Ради интереса биробиджанец Сергей Чеченин занялся разведением червей

 «Город на Бире», г. Биробиджан, Еврейская автономная область

«Хочешь всю жизнь отдыхать – сделай работой своё увлечение». Этот совет Сергей Чеченин получил от матери. Любовь Ивановна Тыртышная трудилась в правоохранительных органах. Работа её не тяготила, но по достижении пенсионного возраста женщина не стала задерживаться на месте и решила заняться тем, что её давно привлекало. Купила участок с домом в селе Кирга и «ударилась» в садоводство. Было это 22 года назад. Сегодня у Любови Ивановны сад, каких мало на Дальнем Востоке. Следуя заветам Мичурина, она приучила к нашему климату даже такие плодовые растения, какие можно встретить только в тёплых регионах России.

Когда женщина занялась садоводством-огородничеством, Сергей, конечно, помогал ей: силушки у парня хватало на самую тяжёлую работу. Но увлечение матери его не захватило. Попробовал себя в спорте. Затем – в коммерции: завозил-продавал компьютерное оборудование. Заинтересовался программным обеспечением компьютеров, но и это вскоре стало тяготить его...

Сам Чеченин объясняет свое непостоянство тем, что он якобы социопат. Дескать, общение с людьми для него затруднительно: зависеть от кого-либо он не хочет, личная свобода – важнее. Я не врач-психиатр, и подтвердить или опровергнуть этот самодиагноз не могу. Мне, по крайней мере, общаться с ним было легко и просто. Рискну предположить, что дело вообще не в психиатрии или психологии. Такие метания для молодого человека вполне нормальны, только большинство людей давят их на начальном этапе взрослой жизни и смиряются с тем, что имеют. Дескать, куда попал, там и пригодился. Такие, как Сергей, готовы круто менять жизнь, если она их не устраивает. Не всем удаётся найти занятие по душе. Нашему герою, кажется, удалось.

15 лет назад маме, Любови Ивановне, подарили 25 калифорнийских червей. Дело в том, что земля на её участке плодородием не отличалась, да ещё обладала повышенной кислотностью. Впрочем, как и на всём Дальнем Востоке – природных богатых гумусом почв здесь не найдёшь. Без органических и минеральных удобрений не обойтись. Про заморских червей, выведенных американцем Баррелем в результате селекции обычного червя, она слышала. Знала, что они вырабатывают гумус – источник плодородия почвы. Тартышная привыкла всё делать по науке и попросила сына найти в интернете сведения, как разводить сих «иностранцев».

Сергей окунулся в Сеть и узнал много интересного. Эти неутомимые подземные труженики непрерывно поедают растительные остатки в почве и, пропуская их через пищеварительный канал, выделяют ценнейшие гумусные вещества. Калифорнийских червей незнающий человек может не отличить от обычных дождевых, коих у нас довольно много. Но они, во-первых, живут в четыре раза дольше, во-вторых, в 15-20 раз продуктивнее. Если горстку запустить на участок, толку особо не будет: расползутся, и эффект будет не больше, чем от обычных дождевых. В природе с их помощью гумусный слой в один сантиметр наращивается сто лет, да и то если земля не будет использоваться человеком. «Калифорнийцев» в больших количествах разводят в коробах, заполненных навозом, который они перерабатывают в гумус. И уже его вносят точечно под разные огородные культуры. Эффект потрясающий: урожайность возрастает в разы.

Когда «поголовье» выросло до 10-15 тысяч, получаемую биологически активную массу можно было использовать на своём огороде. Сын мог оставить это дело, но его интерес к разведению червей ещё не иссяк. Дело в том, что калифорнийские черви, выведенные в тёплых краях, к нашим морозам не приспособлены. При температуре ноль градусов погибают. Их нужно собрать, поместить до весны в более-менее подходящее для них по температуре место. Но ведь наши черви как-то приспособились к суровому климату!

Чеченин вновь углубился в изучение вопроса. Оказывается, дальневосточные червяки уходят глубоко в грунт, выгоняют из себя влагу и при замерзании не погибают, а засыпают, и весной вновь оживают. Сергей решил «выучить» этому теплолюбивых «калифорнийцев». По сути, он занялся той же селекционной работой, что и Любовь Ивановна в своём саду.

Черви размножаются быстро, селекционировать их – не то, что более высокие и сложные классы животных. Но всё равно ушло лет пять, прежде чем появилась столь же морозостойкая, как обычные российские черви, и столь же плодовитая и прожорливая, как калифорнийские, популяция. Сергей её нигде не регистрировал, результаты своей селекции не публиковал, но с полным правом дал ей своё название: «Красный маньчжурец».

Не было бы ничего удивительного, если бы после удовлетворения своего любопытства Сергей отошёл от нового увлечения и заинтересовался чем-нибудь другим. Но этого не произошло. И, возможно, из-за друга. Алексей СУРКОВ тоже личность неординарная. Он инвалид, без обеих ног, от колена у него протезы. Но Алексей активно занимается спортом, показывал высокие результаты на парасоревнованиях.

С Чечениным он сошёлся на почве увлечения рыбалкой. Друзья регулярно срываются из города и отправляются в походы на горные речки. Под это дело Сергей даже завёл ещё одну породу червей – Dendrobaena Veneta. Этих крупных, мясистых, с хорошо развитой мускулатурой подземных тружеников очень ценят рыбаки. Они долго живут на крючке и к тому же выделяют специфический запах, привлекающий рыбу.

Алексей сначала просто помогал товарищу в разведении червей. Потом, когда хозяйство стало достаточно обширным, привлёк к делу свою жену Наталью (на снимке вверху). В результате появилась своеобразная ферма, каких нет на всём Дальнем Востоке. Теперь гумус и червей заказывают у них и сахалинцы, и амурчане, и приморцы, и, конечно, дачники и рыбаки из ЕАО.

А Сергей, не оставляя вермикультивирование (так по-научному называется разведение червей), начал осваивать и науку предпринимательства. Учится просчитывать затраты, планировать прибыль, учитывать конъюнктуру потребления. Несколько лет назад зарегистрировал на своё имя ИП. Хотя утверждает, что деньги для него не главное – ему просто интересно. Тем не менее, за год лично он зарабатывает миллион с лишним рублей, и этого, говорит, ему вполне хватает.

Сейчас Сергею Валентиновичу Чеченину сорок девять лет. Не буду за него ручаться, что разведением червей и производством биогумуса он будет заниматься до тех пор, пока будет способен трудиться. Человек он, как я уже сказал, увлекающийся. Однако недавно к нему обратилось одно хабаровское животноводческое предприятие. У них на фермах система гидросмыва навоза, и за загрязнение среды приходится платить большие штрафы. Чтобы избавиться от этих платежей, да и просто не губить природу, они предложили Чеченину вывести популяцию червей, которые бы перерабатывали жидкие фракции навоза. Сергей заинтересовался предложением и надеется года за два-три справиться с поставленной задачей.

А после этого хочет заняться ещё и разведением лягушек в ближайшем к дому водоёме. Зачем? Прежде всего – для себя: на квакушек хорошо ловить рыбу. Но и другие рыбаки могут откликнуться. А в ещё более отдалённых планах – разведение вьюна и карася. Так что занятий, чтобы сохранять интерес к жизни, нашему герою, похоже, хватит надолго.

Михаил Клименков