Старейшая работница Барнаульского меланжевого комбината рассказала, зачем работать на пенсии

«Алтайская правда», г. Барнаул, Алтайский край

В этом году исполнилось 40 лет с того момента, как одна из старейших работниц Барнаульского меланжевого комбината Алевтина Ищенко устроилась на комбинат прядильщицей

Намотать 15 км

Высокая стройная женщина вошла в приемную начальника цеха, нетерпеливо поглядывая на часы: работа стоит. Я невольно позавидовала фигуре, которая сохранилась, несмотря на возраст.

– Прядильщица наматывает за смену вокруг станка 15 километров. Вот отсюда и стройность, – засмеялась Алевтина и принялась вспоминать молодость.

80-е годы были золотым периодом в развитии предприятия и жизни работницы. Тогда на комбинате трудились 14 тысяч человек. Работали в три смены, одевали армию. Кроме того, производили пальтовый драп и даже нитки мулине.

– Я приехала в Алтайский край из Новосибирска вместе со своей товаркой. Искали, где больше платят. А тут у вас тогда было ого-го! Сюда стремилась молодежь со всех уголков страны. Вместе с нами поступили на завод две девушки из Ленинграда. Как же мы хорошо и дружно жили, работали, – вспоминает прядильщица.

Комбинат имел все, просто как город в городе. Свое жилье, детский сад, санаторий, техникум, медпункт, транспорт, ДК, даже площадь была названа в честь предприятия.

На первых порах непросто было начинать, приспосабливаться к станку, к рабочему ритму, но Алевтина схватывала на лету.

– В первый рабочий день сразу попала в ночную смену. Меня определили к станку, сказали – присучать (соединять обычные нити), я возле одного веретена всю ночь так простояла, машину завалила. Сменщица Валя, конечно, меня наругала. А наставница быстро вывела меня из-под «огня». Пойдем, говорит, пойдем, я тебе цех покажу… А через месяц уже была в своей тарелке, я же по жизни бешеная, скоростная, так что быстро всему научилась.

Завод был ее домом, дочь и та выросла при заводе.

– Ясли при заводе, дети там ночевали, если матери необходимо было выйти в смену. Проблем с детсадом не было, сразу из декретного работницы выходили на завод. Ездили с дочерью в санаторий «Мать и дитя». После смены работниц ждали автобусы, на которых их увозили в санаторий к детям. А утром снова к станкам. А какие новогодние утренники нашим детям закатывали, какие подарки дарили! Было время – все для рабочего человека. Смену закончишь, в баньке напаришься (она тоже располагалась на комбинате), отдохнешь – и домой, – вспоминает прядильщица.

Конечно, у комбината были всякие времена, в 2000-е закрывали часть цехов. Когда открыли, работницы не могли надышаться любимым воздухом.

– Вкусно было присучать нитки, до этого два года не работали на станках. Я все это время сторожем на комбинате была. Соскучилась по станку, – говорит Алевтина. – Здесь для меня все свое, родное.

Зачем на пенсии работать?

40 лет на одном рабочем месте… Для современной молодежи такое постоянство – редкость. Тем более, зачем на пенсии работать? Неужели не надоело за столько лет? Все эти вопросы мы задали работнице.

Алевтина ответила притчей:

– На каменоломне работала старая дряхлая лошадь. Хозяин решил от нее избавиться. Повел ее на скотобойню, горожане увидели и решили, что будут содержать ее на свои деньги: «Пусть доживает, не работает». Но каждое утро лошадь шла на работу, в обозе, негруженая, а вечером возвращалась в свое стойло. Так и я. Уже возраст, пора уходить. А куда? Мужа похоронила, дочь выросла. Дома одной скучно, одиноко. Дома все болит, а на работе про свои болячки забываешь, кажется, что снова молодая.

Одна из традиций комбината – наставничество. Свежие кадры готовят прямо здесь. Молодежь перенимает опыт у старших коллег. Правда, не особо девушки стремятся на завод даже на хорошую, по меркам Барнаула, зарплату. Все-таки это трудная работа, весь день на ногах, шум вокруг такой, что приходится кричать, чтобы кому-то что-то сказать.

– Молодежи сейчас подавай все и сразу, не понимают, что нужно сначала научиться профессии, а потом требовать большую зарплату, – считает Алевтина.

За сорок лет Ищенко не раз отмечали грамотами и благодарностями.

– Да какие у меня награды?! Хотя министерская грамота есть. Также была среди победителей соцсоревнований. Хотели дать звание «Молодой гвардеец пятилетки», да я не встала на комсомольский учет, как приехала. Не захотела. Благодаря министерской грамоте получила «Ветерана труда», теперь только 50 процентов за квартиру плачу», – говорит прядильщица. – Есть более заслуженные, чем я. Любови Васильевне Коваль недавно прислал поздравление со званием «Заслуженный работник текстильной и легкой промышленности РФ» сам президент Путин. Вот это я понимаю, награда. Мы все на комбинате очень радуемся, когда труд коллег отмечают и замечают на самом высшем уровне.

У Алевтины дома большая библиотека, она много читает про жизнь. Про любовь ей не очень нравится. А в молодости любила оперетту, смотрела телефильмы с Татьяной Шмыгой, ходила в краевой театр музкомедии. Жизнь казалась одним большим праздником. И сейчас наша героиня не унывает, профессиональной болезни – глухоты – у нее нет, разговаривает нормально, не кричит. Ноги побаливают, так то возраст сказывается. Жаловаться не на что. Все в жизни сложилось, как хотела. Абсолютно счастливый человек.

Татьяна Кочетыгова