Жизнь вживую

«Черкесск: Вчера; Сегодня; Завтра», г. Черкесск, Карачаево-Черкесская Республика

Памяти заслуженного врача КЧР Мухамеда Хамзатовича Айсанова

Фото из открытых источников

Кто-то может начать сначала – с белого листа, а передо мной, уже целый год Черный лист и не строчки на нем…

Ты вырвал меня с корнем из жизни и увлек за собой в бездну.
На лету в пропасть не живется… Свет, погасший в сердце, тьмой обернется

Родной мой человек! Полвека мы шли друг к другу и каждая встреча обещала следующую, как оазис спасения…

Завидное умение не сокращать расстояние многословием…  Силой безграничного  кругозора расширять пространство…Братство не предполагает Дружбу, оно как данность, а последнее возводится как храм, в котором возносится Вера в ближних своих…

Верить в тех, кто верит тебе, что дает возможность творить и побеждать…

Высшее достижение врача – помочь преодолеть человеку притяжение недуга, самому отгореть вовремя, чтобы не мешать ему выйти на орбиту полноценной жизни…

Сколько благодарных людей живут с именем твоим у тебя на родине, по всей России, в родной Апсны, в Турции, Испании! Поистине врач без границ!

«Тебе не плохо?» — звонил ты мне в тяжелый момент сердечного приступа и мне становилось легче. Также я чувствовал на расстоянии твою сердечную боль и чтобы разделить ее тяжесть с тобой тут же  давал о себе знать.

Чего не случилось в последний раз, когда связь прервалась и ты ушел  молча, так и не поделившись болью своей…

Задолго до абхазо-грузинской войны твой дом стал путеводной звездой для многих и многих твоих родных абхазов. От твоего очага продолжали мы свой путь к братьям по Северному Кавказу.

И стал твой дом для нас священной кузней, в которой ковался меч, которым был сражен враг, пришедший освободить Абхазию от абхазов и от тебя.

С первых дней, когда потоки крови захлестнули Абхазию, ты делал все, чтобы облегчить страдания народа. Тут же было отправлено большое количество медикаментов, собранных по всей республике, что спасло жизнь сотен защитников родины.

Многие из тяжелораненых, доставленных из-за хребта, были возвращены к жизни благодаря тебе и твоим друзьям. И это продолжалось долго и после войны.

Все эти годы ты тянулся как лоза к своей Родине. За тобой потянулись дети и внуки твои, чтобы быть своими среди своих. Благодарная Абхазия — это  дом вашего славного рода. И это навсегда…

Уже больше года льются слезы Юты  - доброй Хозяйки твоего славного дома, которая была всегда рядом с тобой и со всеми нами и в горе и в радости. Было счастьем наблюдать за вашими ненавязчиво красивыми отношениями. О такой любви и взаимопониманию песни слагают.

В последние дни я стал замечать, что сквозь черный лист передо мной стали проступать контуры еще ненаписанных строк о тебе, о моем друге, ради встречи с которым стоило появиться на этот свет.

… И прекратилось падение в пропасть… Живется только в полете к свету, к которой  выведет  всех нас неодолимая сила живой памяти.

И будет освещена жизнь  всех твоих любимых друзей твоей тихой улыбкой и необыкновенно добрым взглядом.

Геннадий Аламиа, из готовящейся книги о Мухамеде Айсанове