Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Вознесеновка

РИА «Воронеж», г. Воронеж, Воронежская область

Возле каждого дома крошечного поселка посажены березы... Фото: Андрей Архипов

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся они на карте через 10–15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен поселку Вознесеновка Эртильского района, где постоянно живут шесть человек.

Территориально Вознесеновка относится к Первоэртильскому сельскому поселению и от его центра – поселка Перво-Эртиль – находится примерно в 5 км. В 2013 году сюда пришел газ, и несколько хозяев провели его себе.

Единственная здешняя улица Вознесеновская тянется на 1,2 км, но проезжей до самого края поселка становится лишь в теплое время года. В слякоть добраться до дальних домиков можно только на вездеходе.

– В состав нашего поселения входят 11 населенных пунктов, – рассказала журналистам РИА «Воронеж» глава Первоэртильского сельского поселения Людмила Юрова. – Конечно, главной проблемой является отсутствие хороших дорог. Выкручиваемся как можем – где-то подсыпаем отсев, где-то ровняем грейдером. Зимой чистим дороги трактором. Их в поселении много, а возможности ремонта, увы, невелики.

По некоторым данным, Вознесеновка была основана в 20-х годах ХХ века переселенцами из соседних сел и деревень. Во времена СССР здесь был мощный колхоз имени Фрунзе, а сам поселок насчитывал примерно 120–130 домов. Тут были начальная школа, клуб, развалины которого еще сохранились, магазин. Его здание прячется в зарослях молодого клена, помещение заперто на замок.

Большинство домов было построено в 1950–1960-х годах из саманных блоков размером со стандартный кирпич. Дело в том, что в округе было много ферм, а соответственно, и навоза, который нередко использовали для строительства. Навоз смешивался с глиной в специальных формах, густел и шел в работу.

Еще одна особенность Вознесеновки – березы, растущие возле каждого дома, жилого или брошенного.

Читать дальше

Леонид Шифрин