Мой Дедушка

«Курская правда», г. Курск, Курская область

– Мама, а мы пойдем с «Бессмертным полком?» – спросил меня сын, когда ему было восемь.
– Нет, сынок, – ответила я. – Мы поедем к Дедушке-прадедушке, потому что он у нас живой!

Лягушки из-под пушки

С Дедушкой я почти половину его жизни. С ним связаны самые первые воспоминания.

– Вот он берет меня на плечи, и мы идем с ним по парку на Рокоссовского к ДК РТИ, там работала Бабушка. Набегавшись по фойе с другими детьми, мне доставалась самая вкусная на свете скибка черного хлеба с маслом, которую Дедушка заботливо брал с собой, несмотря на скорый ужин. Потому что Бабушке казалось, что я ничего не кушаю, и вообще, умру у них с голоду.

Потом мы шли домой, я вообще-то больше вприпрыжку, повисая у них на руках.
Когда Дедушка был на работе, он работал инженером в «Курскэнергосбыте», Бабушка занималась домашними делами и рассказывала мне всякие веселые истории о том, как Дедушка воевал. Я называла их «сказки о Дедушке, как он гонял лягушек из-под пушек».

На фронт – офицером

Сам Дедушка рассказал мне о войне чуть позже. Когда я была уже школьницей. Но не о своих подвигах. Мне врезался в память рассказ о том, как он шел в первую атаку. Как было страшно, когда пуля попала в живот его товарищу, который бежал рядом. В таких условиях, на поле, во время атаки, это означало смерть!

Мой Дедушка Виктор Александрович Сабитов попал на войну в 1944 году. Когда началась война, он работал учеником фрезеровщика на московском заводе. И как только приходила повестка, он добросовестно приносил ее начальству, документ забирали, и он продолжал работать. Так как завод был военным, у него была бронь. Видя такое дело, в третий раз, когда пришла повестка, Дедушка не повез ее начальникам, а сразу поехал в военкомат. Но на фронт он попал не сразу. Сначала его отправили в военное училище. Дальний Восток, Москва, Ярославль, и только в 44-м он попал на Прибалтийский фронт в 377-ю стрелковую Краснознаменную дивизию.

Ему, как офицеру, доверили взвод: 17 человек и 3 пулемета. И к своим, и к чужим солдатам Дедушка относился бережно. Во время отступления, когда солдаты в панике побежали, артиллеристам дали команду вести огонь по своим. Дедушка заспорил: «Товарищ генерал, что же вы делаете? Это же наши солдаты. Кто ж воевать будет?» Тот махнул рукой: «Это стадо!» Дедушка побежал к отступавшим и начал кричать, чтобы разбегались. До солдат стало доходить, они рассредоточились. И стрелять не пришлось.

Товарищ лейтенант, Вы ранены!

Дедушка рассказывал, что пленных не оставляли, фашистов ненавидели. «Мы же свою страну отстаивали!» Не бояться позволяли фронтовые 100 граммов перед боем, солдатам наливали, a офицеры пили сами. Но переборщить было нельзя. Лишняя выпивка, лишняя смелость. Из-за этого лезли на рожон и погибали.

Во время наступления было много неразберихи, не так красиво, как в фильмах про войну, может потому Дедушка никогда не любил их смотреть. Как-то полк прикрывал левый фланг дивизии. Когда немцев гнали, остановились передохнуть. Офицеры пошли в блиндаж и вдруг услышали за дверью немецкую речь. Дедушка приготовил гранаты, и когда голоса совсем приблизились, распахнул дверь, кинул – и по немцам из пулемета. – Сначала побежали немцы, потом мы к своим, – рассказывал Дедушка, – бежали под огнем, долго удивлялись потом, что никого не ранило.

И все же свое ранение Дедушка получил, когда немцы выбросили десант. Зная об этом, пулеметы поставили на берег реки, но утром, когда дивизия пошла в наступление, на противоположном берегу по ней открыли огонь из немецкого дзота. – Мы уничтожили дзот, – рассказывал Дедушка, – но немцы открыли огонь по нам, хорошо, что мы накануне вырыли окопы. И только когда рассвело, ординарец сказал ему: «Товарищ лейтенант, Вы ранены, у Вас из уха кровь течет!» Ему сделали перевязку, но в медсанбат он так и не пошел, побоявшись, что потом не сможет попасть в свою роту.

Жениться тебе пора!

В октябре 44 года от дивизии остался один полк, от полка – один батальон, а от батальона – одна рота. Во взводе, которым командовал Дедушка, осталось 4 человека и один пулемет. Тогда полк вывели из боя и направили в тыл.

Когда Дедушке сказали, что он назначен на курсы усовершенствования офицеров, он заупрямился: «Я воевать хочу, а не на курсы». Но командир в возрасте, многое повидавший, сказал ему: «Прошу тебя, сынок, поезжай. Нам такие офицеры нужны, ты заслужил». И он поехал на три месяца. Война к тому времени закончилась, но уволиться молодому перспективному офицеру не разрешили, командир сказал: «Жениться тебе пора!»

С моей Бабушкой Дедушка познакомился, еще обучаясь в училище. Она была влюблена в другого, но мать сказала: «Ты не будешь с ним счастлива, а этот Виктор – офицер – будет тебе хорошим мужем!» Так и вышло.

Он писал ей с фронта: «Помни, я пошел в бой, но любовь твою взял с собой. Она меня от вражеской пули спасет!» У них родилось трое сыновей. Дедушка служил в Германии, Карелии, затем в Калининской области уже в звании майора, тогда их полк еще участвовал в съемках фильма «Война и мир» в Смоленской области. Сохранилось много черно-белых, тогда других и не было, фотографий на фоне декораций: Дедушка, его солдаты, актеры, среди которых знаменитый Тихонов. Последним воинским заданием была командировка на целину. Обстановка была настолько напряженной, что у Дедушки случился инсульт. Ему было 47 лет. Затем демобилизация и Курск, который так понравился Бабушке.

Секрет долголетия

Сегодня Дедушке 98 лет. Все эти годы жизнь на гражданке, конечно, не была совсем безоблачной. Были и житейские проблемы, и ранение временами давало о себе знать, но никогда больше никаких проблем с сердцем не было. Совсем недавно доктор Людмила Александровна Новикова, имеющая замечательную привычку смотреть человека полностью, все органы сразу, после обследования очень удивлялась и говорила Дедушке: «Вам надо орден еще и за то давать, что Вы в таком возрасте так себя сохранили!».

Я как-то спрашивала Дедушку, как же ему удалось восстановить свое сердце?
Он рассказывал, что на гражданке жить и работать в мирное время – это большое счастье, которое не многие осознают! Он смог больше времени посвятить семье, и особенно своему младшему сыну, тоже Виктору, а это были совсем другие эмоции! Сейчас Дедушка живет вместе с младшим сыном и невесткой, сегодня ему нужна наша забота. А мы все хотим только одного, чтобы он пожил с нами подольше! Раньше мы говорили Дедушке: «Надо до 100 лет!» Теперь я услышала в одной программе, что человеческие органы могут работать до 126 лет, сказала Дедушке, а он улыбнулся и сказал: «Постараемся!».

Наталья Лымарь