкам усопшего. Кроме того, некоторые православные священники крайне отрицательно отзываются о процедуре кремации и отказываются присутствовать на таком погребении мертвых. Вот именно поэтому митрополит Томский и Асиновский Ростислав не благословил даже возведение Православного Храма на месте предполагаемого строительства томского крематория.

А может, нынешний заместитель мэра Томска, начальник департамента городского хозяйства В. Брюханцев, «грамотно и профессионально» организуя деятельность своих подведомственных организаций — УМП «Комбинат Спецобслуживания» («КСО») по организации похорон и предоставлению связанных с ними услуг и МКУ «Служба городских кладбищ», собирается выбить денег из городского бюджета на социальный проект томского крематория, а потом под шумок ликвидации унитарных предприятий до 2025 г., в соответствии с Федеральным законом от 27.12.2019 № 485-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» и Федеральный закон «О защите конкуренции», по-тихому приватизировать лакомый кусок совместно с тезкой Полбиным и Игорем Моисеевым — директором КСО?

В далеко идущих планах строительства крематория в Томске заместителю мэра господину Брюханцеву, по-видимому, очень нужен такой человек, как И. Моисеев, который активно разваливает унитарное предприятие и будет востребован при строительстве, скорее всего, частного крематория, но, похоже, опять за бюджетные деньги. Современный крематорий, даже для такого города как Томск, должен стоить как минимум около 300 млн рублей. Понятно, что ни у господина Полбина, ни у господина Брюханцева таких денег нет, а если и есть, то всегда приятнее «опытным» чиновникам, в том числе и бывшим, осваивать бюджетные средства. Здесь можно и «экономить», и себе ни в чем не отказывать.

Катерина Соболь