Как я снимал не ту…

«Коммуна», г. Воронеж, Воронежская область

Это было в конце 50-х – начале 60-х годов, во времена так называемой оттепели. Тогда я одновременно увлёкся музыкой, радио и фотографией. Победила последняя, так как я на полном серьёзе считал, что художественная светопись – это нечто вроде живописи для тех, кто по каким-то причинам не умеет рисовать

Подружка конопатой девчонки. Фото автора

Едва познав, как надо проявлять пленку и печатать фотографии, я почти все свободное время стал бродить по городу и его окрестностям в поисках интересных сюжетов. Первое время снимал всё подряд: детей, прохожих, а кошки и собаки были моими любимыми фотомоделями. Правда, они этого не знали и на всякий случай старались избежать встречи с фотоаппаратом. Но постепенно приходило понимание того, что не следует снимать все подряд. Хороший фотограф, он как скульптор, который берет камень и, отсекая всё лишнее, создает произведение искусства. Моему увлечению светописью ровно полвека, но свои «первые ласточки» – снимки, которые открыли дорогу в художественную фотографию, я до сих пор помню.

…Жаркое лето 1970 года. Бывшая десятая площадка, ныне город Ленинск, больше известный как космодром Байконур. Здесь уже в апреле цветущие маки до горизонта окрашивают степь в алый цвет. В мае можно вовсю купаться в Сыр-Дарье. А спать – только завернувшись во влажную простыню. Почва полупесчаная, и без полива ничего не растет. Для этого во всех дворах проложены трубы.

В Детском парке в тени вязов и акаций беззаботно играли ребятишки. Засмотрелся на малышей, которые плескались в фонтане. Затем моё внимание привлекли скачущие по нарисованным квадратикам-классикам девочки-подростки. На одну из них, которая была чуть постарше других, обратил внимание. Она это тоже заметила и стала как бы подыгрывать. Мне понравились её живописные конопушки, и я «расстрелял» на нее – то с одного ракурса, то с другого – добрую половину пленки. Вторая девочка предъявила мне претензии: чего, мол, я снимаю только одну? Чтобы поскорее отделаться от назойливой подружки, быстренько сфотографировал её и вернулся к первой модели.

На съёмке одного незамысловатого сюжета я стал автором нескольких фотографий, которые художественный совет воронежского фотоклуба «Экспресс» рекомендовал на отчётную выставку во Дворце культуры железнодорожников.

Когда увлечёшься съёмкой, то время и кадры фотопленки летят незаметно. Но вот краем глаза заметил, что на тротуар на прогулку выплыл ручеёк ребятишек младшей группы детского сада во главе с воспитательницей. Она в белом халате, как курица-хохлатка – впереди, а сзади вереница деток-птенцов, которые держались друг за друга: кто за руки, а кто и просто за подол платья. Солнце в контражуре не только лепило пластику фигур, но и хорошо подчеркивало их светлые панамки на тёмной зелени фона. Меняя точку съемки и крупность плана, сделал несколько кадров, и пленка закончилась.

Жарким летом в Байконуре.

В тот же вечер проявил плёнку, вставил её в увеличитель, внимательно просмотрел отснятое и, к сожалению, обнаружил, что моя конопатая подружка получилась совсем не так, как ожидал. А вот её соперница вышла куда более образно и живописно, прямо-таки как на картине художника. Неожиданный успех пришёлся и на фотографию стайки ребятишек.

Так на съёмке одного незамысловатого сюжета я стал автором нескольких фотографий, которые художественный совет воронежского фотоклуба «Экспресс» рекомендовал на отчетную выставку во Дворце культуры железнодорожников. В те дни я летал словно на крыльях. Эти же работы впоследствии экспонировались на выставках художественной фотографии в других городах России. Журналист Валерий Барабашов отобрал их для публикации в Международный день защиты детей в газете «Коммуна», что и послужило серьезным поводом для моего выбора профессии фотожурналиста.

Где теперь эти дети? Как сложились их судьбы? Ведь этим снимкам ровно полвека. А на тех фотографиях они так и остались детьми.

Михаил Вязовой