«Дома встречают с кварцевой лампой». Фельдшер скорой Ноябрьска рассказала о работе с ковид-больными

«Красный Север», г. Салехард, Ямало-Ненецкий автономный округ

Ирина Пьянченко работает на станции скорой медицинской помощи Ноябрьска с 1985 года. Повидала всякое. Начало коронавирусной пандемии встретила в отпуске. И сразу поняла: обстановка очень серьезная

Фото автора

– Отсидела честно на самоизоляции, хотя видела, что окружающие не верили в опасность, гуляли, – говорит Ирина Михайловна. – Я даже в магазин не ходила. Подготовилась к выходу из отпуска. Организовала «красную зону» в квартире по всем правилам. До сих пор меня с работы встречает муж с кварцевой лампой.

На станции как раз только формировался антиковидный фронт.

– Мы в основном перевозили и встречали борта с не местными коронавирусными больными: вахтовиками, приезжими. Ямальцев было мало. А потом начали болеть наши медики, – вспоминает Ирина Пьянченко.

Еще в апреле женщина приготовила сумку со всем необходимым на случай, если не придется возвращаться домой, а сразу в обсерватор или больницу.

– Я была готова, что в один момент у меня подтвердят ковид-плюс. И тогда я не вернусь домой. Да и члены семьи привыкли, что я работаю в опасном месте. Но такой серьезной ситуации на моем веку еще не было. Даже сейчас не встречаюсь с сыном и его семьей, общаемся по телефону. Боюсь заразить беременную невестку...

Собеседница сокрушается, что многие до сих пор не верят в опасность инфекции, не соблюдают меры предосторожности. Нередко над ней потешаются таксисты, когда она в маске садится в машину. И вспоминает, как от заражения ее спасла интуиция.

– Еду на вызов к мужчине, который жалуется на отек и боль в ноге. Кажется, никакой опасности нет, но я надеваю медицинскую шапочку, маску. Перед дверью квартиры еще одну маску, сверху первой, словно чувствую, что-то не так, – говорит Ирина Михайловна. – В квартире понимаю, что с этим человеком необходимо контактировать по минимуму. Он две недели назад освободился из зоны, у него тромбоз, незаживающие язвы. Настаиваю, чтобы он тоже надел маску. Госпитализируем, предварительно обработав всё в машине спиртовым раствором. Тогда я про ковид не думала, опасалась туберкулеза, других инфекций. А позже оказалось, что у него коронавирус. Когда мне сказали, на меня напал истерический смех...

Ирина Михайловна сидела дома, пока не пришел отрицательный анализ.

– Нет, страха нет. Свыклась с мыслью о необходимости строгих мер безопасности, – утверждает она. – В защитном костюме трудно работать, да. Каждый раз, когда его надеваю, думаю, как мои коллеги там, в «красной зоне», по 12 часов… Мы в костюмах проводим час-полтора и приезжаем на базу все мокрые.

Ирина Михайловна считает, что нужно сразу, при первом подозрении, обращаться за медицинской помощью, не тянуть время и не думать, что всё пройдет бессимптомно.

– Мало того, что человек заражает всех вокруг, так он может и не подозревать, какие необратимые процессы идут у него в организме. Он их не чувствует, но это не значит, что их нет, – заключает она. – Поэтому давайте беречь себя и друг друга, соблюдая все меры предосторожности. Здоровья всем!ё

Валерия Акименко