Самурайский тренинг для русской души

«Крестьянин», г. Ростов-на-Дону, Ростовская область

Сельская жительница освоила древнее японское искусство – ошибану

Татьяна Ильинична Минкина всю жизнь связана со швейным делом. Работала швеёй на фабриках, преподавала швейное дело в ПТУ села Московского, а сейчас, выйдя на пенсию, продолжает учить школьниц этому мастерству на уроках технологии. Умение шить всегда приносило дополнительный доход, иногда больший, чем основная работа. Но с возрастом стало сдавать зрение, и она бросила шить на заказ. Появилась уйма свободного времени, а тратить его на сидение на лавочке не хотелось. Татьяна Ильинична стала искать себе занятие для души. И нашла его, познакомившись в интернете с древним японским искусством – ошибаной. Это живопись растениями без использования красок.

Без красок

Смотрю на работы Татьяны Ильиничны, которые развешены на стенах уютного домика Минкиных. Не могу скрыть своего восхищения. В этих картинах чувствуется какая-то воздушность, прозрачность, лёгкость. Такое ощущение у меня обычно вызывают пейзажи, написанные акварелью.

– Здесь вообще нет никаких красок. Акварель допускается разве что для грунтовки, подрисовки фона, – рассказывает Татьяна Ильинична. – Вместо красок мастера ошибаны используют высушенные растения.

Татьяна Ивановна показывает мне свои запасы. Чего здесь только нет! Листья деревьев, сухая полынь, укроп, чесночная шелуха, кора берёзы, лепестки цветов, банановые очистки, тополиный пух.

– Иду ли на работу, гуляю ли – всегда смотрю по сторонам. Подбираю всё, что покажется интересным. Для ошибаны годится буквально любая растительность. Только в дождливую погоду не стоит собирать, потом трудно растения высушить, чтобы не было морщинок, – рассказывает мастерица.

Муж, Василий Алексеевич, сделал супруге пресс, в который закладывается для просушки весь собранный материал. Это и есть краски ошибаны.

– Ошибана была исключительно привилегией самураев, – говорит Татьяна Ильинична. – Посредством этого искусства воспитывался самурайский дух. Считалось, что создание картин из сушёных растений помогает обрести уверенность, достичь душевного равновесия и постичь гармонию во всём. Ошибана помогала развивать концентрацию, настойчивость, терпение и наблюдательность. И правда, тут такое нужно терпение, такая аккуратность и умение тонко чувствовать окружающий мир, что без глубокой работы над своим внутренним миром вряд ли чего-то достигнешь.

– Но ведь такая кропотливость требует ещё большей нагрузки на зрение, чем шитьё?

– Ну, да. Но здесь у меня нет обязаловки. Я могу свободно распоряжаться своим временем. Это работа для души.

Пуховый лёд и барышня из укропа

Смотрим работы Татьяны Ильиничны. Вот городской осенний пейзаж. Картина выполнена в основном из сухих осенних листьев. Представляю, на сколько кусочков нужно было разрезать один листик, чтобы потом создать осенние деревья. Тропинка, уходящая вдаль – тоже из частей листьев. Стволы – из банановой кожуры. Да, из той самой почерневшей, которая безжалостно выбрасывается нами в мусорное ведро. А здесь – выразительный инструмент искусства. На другом пейзаже – мостик. Частично он создан из берёзовой коры, где светлые тона, и из той же банановой кожуры, где нужны тёмные цвета. Вода – это береста, может быть и шелуха чеснока, лепестки белой орхидеи. А тонкий осенний ледок, например, это тополиный пух. Всё разрезается на мелкие частички скальпелем или канцелярским ножом, приклеивается к бумаге, картону строи­тельным клеем ПВА. В дело идёт любой кусочек, ничего не выбрасывается. Например, лепестки одного и того же цветка могут быть разных оттенков, разной степени засушки. Отлично!

Из таких отличающихся тоном листиков, лепестков, травинок создаются оттенки, переходы теней.

– Представляю, как это всё сложно, какое нужно терпение, какая тщательность!

– Да, работа и тонкая, и достаточно мусорная, – соглашается Татьяна Ильинична. – На одну картину уходит три-четыре недели. Уже, бывает, работу почти закончила, а тут муж посмотрит и говорит: вот здесь у тебя переходы теней грубоватые, здесь тени нужно глубже положить… И я переделываю. У Васи тонкий вкус, его мнение для меня важно.

И по поводу тонкого вкуса. У Татьяны Ильиничны есть две работы, где абсолютный минимализм. Например, то ли балерина, то ли барышня из ХIХ века создана из одного соцветия укропа. А композиция «Расставание» – это несколько травинок, небольших осенних листиков и лепестков цветка. А как передано настроение! Он ушёл, а она печально смотрит ему в след. Увидятся ли ещё когда-нибудь?..

– Татьяна Ильинична выставляла свои работы в нашем музее, выставка пользовалась большим успехом, – говорит директор районного краеведческого музея Анжелика Стрелова.

– Но я всё-таки должна критически отнестись к себе. Главный минус мой, что рисовать я не умею. Приходится брать за основу уже готовые композиции из интернета, – признаётся мастерица. – Конечно, привношу в каждую работу свой почерк, какое-то своё видение. Но хотелось бы больше творчест­ва. Вот думаем с Анжеликой Васильевной попробовать перенести в ошибану картины наших художников, что хранятся в музее. Здесь, мне кажется, для творчества больше простора. И души своей я вложу больше, ведь это наше, родное будет.

Сергей Иващенко