Война и деньги

«Коммуна», г. Воронеж, Воронежская область

Кроме общеизвестных фактов о Второй мировой войне, которые представители старшего и среднего поколения помнят ещё из школьных учебников и рассказов родных, всё еще остаются малоизвестные страницы истории. Знакомство с ними позволяет увидеть новые грани той героической эпохи.

Думаю, большинство из нас никогда не задумывалось – как же работала в тот сложнейший период банковская система страны? Получали ли люди зарплату? По каким ценам при карточной системе можно было купить продукты на рынке? Каким образом осуществлялись взаиморасчёты между предприятиями? Как после войны Советскому Союзу удалось избежать гиперинфляции? На эти и другие вопросы отвечают документы из архивного фонда Банка России (правопреемника Госбанка СССР). С некоторых из них гриф «секретно» снят лишь недавно, и они вошли в музейные экспозиции к 75-летию Победы. Часть этих документов была предоставлена «Коммуне» Отделением Банка России по Воронежской области. Думаем, что содержащаяся в них информация будет интересна нашим читателям.

Финансисты готовились к войне

В советское время Государственный банк СССР, так тогда назывался главный банк страны, был единым кредитным, расчётным, кассовым и эмиссионным центром страны. Он выпускал деньги в обращение и был той централизованной системой, по которой в стране осуществлялось движение денег. От его работы во многом зависело функционирование государства.

Перед войной руководство Госбанка СССР приняло меры на случай возможного внезапного нападения со стороны потенциального противника. В частности, была расширена сеть полевых учреждений Госбанка СССР, обслуживающих войска (особенно – в приграничных районах). На удалении от Москвы построили и оборудовали хранилища денежных знаков и ценностей, туда были завезены резервные суммы денег. В Подмосковье на случай эвакуации банковских сотрудников подготовили служебные и жилые помещения, комплекты документов, необходимых для работы в условиях эвакуации. Были существенно увеличены кредитные вложения под государственные резервы, значительную часть которых составляли военная продукция, снаряжение и продовольствие.

В начале войны Госбанк СССР осуществил ряд организационных мер, обеспечивших бесперебойное обслуживание министерств и ведомств, выведенных из Москвы. Дополнительно был учреждён институт уполномоченных Госбанка СССР с небольшим составом специалистов, которые оперативно решали вопросы кредитования, финансирования, расчётов.

Деловая переписка на этикетке от тушенки

С началом войны перед Госбанком СССР встали новые исключительные по своей сложности и масштабам задачи. Нужно было изыскать ресурсы для расширения кредитования военной промышленности, осуществляя в то же время кредитные вложения в другие отрасли хозяйства, выполнявшие военные заказы. Требовалось оказывать финансовую помощь эвакуированным предприятиям и обеспечить чёткие расчеты между ними. Нередко у предприятий и финансовых учреждений, работавших как в тылу, так и на линии фронта, не хватало элементарных бланков для составления отчётности.

– В нашем архиве есть приказ главного бухгалтера Госбанка СССР Воронежской конторе банка, который рекомендует в целях экономии ведомостей и рабочего времени, составлять оборотные ведомости по эвакуированным отделениям не ежедневно, а периодически. В зависимости от количества проведённых операций, но не реже одного раза в декаду, — рассказывает управляющий воронежским отделением Банка России Роман Костянский. – Ещё один интересный экспонат – этикетка от банки с тушёнкой Борисоглебского мясокомбината. На её оборотной чистой стороне напечатано обращение управляющего Воронежским трестом «Маслопром» в Землянское отделение Госбанка с просьбой сообщить состояние расчётного счета и особых счетов для расчёта с поставщиками и капитального ремонта.

Одновременно перед сотрудниками Госбанка стояла задача бесперебойно удовлетворять потребности армии и страны в деньгах. Проводить мероприятия по максимальному ограничению эмиссии денег, вызванной войной. Укреплять финансовую и платёжную дисциплину в хозяйстве.

Полевые отделения Госбанка работали на фронте

Опыт советско-финляндской войны 1938—1940 годов показал невозможность осуществлять расчётно-кассовое обслуживание войск при помощи стационарных уч¬реждений Госбанка в условиях ведения боевых действий. Было решено создать мобильные учреждения банка, постоянно действу¬ющие в составе войск. Они должны были в условиях войны обеспечивать наличными деньгами воинские части и осуществлять по их поручению рас¬чётные операции.

Первые экспериментальные полевые учреждения Госбанка были созданы в 1939 году. Их системное становление происходило уже с началом Великой Отечественной войны. Активное формирование полевых учреждений Госбанка велось в соответствии с постановлением Совета народных комиссаров от 22 августа 1941 года «О создании специальной сети учреждений Госбанка, предназначенных для расчетно-кассового и кредитного обслуживания Красной Армии». Только за период с 23 июня по декабрь 1941 года было открыто 598 полевых учреждений Госбанка, в том числе 14 полевых контор.

Согласно мобилизационному плану Генштаба на случай начала войны для воинских частей были оформлены так называемые «мобпакеты», которые содержали чек на получение определенной суммы денежных средств, необходимых для их мобилизационного развертывания и прибытия в действующую армию. Мобпакеты находились в обслуживающих воинские части отделениях Госбанка. Денежные средства по ним выдавались воинским частям, убывающим на фронт при объявлении войны. Своевременно получали денежные средства воинские части по планам текущего финансирования. В результате войска, убывающие в действующую армию, были полностью профинансированы.

Однако такое «двухканальное» финансирование имело и отрицательные последствия. Суммы, выплачиваемые личному составу действующей армии по всем видам денежного довольствия, не могли быть израсходованы, так как нормального товарооборота во фронтовых условиях не существовало. В то же время полевые учреждения Госбанка были обязаны завозить и выпускать в обращение денежную наличность.

Поэтому, ввиду неблагоприятного хода военных действий в начале войны, отступления наших войск и невозможности израсходовать полученные деньги у военнослужащих на фронте оказались денежные средства в крупных размерах. Имели место и боевые потери денег.

По инициативе финансовых отделов фронтов Финансовое управление Наркомата обороны поставило вопрос перед правлением Госбанка СССР о необходимости привлечения сбережений военнослужащих действующей армии во вклады в полевых учреждениях. Кроме того, многие советские офицеры, не имевшие семей, жертвовали своё денежное довольствие в Фонд обороны.

Отделения эвакуировали в Борисоглебск, ценности – в Акмолинск

Во время войны большая часть нынешнего Центрального федерального округа была оккупирована немцами. До самого вторжения немцев во многих городах продолжали работать предприятия, трудиться люди. Отделения Госбанка осуществляли расчёты, предоставляли необходимые средства, в том числе для эвакуации заводов, колхозов, учреждений. Поэтому были случаи, когда банковские работники эвакуировались в последнюю очередь, покидали город, спасая ценности, когда неприятель уже входил на его территорию. Так было и в Воронеже.

В 1942—1943 годах линия фронта проходила по территории города. Отделение Воронежского Госбанка вынуждено было эвакуироваться в город Борисоглебск и село Анна.

– В связи с военными действиями на территории Воронежа архив Госбанка сохранился лишь частично, — объясняет управляющий Воронежским отделением Банка России Роман Костянский. – В частности, в нашей выставочной экспозиции есть две докладные записки на имя руководства Воронежской областной конторы Госбанка.

В первом документе от имени начальника горуправления банка И.Г.Бавыкина говорится: «В последние дни июня вражеская авиация усилила налёты на город Воронеж и, в особенности, с 1 июля в 12 часов 45 минут произведена бомбежка города, с этого дня была нарушена нормальная работа Горуправления…

…В связи с тем, что бомбёжка с воздуха вражескими самолётами не прекращалась объявленной «ВТ» в течение суток не давался отбой и приближение врага к городу 4/VII Исполком областного Совета депутатов трудящихся предложил Горуправлению совместно с конторой эвакуироваться в г. Борисоглебск с оставлением в г.Воронеже оперативной бригады из 10-15 человек для кассового обслуживания клиентуры.

… Эвакуация ценностей и денежно-расчетных документов, 2/VII для Горуправления был подан один крытый жел. дор. вагон, в который погружены основные запасы ценностей и денежно-расчетные документы за предыдущие месяцы с 1/1 по 1942 года, и отправлен в г.Акомолинск (позднее – город Целиноград Казахской ССР, до 2019 года –столица Казахстана Астана, в настоящее время – Нур-Султан. – прим. автора).

…Имевшиеся минимальные запасы ценностей в фондах, оборотная касса и оставшиеся документы были погружены в автомашину и доставлены в г. Борисоглебск.

…7/VII в г. Борисоглебске Горуправление возобновило операции с клиентурой по сальдовым ведомостям, доставка в г. Борисоглебск всех документов, погруженных в вагон задержалась в связи с тем, что эшелон на станции Тресвятская подвергся бомбежке с воздуха вражескими самолётами и только 1/VIII документы были получены. С этого числа работа Горуправления производилась в полном объеме».

Во второй докладной записке три сотрудницы Горуправления Воронежской областной конторы Госбанка – Шахова, Струкова и Артеменко рассказывают, как после бомбёжки эшелона утром 6 июля 1942 года самостоятельно добирались до Борисоглебска.

«…ушли до ближайшего села Никоново, где зарыли документы в яму и на следующий день в 3 часа утра мы двинулись в путь пешком по маршруту на г. Борисоглебск. Пешком шли вплоть до села Петровского, после чего мы были вынуждены сделать остановку в виду того, что у т. Шаховой болел бок, у т. Артеменко болели ноги, было растяжение жил и кровяные мозоли, Струкова тоже самое чувствовала себя очень плохо. В селе Петровском мы пробыли примерно 5-6 дней до нашего выздоровления, после чего я, т.е. Артеменко, нечаянно встретила своего клиента из одной воинской части, с которым я договорилась насчет машины, это было примерно 13-14 июля месяца. После больших хлопот примерно числа 17-18 июля мы выехали с машиной с села Петровского доехав до села Анна мы сделали вынужденную остановку ввиду невозможности выехать так как прошел сильный дождь машина идти не могла. В селе Анна мы пробыли двое суток, после чего мы тронулись, не доехав до Грибановки, у нашей машины было повреждение мотора, на починку чего ушло 1 сутки, после чего мы тронулись в путь и 25 вечером мы прибыли в г. Борисоглебск», — отчитались женщины перед своим руководством.

– После освобождения Воронежа областная контора Госбанка возвратилась в разрушенный город и разместилась на улице Помяловского, дом № 18, а городское управление Воронежской областной конторы Госбанка разместилось в доме № 42 по ул. 27 Февраля, – рассказывает Роман Костянский. – В 1943 году здание Госбанка стало восстанавливаться на своем первоначальном месте, на пересечении улиц Театральной (в советское время эта улица называлась улица 11 Мая, до революции — Мясницкая), Карла Маркса и Проспекта Революции. Восстановлением здания руководил академик Лев Владимирович Руднев, известный своим зданием МГУ на Воробьевых горах в Москве.

На нужды фронта жертвовали последнее

Следуя известному лозунгу «Всё – для фронта! Всё – для победы!», советские граждане не только самоотверженно трудились в тылу, но и зачастую отдавали значительную часть заработанных денег на военные нужды, жертвовали драгоценности, приобретали облигации Госзайма.

Военные займы, налоги, взносы населения в Фонд Красной Армии и Фонд обороны также стали и важнейшим фактором, снижавшим потребность в дополнительной денежной эмиссии при увеличившихся военных расходах. С начала войны была введена военная надбавка к подоходному налогу с рабочих и служащих и к сельскохозяйственному налогу с колхозников, а с 1942 года – военный налог. В конце 1941 года был введен налог на холостяков и малосемейных граждан. Во время войны отпуска трудящимся не предоставлялись, а деньги за неиспользованные отпуска перечислялись в сберегательные кассы на специальные вклады, средства с которых можно было использовать только после окончания войны.

Наряду с осуществлением этих мер со стороны государства, носивших антиинфляционный характер, росло народное движение добровольного сбора средств на постройку самолётов и танков.

Готовность, с которой рабочие и служащие выделяли средства для борьбы с врагом, отмечалась и в аналитических материалах Госбанка СССР как «особенность финансирования Отечественной войны», по сравнению с Первой мировой.

На более высоком уровне, чем до войны, проводилась подписка среди населения на государственные займы: государственные займы стали одним из важных источников бюджета. А сами люди покупали облигации, уже не думая о выгоде: здесь в силу вступал патриотизм.

За годы войны народом было собрано: свыше 16 миллиардов рублей наличными деньгами, 13 кг платины, 131 кг золота, 9519 кг серебра, драгоценности на сумму в 1,8 миллиарда рублей, приобретено облигаций государственных займов более чем на 4,5 миллиарда рублей. На эти средства было построено: свыше 2,5 тыс. боевых самолётов, несколько тысяч танков, 8 подводных лодок, 16 различных военных катеров и многое другое.

По данным Воронежстата, в 1941 году население области добровольно сдало в фонд обороны около 20 миллионов рублей. На строительство танковой колонны «Воронежский колхозник» жители внесли 71 миллион рублей. Были построены за счёт личных сбережений воронежцев авиаэскадрильи «Трудящиеся Воронежа – фронту», «Таловский колхозник». В 1942—1943 годах воронежцы отправили в действующую армию 568 тысяч единиц одежды и белья. В фонд Красной Армии и Обороны Родины было сдано два миллиона тонн хлеба, около десяти тысяч тонн мясопродуктов.

«Сейчас по всей стране прокатилась волна патриотизма, вызванная выпуском военного займа. Я подписалась на 800 р. двухмесячную пенсию с обязательством выплаты в 4 месяца. <…> А ты, Никленчик? Думаю, ты должен был бы подписаться на 100-150 рублей и внести их наличными. Пусть наши скромные средства ускорят военную машину и дадут больше «подарков» гитлеровцам», — писала в 1942 году мать сыну – курсанту артиллерийской спецшколы.

На водку, папиросы и одеколон цены поднимали неоднократно

С начала Великой Отечественной войны и до денежной реформы 1947 года цены в Советском Союзе были трёх уровней. Первый — цены нормированного распределения продовольствия и промышленных товаров (по карточкам) – «твёрдые государственные цены», «цены общей торговой сети», «нормированные цены», они же «пайковые». Второй — «вольные цены» колхозного рынка: рыночные цены всегда были значительно выше нормированных, устанавливались стихийно, но с ориентацией на государственные. Третий — коммерческие цены в специализированных государственных магазинах сети «особой торговли» (Особторг).

В целом за годы Великой Отечественной войны государственные розничные цены в нормированной торговле не изменялись. Несмотря на сокращение продовольственных и других ресурсов, розничные цены на основные продукты питания и непродовольственные товары были удержаны на довоенном уровне. Минимальные потребности людей в продуктах питания и товарах первой необходимости обеспечивались на основе введённой с самого начала войны карточной системы распределения продуктов по твёрдым государственным ценам. Например, килограммовая буханка хлеба стоила один рубль и в конце 1940 и в 1945 году. Яйца были по 6,5 рублей за десяток, молоко по нормированным ценам за годы войны даже подешевело с 2,2 рубля за литр до двух рублей. Сливочное масло стоило 25 рублей за кило, свинина 17 рублей, сахар-рафинад – 5,7 рубля.

Цены на колхозных рынках и в коммерческих магазинах были выше в разы – тот же хлеб в победный 1945 год доходил до 24 рублей за кило против одного рубля пайковой цены. Десяток яиц стоил сотню , а за килограмм сахара в апреле 1944 нужно было отдать в коммерческой торговле 1050 (!) рублей. Сразу после войны эта цена снизилась в четыре раза до 250 рублей, по-прежнему оставаясь недосягаемо высокой для большинства простых советских граждан, поэтому они могли рассчитывать только на продукты, получаемые по карточкам.

Вместе с тем на определённые товары даже государственные цены повышались несколько раз: на водку, водочные изделия, виноградные вина, пиво и соль, а также на табачные изделия, мыло, парфюмерию и некоторые другие непродовольственные товары. Повышение цен на водку проводилось в течение войны трижды, цена водки превысила довоенный уровень в семь раз, табачных изделий — в два раза, парфюмерных товаров — в два раза.

Продажа алкогольных напитков была особо значима для коммерческой торговли, составив в 1944 и 1945 годах 22,9 и 16 процентов от общего объёма продаж в сети Главособторга.

Доходы государства от повышения розничных цен на указанные товары и от коммерческой торговли в 1945 году составили более 50 процентов от суммы розничного товарооборота (85 миллиардов рублей). Большое значение имели также доходы от продажи товаров, завозимых по ленд-лизу. В условиях всеобщего дефицита в стране в коммерческих магазинах продавали товары, не поступавшие в обычную торговлю. Разница между государственными коммерческими ценами и ценами нормированного снабжения взималась в государственный бюджет в виде так называемой бюджетной наценки (спецнаценки).

Государственная торговля по повышенным ценам использовалась с одной стороны для увеличения доходной части бюджета, не прибегая к дополнительной денежной эмиссии, а с другой – для отвлечения части платежеспособного спроса от колхозного рынка с целью снижения рыночных цен.

По данным аналитиков Госбанка, рыночные цены стали снижаться уже в 1944 году, однако и к концу 1945 разрыв между ценами колхозного рынка и государственными ценами нормированной торговли был ещё велик, цены колхозного рынка в четыре раза превышали довоенные. Этот разрыв должна была ликвидировать денежная реформа, запланированная на 1946 год и отложенная из-за неурожая. В декабре 1947 года был произведён обмен старых денежных знаков на новые с одновременным сближением уровней цен и отменой карточной системы. Коммерческие магазины исчезли, товары стали обходиться дешевле, чем в Особторге, но дороже, чем в нормированной продаже.

Государственный банк сыграл главную роль в успешном проведении денежной реформы 1947 года, в подготовке отмены введённой в годы войны карточной системы снабжения населения и в развёртывании открытой торговли по единым ценам.

И, конечно же, весьма существенна роль советских банковских работников в победе над фашизмом. Госбанк СССР, ныне Банк России, обеспечивал бесперебойное финансирование армии и тыла, мобилизовавших все средства для Победы. Антиинфляционными мерами Государственный банк стабилизировал рубль, не прибегая к масштабной дополнительной денежной эмиссии, избежав катастрофической гиперинфляции, свойственной военному времени.

Подготовила Ольга Семёнова