В нашу гавань заходили корабли…

«Курская правда», г. Курск, Курская область

«Курская правда» продолжает серию публикаций, посвященных местным рекам, которые, как выясняется, были еще и судоходными

Одна из лодочных станций на Тускари в начале ХХ века.

Главную реку Курской области – Сейм – раньше использовали как грузовой транспортный путь. Но, скажем, в конце ХVIII века это происходило лишь в моменты весенних половодий: грузовые плоскодонные суда с товаром заранее подготавливали на берегах реки и ждали разлива. В те годы в курском крае успешно действовала судоходная компания, которую возглавлял сам губернатор Александр Зубов. Вне периода половодий Сейм был малопригоден для грузового судоходства, а тем более – для пароходов.

Однако в 1832 году на самом высоком уровне был одобрен проект щигровского помещика, действительного статского советника Михаила Пузанова по устройству на Сейме интенсивного грузового судоходства. Проект предусматривал строительство 16 шлюзов для пропуска судов при разном уровне воды. Пристаней было три: в Курске, Льгове и Рыльске. Строительство шло непросто, и лишь через семь лет открытие судоходства по Сейму – от Курска до Десны – состоялось, а Пузанов заслуженно получил царский орден.

В 1846-м году Сейм все еще являлся единственной рекой в Европе, по которой через систему шлюзов ходили пароходы. В том году 8 мая на Александрийскую пристань (краеведы предполагают, что она располагалась в районе нынешнего Сеймского моста у проспекта Кулакова) прибыл пароход «Людиново». Газеты писали: «Пароход этот железный, в длину имеет 11 саженей, а в ширину четыре аршина, с паровою машиною в 16 лошадиных сил; пассажиров может на нем поместиться до 10; скорость его до 14 верст в час по течению воды».

Прибытие парохода в Курск вызвало всеобщее изумление и восторг. Люди бросали работу и толпами бежали на берег Сейма.

Но содержание и эксплуатация деревянных строений водной системы требовали немалых денег, а их по причине начавшейся Крымской войны становилось все меньше. Кроме того, железная дорога уже в период строительства веско обещала заменить такой хлопотный вид транспорта, как речной. Опять же и «железка» требовала от государства и его регионов серьезных средств. Одним словом, водный путь по Сейму вскоре забросили, а потом и вовсе разобрали сооружения на дрова.

С того момента о курских реках как о транспортных артериях надолго забыли. Вспомнят только в ХХ веке в начале 50-х: предполагалось доставлять по рекам (в том числе небольшим) сахарную свеклу для переработки. Но оказалось, что построить дороги все-таки дешевле…

Но вернемся в конец ХIХ века. На Тускари тогда было несколько лодочных станций с достаточно объемными – на приличную семью – плавсредствами. Катания проводились в основном в праздничные или воскресные дни – вверх по Тускари до Сапогова и вниз до Сейма. По пути отдыхающие устраивали купания, ставили самовар, закусывали.
«Курский листок» в номере за 14 мая 1894 года живописал: «Катание на лодках по реке Тускарь для наших жителей в летнее время, бесспорно, составляет одно из лучших удовольствий, и это развлечение отравляется тем, что купающаяся на обоих берегах нагая молодежь своими телодвижениями и остротами заставляет отказаться от купания семейных людей».

Стоимость проката лодок была довольно высокой: в будни – 30 копеек, в праздники – вдвое больше. Кроме того, можно было арендовать «хозяйскую» лодку с гребцом – для жителей Стрелецкой слободы весьма выгодный бизнес.

В мае 1886 года в том же «Курском листке» было опубликовано объявление: «Имеем честь довести до сведения почтеннейшей публики, что с разрешения губернской администрации с 22 июня 1886 года будет плавать паровая лодка по реке Тускарь, принадлежащая братьям Печке, и господ, желающих покататься для удовольствия на дачу купца Боева, будут брать от пристаней, которые находятся сзади бывших торговых бань, вблизи водопровода, в конце дачи Боева, где существует перевоз на вокзал. Ходить же паровая лодка будет по воскресным и праздничным дням с двух часов дня, а в остальные дни – с четырех часов, возвращаться же паровая лодка будет обратно к пристани каждые 30 минут. Возить собак строго воспрещается».

В следующем году братья вновь обратились к власти с просьбой пролонгировать упомянутое выше разрешение. Администрация снова согласилась, но уже повысив стоимость в два раза – до 400 рублей в год. А вот в 1888-м Печке не нашли взаимопонимания с властями, и катер стал на прикол…

В 1908 году группа курян выработала устав местного общества любителей спорта, предусматривавший, помимо прочего, использование лодок с двигателями. Но курский губернатор Гильхен на представленном ему проекте документа начертал: «В утверждении устава отказать!». Курские любители спорта начали было с ним спорить, но дело затянулось… аккурат до начала Первой мировой войны. А потом случились революция, Гражданская война, разруха…

Однако в 30-е годы по Тускари уже ходил речной трамвайчик – об этом мы писали в первой части, используя для наглядности воспоминания Владимира Ковалева. Фотографий этого водного транспорта, к сожалению, не сохранилось. На снимках Курска 50-х годов есть солидных размеров катер, который швартуется возле опор Сеймского моста. На палубе много пассажиров. Уж ни этот ли катерок-трамвайчик курсировал по Тускари во времена детства Владимира Ковалева?

Кто сказал, что Курск – сугубо сухопутный город? Как-то на одной из улочек в Стрелецкой слободе я обнаружил изрядных размеров катер, который мирно «дремал» около одного из частных домов. Александр Иванович Машкин, преподаватель музыки, когда-то спас его от участи стать ржавым металлоломом – выменял на 8 тонн всяких железок. Потом взялся основательно его ремонтировать, для чего освоил несколько рабочих специальностей.

Длина корпуса катера – 15 метров, поэтому на Тускари, да и на Сейме, ему не развернуться. Надежда была на Курское море… Но с морем как-то не сложилось. Катер ненадолго нашел причал во дворе школы №55, затем его перенесли к месту нынешней «якорной стоянки». Попытки Александра Машкина пристроить «подопечного» в 18-ю школу успехом не увенчались.

…А появился этот катер в 1942 году на заводе «Вымпел» в городе Рыбинске. Экипаж – 7 человек, крупнокалиберный пулемет «Кольт», скорость – 9 узлов. В годы Великой Отечественной войны входил в состав Днепровской флотилии на Дунае. Аналогичные катера участвовали даже во взятии Берлина – на реках Шпрее и Нейсе. Кстати, продукция этого же завода – сторожевой катер «Грачонок» – был недавно показан на военно-морском параде в Питере.

В Курск он прибыл после войны из молдавского города Килия, где на границе с Румынией использовался в качестве сторожевика. Был передан курской школе ДОСААФ и некоторое время использовался там в качестве учебного судна.

И еще. Сегодня ни один (даже самый миниатюрный) речной трамвайчик не пройдет по Тускари до ее впадения в Сейм. Русло ниже по течению давно превратилось в заиленный ручей. В 30-е годы, когда собирались открывать линию речного трамвайчика, эту часть русла не только углубили, но и расширили. А начали с того, что снесли все строения старинной Градской мельницы.

С тех пор многое изменилось (и не к лучшему): большая часть водопотока Тускари уходила в Кривец, и сегодня она увеличилась до 80%. Так что, если всерьез говорить о речном трамвайчике на этой реке, то начать нужно с комплексного проекта по формированию ее русла в среднем и нижнем течении. Одним углублением здесь не обойтись.

Виктор Крюков