Почему египтяне не боятся штрафа в 17 тысяч рублей?

«Казанские ведомости», г. Казань, Республика Татарстан

Вот уже третий месяц мы живем на берегу Красного моря в Египте...

Фото из личного архива автора

В то время как казанцы мечтают о недоступных для них в период пандемии песчаном пляже, лазурном море, ярком солнце и свежих морепродуктах, мы с готовностью променяли бы все это на возможность увидеть родные стены Казанского кремля, прогуляться по паркам и скверам любимого города, искупаться в Волге и посидеть на набережной Кабана за чашкой ароматного чая с горячим эчпочмаком!

Еще месяц назад не верилось, что этим летом нам удастся побывать в родном городе. Сейчас, когда заговорили о постепенном возобновлении авиасообщения между странами, затеплилась надежда. Перефразируя знаменитую фразу из кинофильма «Достучаться до небес», можно сказать, что сейчас у нас на море только и разговоров, что о небе, точнее, о том, как вернуться на родину. Ведь до пандемии мы всей семьей дважды в год — летом и на новогодние праздники — прилетали в Казань… Организованный туризм в Египет в целях безопасности россиян вот уже несколько лет под запретом, но наши соотечественники могли добираться до арабской республики регулярными рейсами из Москвы или Стамбула.

В середине марта, когда приостановилось международное авиасообщение, французская компания, в которой работает мой муж, срочно эвакуировала экспатов - специалистов, приехавших работать в Египет из других стран чаще всего по контракту. В течение 2 — 3 дней они были отправлены на родину. Мы с мужем приняли решение остаться в Каире, где живем уже 2 года, так как наши дети — 16-летняя Малика и 8-летний Камал, учатся здесь в международной школе, к тому же сын проходит заочное обучение в российской школе при Посольстве РФ. Поначалу школы были закрыты на 2 недели. Позже стало известно, что дети закончат год дистанционно.

У международной школы есть платформа — аналог электронного дневника в Татарстане, где можно отслеживать оценки и успеваемость ребенка. С первой же недели были запущены ежедневные онлайн-уроки. Занятия не были обязательными для посещения, чем с удовольствием пользовались ученики старших классов. Учителя контролировали лишь выполнение домашнего задания, итоговые экзамены также прошли онлайн. Домашний ноутбук пришлось отдать на время учебы сыну. Строгого контроля за выполнением заданий у младшеклассников и вовсе не было, как и итоговой аттестации — годовые оценки были проставлены на основе предыдущих. Зато за два месяца сын освоил не только навык работы за компьютером, но и множество новых программ. И все же очень надеемся, что с сентября учеба в Каире возобновится в привычном формате. Несмотря на то что школа старалась сделать дистанционное обучение максимально комфортным, дети соскучились по одноклассникам, школьной жизни, живому общению с учителями.

Прожив месяц в Каире, мы переехали на море недалеко от Хургады. На момент нашего приезда здесь находилось 10 — 15 человек из России: те, кто живет в Египте постоянно, и застрявшие из-за отмены авиасообщения туристы-дикари. Очень непривычно было видеть пляжи и отели пустыми, а сувенирные лавки, рестораны и кафе — закрытыми. По воспоминаниям местных жителей, такой безлюдной эта местность была только в 2011 году — в период «арабской весны».

А вот самих египтян, кажется, невозможно заставить остаться дома даже в пандемию. Закрыли любимые кафе? Не беда, кофе продается на автозаправках, где и проходят стихийные посиделки — люди всех возрастов общаются, сидя на капотах с картонными чашками чая и кофе в руках. Центральные районы Каира — Докки, Атаба, Замалек — в дневное время так и оставались многолюдными, как и общественный транспорт, метро. Лишь комендантский час рассаживал каирцев по домам.

В середине мая возобновляется внутренний туризм: открываются гостиницы, получившие специальный сертификат безопасности. Сначала им разрешают принимать не более 25% туристов от общей заполняемости, с 1 июня увеличивают загрузку до 50%, при этом отменен шведский стол, проводится дополнительная санитарная обработка. Отдыхающих пока мало, и речь об окупаемости гостиниц не идет — скорее, отлаживаются новые принципы работы в современных условиях.

С 30 мая введен масочный режим во всех общественных местах. За хождение без маски — штраф в 4 тыс. египетских фунтов (более 17 тыс. рублей). Однако особой дисциплиной, несмотря на высокие штрафы, египтяне не отличаются. Людей без масок в магазинах и на улице очень много, ни о какой социальной дистанции речи не идет. Несмотря на ежедневный рост числа заболевших, торговые центры сейчас работают без выходных. 27 июня возобновили работу кинотеатры, кафе, рестораны, спортивные клубы и религиозные учреждения. А вот парки, общественные пляжи, набережные, кальяны по-прежнему недоступны — в стране в настоящее время почти 65 тыс. заболевших, ежедневно вирус выявляют более чем у тысячи человек. Больше всего пострадала от коронавируса столица — на Каир приходится половина заболевших. Открывая 1 июля для международного туризма пока только три провинции — Южный Синай, Матрух и Красное море, Египет с нетерпением и надеждой ждет возвращения жизни в привычное русло…

Лейсан Амирханова