Затонувшим кораблям-героям под защитой грозного орла

«Крымские известия», г. Симферополь, Республика Крым

Колонна увенчана бронзовым двуглавым орлом.

Когда мы расплачиваемся 200-рублёвой банкнотой Центрального банка России или достаём 10-рублёвую монету, посвящённую воссоединению Крыма с Россией 18 марта 2014 года, уже привычно скользим взглядом по изображению памятника затопленным кораблям — символа Севастополя. Этому памятнику в нынешнем году исполняется 115 лет.

Монумент сооружён в 1905 году, к 50-летию первой обороны Севастополя, — и представляет собой символический утёс из гранитных глыб с семиметровой триумфальной диоритовой коринфской колонной, увенчанной бронзовым двуглавым орлом, смотрящим в сторону моря. Над птицей возвышается большая императорская корона, возложенная на Андреевскую ленту. Расправив могучие крылья, пернатый держит в клювах венок, одна половина которого сплетена из лавровых листьев — символа славы, победы, а вторая — дубовых, символизирующих стойкость. К верхней части венка прикован висящий на цепи морской якорь. На груди орла — щит с рельефным изображением святого Георгия Победоносца. Вся композиция выполнена из бронзы.

Монумент стоит в море, в 23 метрах от набережной Приморского бульвара. Со стороны берега верхнюю часть пьедестала украшает бронзовый барельеф с изображением затопления кораблей. А на гранитных плитах пьедестала высечены слова: «В память кораблей, затопленных в 1854—1855 годах для заграждения входа на рейд». Кстати, на подпорной стене набережной, напротив монумента, установлены два якоря с этих самых затопленных судов.

Вначале памятник планировалось поставить на месте первой линии затопления фрегатов — у Константиновского равелина. Комиссия, возглавляемая великим князем Александром Михайловичем, внимательно и придирчиво рассматривала проекты. Автором лучшего был признан начальник службы Севастопольской крепости инженер-полковник Фридрих-Оскар Энберг, у которого и возникла идея установить монумент прямо в море. Он же, к слову, — автор проекта севастопольской панорамы. Далее над идеей работал архитектор и художник Валентин Фельдман, а в середине 1903 года к завершающему этапу подключился эстонский скульптор Амандус Генрих Адамсон. Эти зодчие и сотворили шедевр общей высотой 16,7 метра.

Интересно, что сначала на основании монумента со стороны моря была закреплена выступающая из воды бронзовая мачта парусного корабля, но она не сохранилась. Удивительно, но сооружение устояло во время крымского землетрясения 1927 года, выдержало взрыв донной мины в годы Великой Отечественной войны, не пострадало во время оккупации города гитлеровскими захватчиками.

12 февраля 1969 года Памятник затопленным кораблям появился на гербе Севастополя, с 12 апреля 2000-го — на флаге. В 2015 году распоряжением Правительства Российской Федерации отнесён к объектам культурного наследия федерального значения. За время существования монумент не раз ремонтировался, особенно подводная его часть. Что касается надводной, то во время Великой Отечественной повреждены основание колонны и капитель. Осколочные и пулевые «ранения» получили орёл и корона. Бронзовый барельеф изрешетили пули. Первый снаряд взорвался рядом с памятником 22 июня 1941 года. В течение боёв за Севастополь бомбы летели в бухту регулярно. Тем не менее, когда советские солдаты, освобождая город в мае 1944-го, вышли на место, где был Приморский бульвар (а весь Севастополь лежал в руинах), их взору предстала удивительная картина — среди дыма пожарищ, рядом с пылающим вражеским танкером возвышался непобедимый памятник. Кстати, одна из неразорвавшихся авиабомб была обнаружена неподалёку… летом 2005 года.

Водолазы утверждают: дно бухты и по сей день усеяно неразорвавшимися снарядами, а всего здесь хранится целый подводный «музей» остатков судов разных эпох. Нырнув, можно «увидеть» и отголоски событий осени 1854 года, когда под Евпаторией высадилась армия союзников, в которую входили французы, англичане, турки, итальянцы. После проигранного русскими боя на реке Альме над Севастополем нависла серьёзная угроза со стороны моря. Неприятельская эскадра была сильна и лучше оснащена технически. А у россиян были парусники. Начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В. Корнилов рвался в неравный бой, но члены военного совета решили пойти на хитрость — затопить у входа в бухту старые корабли. Идея была поддержана вице-адмиралом П. Нахимовым, Корнилов был категорически против, но «сдался» после решающих слов главнокомандующего князя А. Меншикова.

Все тяжёлые орудия с кораблей сняли и отправили на берег, команды присоединились к гарнизону. Легендарные «Три святителя», «Варна», «Уриил», «Силистрия», «Селафаил» выстроились у входа в бухту. Ночью 11 сентября 1854 года бригады корабельных плотников проламывали днища парусников. Кое-где были взорваны бочки с порохом. Ближе к берегам ушли под воду фрегаты «Флора» и «Сизополь». Узнавший о подобной «выходке» русских неприятель был поражён. Нападение отменил, изменил тактику боя. Наши укрепляли береговую оборону. В итоге атака союзников на севастопольские батареи не увенчалась успехом. Сильный противник проигрывал, натыкаясь на мачты затонувшей эскадры, которые таранили корабли снизу. А сверху вели огонь береговые форты. Получив немало серьёзных повреждений, враг убрался на недосягаемое расстояние, так и не сумев завладеть главной бухтой Севастополя. Разозлившиеся англичане привезли на пароходе «Принц» к крымским берегам водолазов и подводные мины, чтобы взорвать невидимый заслон. Однако сильный шторм у Балаклавы отправил его на дно. Впрочем, стихия попортила и подводную преграду. Пришлось затопить ещё два военных корабля — «Гавриил» и «Пилад». В феврале на дно пошли ещё несколько судов, создав вторую подводную шеренгу. Именно на месте второй линии их затопления и установлен впоследствии памятник.

Нестандартное военное решение, как и 349-дневная героическая оборона Севастополя, вошло в историю, вызвав уважение во всём мире. 27 августа 1855 года, когда защитники оставили Южную сторону, в бухте затопили и остальной флот. Это вместе с огнём береговых батарей делало место недоступным. Почти 6 месяцев, до самого перемирия, произошедшего 17 февраля 1856 года, неприятель не мог изменить ситуацию.

Памятник продолжил эстафету стойкости, хотя у него так и не случилось торжественного открытия из-за Русско-японской войны, а далее — революция, Гражданская, Великая Отечественная. Менялись даже государства. А он стоит и по сей день, принимая парады Военно-Морского Флота, наблюдая роскошные фейерверки в праздники, «позируя» для открыток, журналов, каталогов и любительских фото. Уже несколько поколений крымчан выросло, любуясь историческим сооружением, олицетворяющим силу русского характера и воинскую славу. Да, на дно Севастопольской бухты в общей сложности легло около 90 судов, и работы по очистке после войны длились 10 лет, но мы победили, хоть и дорогой ценой.

Светлана Ефремова